]
Facebook LiveJournal Twitter

КАННЫ. Скелеты великой Ингрид Бергман

12:02 21.05.2015 1

Скорсезе свернул головы, кажется, всем. И это, судя по всему, надолго. В новом фильме Жака Одияра «Дипан» (Dheepan, 2015) финал – прямая цитата из «Таксиста». Но, об этом немного позже.

Спорю с коллегами по поводу «Наемницы» (Sicario, 2015) канадца Дени Вильнева, которую тут норовят прописать на территории крепкого, но жанрового, а потому не фестивального кино. Суровый, как зимняя ночь, неторопливый и одновременно захватывающий триллер, где Эмили Блант играет слишком смышленую офицершу ФБР, которую вербуют в секретную группу, целью которой является свержение верхушки одного мексиканского наркокартеля. Там заправляет всем Джош Бролин, но есть еще держащийся особняком, угрюмый мексиканец Бенисио Дель Торо. Коллеги часто действуют не по уставу, попросту игнорируя закон, которому служат. Блант, как юному Джону Коннору, остается только растерянно таращиться на битву неведомых терминаторов. «Наемница» – это немного иствудовского «Непрощенного» и много «Траффика». Но еще сильнее здесь проступает тень великого Сэма Пекинпа. Цинизм, с которым Вильнев рассказывает свою историю, родом оттуда. Оттуда же замурзанная и агрессивная Мексика – страна въедливой дорожной пыли и сломанных кондиционеров. Здесь бегство возможно лишь до первого перекрестка. Здесь, чтобы потерять едва мелькнувшую надежду, достаточно ножа или пистолета, а отрезанные головы – не метафора, а проза жизни. Здесь не получится красиво погибнуть — можно лишь выплюнуть автоматную очередь в зрителей, у которых не хватило целомудрия тихо выйти из зала, оставив героиню наедине с ее бездарными жизнью и смертью. Здесь – страна волков.

Канны, Дипан, Ингрид Бергман, Изабелла Росселлини, Наемница, Дени Вильнев

Как по мне, это один из самых сильных номеров конкурсной программы. В нем есть та искра отчаянного безумия, которая поднимает фильм над многими, даже самыми сильными конкурентами. 48-летний канадец смолоду специализировался на задумчивых и угрюмых триллерах. Таким был дебютный «Водоворот» про бедовую девку из богатой монреальской семьи, которая случайно сбивала насмерть человека, а потом влюблялась в его сына. Там Вильневу, помимо виртуозного постановочного мастерства, приходилось еще доказывать всем, что он достаточно хорошо знает Библию и смотрел всего Кислевского с Триером впридачу. В «Политехе» молчаливый студент-социопат примерял на себя костюм Раскольникова, и устраивал в институте кровавую баню. В мрачных, моралистических «Пленницах» Хью Джекмен с драматической бородой искал пропавшую дочь. Недавний «Враг» – попытка зайти на линчевскую территорию. В «Пленнице» отчетливо слышны обертона Ридли Скотта. Чувствуется, что Вильнев ухватил большой голливудский стиль. Не случайно именно его короновали на ремейк «Бегущего по лезвию».  

Сходил на документальную драму «Ингрид Бергман – своими словами» (Ingrid Bergman – In Her Own Words, 2015). Там те еще пожары.

Канны, Дипан, Ингрид Бергман, Изабелла Росселлини, Наемница, Дени Вильнев

Это в «Осенней сонате» (Höstsonaten, 1978) Бергман убедительно доказывала, что человеческие чувства в иных случаях можно приносить в жертву искусству. В жизни же все наоборот: судя по фильму, скроенному из дневников и домашнего видео актрисы, ее дети до сих пор не вполне простили мать за свою недолюбленность и брошенность. На вечерней премьере, кроме Изабеллы, председательствующей в жюри программы «Особый взгляд», был еще и ее брат – Роберто Росселлини-мл. Странно, но похож он не на отца, и даже не на мать. А на Лукино Висконти.

В общем, вся эта родительская «багемная жизнь», очевидно, детей порядком переехала. Особенно старшую из дочерей, рожденную от первого брака. Единственная, кого это, кажется, коснулось в меньшей степени – Изабелла Росселлини. И то, потому что она е…тая. В хорошем смысле этого слова, разумеется.

А еще в фильме куча всяких интересных деталей: Роберто Росселлини, например, был паталогически ревнив, и когда Анатоль Литвак позвал Бергман к себе в новый фильм, Росселини пригрозил сесть в свой Феррари и демонстративно разбиться, если Ингрид станет сниматься у других режиссеров. А еще такое: мечтавшая сыграть у своего знаменитого однофамильца, Игрид, оказавшишь на съемках «Осенней сонаты», посмеивалась над претенциозными диалогами, издевалась при всей группе над целыми кусками сценария, объясняя Ингмару, что так живые люди не разговаривают, сама переписывала сцены. В общем, Ингмар, привыкший сам третировать актрис, впервые был посрамлен и превращен в объект насмешки.     

Фото - geeknation.comscreendaily.com

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...