]
Facebook LiveJournal Twitter

ГРИНУЭЙ В БЕРЛИНЕ. ВОРЧАНИЕ И СЕКС

08:00 14.02.2015 0

В конкурсе берлинского фестиваля показали биографию про Сергея Эйзенштейна, авторства некогда культового у нас Питера Гринуэя. Ожидали большой скандал, а получился двухгрошовый эпатаж от списанного режиссера. 

Ворчание накануне подведения фестивальных итогов, когда вот-вот должны раздать призы, и самые активные пытаются угадать, кому именно, – усиливается. Все без исключения бубнят одно и тоже – «самый слабый Берлинале за последние годы». Призы пророчат «Такси» Джафара Панахи, испанскому El Club, про отставных священников с тяжелыми грехами вроде педофилии, и «Электрическим облакам» Германа-младшего. Просто глава жюри Даррен Аронофски питает слабость ко всему славянскому: пару лет назад, возглавляя жюри в Венеции, наградил Золотым львом «Фауста» Сокурова, а полгода назад на все лады расхваливал наше «Племя», именуя его как минимум гениальным. Но все эти прогнозы строятся на предположениях и догадках.  

И правда, среди многообразия пестрых программ самыми надежными выглядят ретроспектива фильмов Вима Вендерса и программа  «Берлинале ретроспектива», посвященная не людям, но пленке Technicolor, этих самых людей запечатлевшей в образе настоящих экранных богов (Кларк Гейбл, Джуди Гарланд, Хамфри Богарт, Джон Уэйн, Вивиьен Ли). Насыщенная почти забытыми, каким-то нездешними, инопланетными теперь цветами классика, в основном американская – от «Унесенных втером» (Gone With The Wind, 1939) Виктора Флеминга и «Африанской королевы» (The African Queen, 1951) Джона Хьюстона до «Поющих под дождем» (Singin` In The Raine, 1952) Келли-Донена и «Она носила желтую ленту» (She Wore A Yellow Ribbon, 1949) Джона Форда.  Здесь, если не стоять на радикальных позициях, что все эта чертова классика – сплошной анахронизм и нафталин, а смотреть нужно исключительно в будущее, то можно быть абсолютно счастливым.

С конкурсной и другими параллельными программами – все сложнее. Иногда попросту не понимаешь, на что ушло два часа твоей жизни. Не могу сказать, что новый фильм британца Питера Гринуэйя «Эйзенштейн в Гуанахуато» (Eisenstein In Guanajuato, 2015) – это совсем уж потерянное время, но и кино в полной мере это назвать сложно. И какого-то маломальского скандала, вопреки ожиданиям (в фильме рассказывается о гомосексуальности великого Эйзенштейна), он не спровоцировал. После Ларса фон Триера – тут одна выжженная земля.  

Для тех, кто с годами разлюбил Гринуэя или же никогда им не был одержим, «Эйзенштейн» – как минимум повод начать сначала, такой второй шанс. Но, нужно сильно любить в кино даже не эксцентрику, а какой-то уездный эпатаж, который иные защитники автора, называют «милым хулиганством». Гринуэй привычно мечет блестящие предметы перед начитанным зрителем, которого, скорее всего, в уме много лет уже держит за свинью. Но впервые, кажется, перестал притворяться, что мечет бисер. «Эйзенштейн» – чистой воды надувательство, мошеннический научпоп с компьютерной графикой, провокативными анимационными вставками, мульти-экраном и запредельной пошлости сексуальными сценами. Смесь монолога сатирика Задорнова и эротических фильмов Тинто Брасса. 

Взяв за основу эпизод про то, как колеся по миру со своей съемочной группой, Эйзенштейн на десять дней закатился в Мексику ради съемок нового фильма и тут  влюбился в своего гида – женатого мексиканца с двумя детьми, Гринуэй делает вид, что разворачивает на экране основанную на биографическом материале лавстори, как он ее понимает. Про тайное вдохновение, инспирированное этим необычным романом с потерей девственности.     

Но вся эксцентрика его «Эйзенштейна», которого играет похожий на Александра Демидова из «Квартета И» комик Эльмер Бака (всю дорогу он кривляется, ворует столовые приборы, орет, танцует и отдается своему мексиканскому любовнику) выглядит попыткой привлечь внимание не столько к автору «Броненосца Потемкина», сколько к фигуре самого Гринуэя, давно внесенного в список «сбитых летчиков». Желчно ворча последние лет десять про смерть кино и неплохо зарабатывая на лекциях, посвященных этой своей сомнительной теории, Гринуэй умудряется снимать примерно по фильму раз в два года и превратился в такого Кобзона от кино, который без конца анонсирует последнюю гастроль, но категорически отказывается уходить со сцены, испытывая к ней какую-то героиновую привязанность. Вслед за «Эйзенштейном в Гуанахуато» режиссер готовит следующей фильм по-видимому задуманной им дилогии, посвященной Эйзенштену. Скажем так, приквел его мексиканских приключений. Это на него он просил денег у российского минкульта, но получил от ворот поворот. Теперь, во время пресс-конференции, походившей на рок-концерт потрепанной звезды, Гринуэй с хрущевским напором выпалил какому-то русскому журналисту, что, мол, раз вы такие ценители своих гениев, «чего ж вы до сих пор не сняли ни одного фильма об Эйзенштейне?» Журналист заткнулся, как устрица. В зале раздались аплодисменты! 

Фото - in.finance.yahoo.com

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...