]
Facebook LiveJournal Twitter

КАННЫ. Венсан Кассель и сцены из супружеской жизни

14:27 19.05.2015 0

Вчера соседка с первого этажа – старушка с трубкой и дюжиной облезлых котов – громко смотрела «Красную реку» (Red River, 1948) Хоуарда Хоукса. Из открытых окон неслась бойкая музыка Дмитрия Темкина. Кино в этом Канне льется из всех щелей. При этом домашний просмотр – самый легкий путь к нему. Во всех остальных случаях приходится платить почти часовыми стояниями в длиннющих очередях, под испепеляющим солнцем (в иные годы под проливным дождем), без какой-либо гарантии попасть на сеанс.

Канны, Апичатпонг Вирасетакул, Кладбище великолепия, Майвен Ле Беско, Мой король, Эмманюэль Берко, Венсан Кассель, Эми Уайнхаус, Асиф Кападия

Новый Апичатпонг Вирасетакул с кричащим названием «Кладбище великолепия» (Rak ti Khon Kaen, 2015) списан в этом году во вторую по значимости программу «Особый взгляд». Зал Дебюсси проглотил почти двухкилометровую очередь и попали, кажется, все, кто этого хотел. Причем «попали» тут ключевое слово. В фильме тайца не то, что не происходит ничего необычного. В нем по определению почти ничего не происходит. Такой событийный минимализм. Некая хромая и одержимая изотерикой тайка из предыдущего вирасетакуловского «Отеля «Миконг» (2012) записывается в военный госпиталь волонтером. Койки, утки, капельницы и прочая больничная утварь. Есть девочка-медиум, о которой шепчутся здешние врачи, поскольку она, почти как Дядюшка Бунми, может видеть прошлые и нынешние жизни. Но не свои, а пациентов госпиталя.  Девочку пробовали вербовать американские спецслужбы, а она предпочла Лэнгли родной Тайланд.  Есть еще красный экскаватор, периодически что-то копающий у больницы. И это почти все. Сюжет для полного метра скуден и неказист. Жидковат по меркам школьной драматургии. Адвокаты Вирасетакула наперебой бормочут про раздумчивую созерцательность азиата; несуетность тайского ума, взращенного вечным зноем и буддийской медитацией, новый киноязык и кино будущего. Вирасетакул, может, и не шарлатан. Видно, что он черпает из источника по имени Энди Уорхол, гениального в своем простодушии художника-вуайериста, который почти полвека назад так же ставил камеру на штатив и наблюдал всякие банальности: сон или пустопорожний треп. И, типа, усматривал в этом живую субстанцию текучего времени. Но смотреть «Кладбище» так же невыносимо тоскливо, как смотреть уорхоловскую короткометражку про абажур. Вирасетакул снова вглядывается в мифические временные потоки, реакции обычных людей, но его кино – это жизнь, из которой  вырезали все самое интересное, оставив два часа чистой экранной скуки.

Канны, Апичатпонг Вирасетакул, Кладбище великолепия, Майвен Ле Беско, Мой король, Эмманюэль Берко, Венсан Кассель, Эми Уайнхаус, Асиф Кападия

По-настоящему выкидное новое кино Майвен Ле Беско – бывшей модели и актрисы, прославившейся благодаря недолгому гражданскому браку с Люком Бессоном и ролью Дивы Плавалагуны в его «Пятом элементе». «Мой король» (Mon Roi, 2015) – роман, вспыхивающий между сорока с чем-то-летней адвокатшей Эмманюэль Берко и в меру помятым, но не растерявшим своего сексуального шарма ресторатором Венсаном Касселем. Сантименты, страсть, любовь, брак, ребенок, развод и снова страсть. «Мой король» – кино зашкаливающих эмоций, кино нервное, чувственное, а потому очень личное. Не случайно Майвенн, сильно помятая семейной жизнью с Люком Бессоном, взяла на главную роль умеренно, но похожую на нее Берко. Ее кино про эфемерность чувства, про то, что сантименты и всякая романтическая чепуха рано или поздно натыкаются на крупнокалиберную логику быта, и выжить почти невозможно. Во Франции от Трюффо не снимали таких семейных мелодрам. А Касселю еще никогда не доставался такой расхристанный и обаятельный герой, каких в другую эпоху обычно играли гиганты вроде Ива Монтана. 

читайте также
КАННЫ. Не первый первый день

Двухчасовая трагедия «Эми» (Amy, 2015) – это такой триеровский «Догвилль» в документальном формате и по сильно реальным и волнующим событиям.

Канны, Апичатпонг Вирасетакул, Кладбище великолепия, Майвен Ле Беско, Мой король, Эмманюэль Берко, Венсан Кассель, Эми Уайнхаус, Асиф Кападия

Суть фильма, с одной стороны, сводится к тому, что популярность Эми и ее дурные привычки – это сообщающиеся сосуды. И одно, в той или иной степени, подогревало другое. И что всевозможные пороки певицы шли рука об руку с большим ее талантом. А с другой, что все дурное в Эми – даже не приобретенное, но навязанное. Иными словами, певицу сначала соблазнили, а потом погубили. Последнее – на совести ее отца и бойфренда-мужа. «Эми» – кино не выдающееся, но значительное, и в меру утомительное своей монотонностью. Построенное почти полностью на всяком хоум-видео и фотографиях. На экране анатомия рождения и гибели Эми Уайнхаус. Режиссер Асиф Кападия с азартом не то психолога, не то следователя (что в общем одно и то же) проделал титанический труд, разговорив ключевых людей, составлявших окружение певицы вплоть до ее смерти летом 2011 года. 

На каннской красной дорожке снова свирепствует жесткая цензура: вчера с десяток дам не пустили на вечернюю гала-премьеру из отсутствия каблуков. А двоих продюсеров завернули из-за отсутствия бабочек. Кто-то желчно пошутил, что Канн – это Россия кинофестивалей.  

Фото - surreycomet.co.uk365mag.ruusnationpost.comheatstaticcontent.ru

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...