Facebook LiveJournal Twitter

VFX-продюсер фильма «Незламна» Игорь Климовский: «Если наших ребят не остановить, то они будут вносить правки и улучшения до бесконечности»

20:16 02.04.2015 0

Визуальные эффекты фильма «Незламна» - отдельная и важная тема для разговора. Легендарная речь Людмилы Павличенко в Чикаго, впечатляющие воздушные бои, масштабные батальные сцены - всего этого не было бы без специалистов украинской компании POSTMODERN. О кропотливой работе с голливудским размахом я поговорила с VFX-продюсером фильма Игорем Климовским.

Незламна, Игорь Климовский

- В фильме 58 сцен, и 29 из них обрабатывались у нас в студии, - с места в карьер начал Игорь. – То есть, там присутствует от 5% до 100% компьютерной графики. В целом процесс работы над визуальными эффектами должен начинаться еще на раннем препродакшене. Только закончен драфт сценария – уже можно делать превизы (это черновые схематические анимационные ролики сложных сцен), чтобы режиссер, продюсер, съемочная группа понимали, какие брать объективы, какую камеру, рельсы, какой кран... Какую вообще строить декорацию, а что потом будет создаваться в CG.

Первые превизы начались еще два года назад. Но тогда работали буквально 3-4 наших человека, а с ноября 2014-го была задействована уже вся команда на 110% – почти тридцать человек. Плюс, небольшой участок работы для нас выполнили две российских студии – московская FilmDirectionFX и питерская Аlgous, и одна киевская – Coffeeрost. То есть, в пике нагрузки работали тридцать человек наших и приблизительно тридцать пять – аутсорс.

- Расскажите подробнее о вашем рабочем процессе.

- На съемочный период на площадку приезжает VFX-супервайзер, зачастую VFX-продюсер. Он прибывает с готовым решением: то есть, не придумывает на месте, как и что будут рисовать - все должно быть запланировано заранее, и на площадке надо разыграть все как по нотам, хотя не обходится и без эксцессов. Дальше самое важное происходит в студии. Если мы работаем с хромакейными шотами, то за работу берутся композеры. Сначала делают трекинг камеры – анимируют движения виртуальной камеры в полном соответствии с движением съемочной камеры, чтобы подставленный фон никуда не «убегал». Вырезают зеленый фон (это называется кеинг). Как правило, художники по фонам уже приготовили метпейнт, который и подставляется в изображение. Часто используется и трехмерный фон, но его создание - это целый технологический процесс, и об этом отдельно. Потом композеры вставляют в шот готовый фон, сводят картинку по цветам, свету, воздушной перспективе. Если надо, делают ретушь.

В «Незламной» параллельно большим блоком идет работа по 3D-части: готовятся 3D-модели, ассеты – скрипты, в которых есть базовая физическая симуляция некого процесса. Например, самолет летит и стреляет, мы видим трассер и вспышки выстрелов – за это отвечают два разных ассета. Если в кадре виден выхлоп самолета – включается в работу ассет выхлопных газов, ну и так далее. И потом, когда все элементы готовы, они загружаются в одну сцену, мы подключаем то, что необходимо.

Важный этап - это анимация: все объекты в кадре, включая камеру, оживают и начинают двигаться. Это очень ответственный момент: как на площадке разводят мизансцену и говорят, куда пойти актерам, - так у нас анимация. Как правило, это достаточно длительный процесс – один шот с самолетами делается от одного до трех дней, в зависимости от сложности, а потом еще могут быть и правки (улыбается).

Незламна, Игорь Климовский

«Самое важное происходит в студии»

После анимации вся сцена готовится к рендеру, ставится виртуальный свет. Это тоже очень интересный момент: например, поверхность может быть глянцевой, а может – матовой, соответственно, она по-разному будет отражать свет. Далее все это визуализируется - работает специальная рендер-ферма, и полученные рендера проходят фазу финального композа.

Наша задача – чтобы картинка была максимально реалистичной, мы довольны результатом, но... Конечно, всегда есть много внутренних пожеланий, требований. И если наших ребят не остановить, то они будут вносить правки и улучшения до бесконечности (улыбается).

- И когда вы внесли последние правки?

- В позапрошлую пятницу, за два дня до допремьерного показа в Киеве. Проект мы-то сдали, но хотелось здесь чуть-чуть поправить, там чуть-чуть… Перфекционизм – это нормально в нашей работе, если человек не живет этим, то качественной работы не получится. Железо, техника – это всего лишь инструменты. Самое важное – наша команда, такой в Украине больше нет.

Незламна, Игорь Климовский

«Хочу отдельно сказать о Диме Овчаренко, нашем супервайзере. В работе участвуют все, мы занимаемся процессом коллегиально, но Дима – тот человек, чье видение, вкус, ощущение картинки и цвета, света, решающее. То, что вы видите, - это то, как он видит»

- А лично вы что делаете?

- Прежде всего, это организация процесса нашей работы, координация, работа с режиссером, продюсером. Сам я ничего не рисую, но понимаю и знаю точно, чего хотят режиссер и продюсер. Вижу, как можно улучшить - ведь зачастую у тех, кто долго смотрит на одно и то же изображение, теряется острота восприятия. И здесь важно посмотреть незамыленным взглядом. Ну и конечно, продюсерская обязанность - контроль всех финасовых вопросов, это тоже на мне. 

- Расскажите о работе с массовыми сценами.

- Мы отдельно снимали массовку в нашем хромакейном павильоне. Взяли наши концепты, наброски улиц, пришли с ними в студию, открыли прямо на плейбэке, вчерновую прорезали хромакей и выстраивали актеров на площадке так, как они будут в финальном кадре. Массовки на самом деле было недостаточно – мы потом ее клонировали. Мы знали, какая оптика была на площадке, когда снимали основную сцену, и точно на такую же оптику снимали актеров для «клонирования».

Незламна, Игорь Климовский

«Массовки на самом деле было недостаточно – мы потом «клонировали» людей»

- Сложно сделать так, чтобы зритель не догадался о «клонировании» массовки?

- Если присматриваться, то это видно (улыбается). Ну, по крайней мере, я знаю, куда смотреть. То же самое с батальными сценами – там тоже очень много «клонов». На площадке работало всего три десятка немцев, а по кадру их под сотню. Но это не самая сложная работа.

- Над какой сценой вы работали больше всего?

- В удельной массе человеко-часов, затраченных на сцены, одна выделяется колоссальным перевесом в свою сторону – это сцена воздушного боя. Это полностью компьютерные кадры, они самые трудоемкие.

Незламна, Игорь Климовский

«Сейчас я вас чуть-чуть напугаю. Кружочек – это взрыв»

Незламна, Игорь Климовский

«А в фильме выглядит так»

- Это когда героиню Юлии Пересильд везут на корабле?

- Да, а сверху самолеты летают. В среднем, работа над одним кадром без учета препродакшена занимает порядка двух-трех недель, над очень сложными может быть и больше месяца. Мы сначала готовим все базовые элементы – модели кораблей, самолетов, готовим геометрию пространства, разрабатываем компьютерную воду, чтобы она вела себя в полном соответствии с реальностью. Например, создание воды у нас заняло около пяти месяцев работы. Модель одного самолета один человек делает три месяца. А помните кадр, когда самолет пикирует и корабль взрывается с фейерверком? Этот взрыв один человек делает почти три недели. Если взять всю нашу работу над фильмом, то процентов тридцать времени ушло на сцену воздушного боя.

- Сколько она длится в итоге?

- 3 минуты 40 секунд. То, что происходит с Людой Павличенко на корабле, снято в Крыму – успели. Работали на настоящем судне, хотя могли обойтись декорацией. Но такие детали важны: например, павильон бы давал не тот свет… Это на уровне тонкого ощущения, зрители верят или не верят. Золотое правило такое: если можешь что-то снять – сними.

Незламна, Игорь КлимовскийНезламна, Игорь Климовский

«У нас в первом кадре садится советский авиалайнер ТУ-104»

- Самолеты все рисованные?

- Абсолютно. У нас в первом кадре садится советский авиалайнер ТУ-104. Мы этот самолет нашли в киевском авиамузее, договорились о съемках и фотографировали его со всех сторон, обклеили специальными маркерами, а потом при помощи программного обеспечения создали трехмерную модель. Потом, конечно, дорабатывали, но он полностью соответствует реальности - до мельчайших деталей. Хотя в кадре мы видим самолет не более пяти секунд.

Незламна, Игорь Климовский

«Количество хромакейных кадров в фильме достаточно большое. А финальная речь Людмилы Павличенко в Чикаго вообще полностью сделана на рисованных фонах - метпейнтах. Это не трехмерные изображения, а, фактически, обычные, но очень сложные и детализированные картинки, оживленные на финальной фазе работ. Они абсолютно достоверны физически, геометрически, сведены по перспективе. Надеюсь, у зрителей будет создаваться впечатление, что это настоящий город»

Незламна, Игорь Климовский

«Нам приходит голая деталь, которая еще не завершена. Финальные кадры пусть люди смотрят в кинотеатрах»

Незламна, Игорь Климовский

«Например, мы сделали свыше 30 рабочих версий фона только для одного ракурса (и так почти с каждым кадром) -  колоссальное количество работы! А зритель видит это всего лишь в двух кадрах»

Незламна, Битва за Севастополь, Игорь Климовский, POSTMODERN

«Здесь все взрывы в кадре настоящие, дорисован только фон. Сцена снималась в Киевской области, а там слева дорисован кусочек моря, горы…»

Незламна, Игорь Климовский

«На этой фазе нам очень долго все не нравилось, было много претензий, искали, искали… Потом все отбросили, начали рисовать новые скетчи - решили отказаться от открытой улицы»

Незламна, Игорь Климовский

«Здесь еще поприкалывались и нарисовали золотой батон. Хотели постебаться и написать где-то свои имена, но не успели»

Незламна, Игорь Климовский

«Это референсы. Гуглишь часами, потому что нужно найти необходимое»

Незламна, Игорь Климовский

«Это достаточно сложная сцена. Кадр длится секунд пятьдесят, одним шотом, без склеек. Мы видим в стене дыру от взрыва, на фоне – корабль, монумент погибшим морякам… Мы хотели, чтобы «читался» Севастополь. Если присматриваться, вдалеке виден пороховой склад, выход из бухты – все это полностью соответствует географии Севастополя. Мы довольно долго искали решение этого кадра, было много версий, пока в конце января не случился сильный снегопад. Я ехал на работу, смотрю: снег такой валит, что я прямо чувствую перспективу и прозрачность, как она должна быть в кадре. Приезжаю в студию, спрашиваю у Тараса Бурлина, с которым мы делали этот кадр: «Ты видел?!» Мы поняли друг друга и решили делать референс «как сегодня в снегопаде». Сделали – и шот получился»

- Мне кажется, когда такая кропотливая работа длится месяцами, в конце уже просто ненавидишь проект и хочешь, чтобы все это быстрее закончилось.

- Знаете, не то чтобы ненавидишь, а просто устаешь. В феврале мы работали без выходных – 80% процентов команды работали и по субботам, и по воскресеньям. Устаешь, теряется некоторая острота восприятия, но здесь на самом деле достаточно 2-3 дней перерыва – выдохнуть, чтобы опять все было в порядке.

Создатели визуальных эффектов фильма «Незламна» - маньяки. Теперь официально.

ВЕРНУТЬСЯ К СОДЕРЖАНИЮ

Фото - Кирилл Авраменко

Правообладатели фильма - © Государственное агентство Украины по вопросам кино,

© Студия «Кинороб», © Кинокомпания «Новые люди»

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''