Facebook LiveJournal Twitter

Золото Берлинского фестиваля досталось приключениям израильтянина в Париже

13:12 18.02.2019 0

Споры и прогнозы относительно потенциального победителя – обычное дело на всяком фестивале. В отличии от, скажем, «Оскара», денежных ставок в Берлине, Каннах и Венеции (мировой фестивальной тройке) никто не делает. 

Всякое решение жюри – страшно субъективно, как может быть субъективен человек. Профессионалы, ежегодно приглашаемые в составы фестивальных жюри – всего лишь люди, со своими убеждениями, знаниями, вкусами и даже тараканами в голове. Именно последние чаще всего влияют на принятие решений. И, разумеется, социально-политический контекст. Самый политизированный фестиваль в мире, Берлин в этом году раздал свои призы нисколько не опираясь на политическую повестку.  

Председательствовавшая в жюри французская актриса Жюльетт Бинош – обладатель превосходного вкуса и какого-то внутреннего чутья (это видно по ее ролям). Было понятно, что с таким председателем невозможна победа продиктованной конъюнктурой политической агитки. И Бинош, и ее коллеги – продюсер и жена Стинга Труди Стайлер, американский критик Джастин Чанг, немецкая актриса Сандра Хюллер (звезда хита «Тони Эрдман»), оскароносный чилийский режиссер Себастьян Лелло (автор «Фантастической женщины») и американский куратор и фестивальный отборщик Райендра Рой, сделали выбор, устроивший, кажется, почти всех. 

Золото нынешнего Берлинале ушло израильскому фильму «Синонимы» Недава Лапида. Это показанная под самый занавесь фестиваля полубиографическая дичь, наглая, задиристая и возмутительная, которая, издеваясь, пытается втиснуться где-то между «Последнем танго в Париже» и «Мечтателями». 

От первого шедевра Бертолуччи здесь пришлый незнакомец во французской столице, пустая квартира с ванной и цвета мангового пюре кашемировое пальто, какое Марлон Брандо носил в том великом фильме. От «Мечтателей» - двое избалованных отпрысков какой-то французской знати, травестирующих не только бертоллуччиевских героев, но и всех персонажей Новой волны вместе взятых, с их вольными нравами, сексуальной неразборчивостью и буржуазным шиком. Именно они приютят и приоденут голого незнакомца (Том Мерсье), который бежит в Париж из родного Израиля с одной единственной мечтой – стать настоящим французом, желательно интеллектуалом. Правда, Йоав (так зовут этого крепыша) будет вести себя как обезьяна, нарушая все правила почище знаменитого Мишеля Пуакара и обнажаясь с такой регулярностью, что от его мужских достоинств уже примерно на сороковой минуте начинает рябить в глазах. Приключения израильтянина в Париже – цепь истерических эскапад: Йоав будет таскаться по улицам со словарем, ненадолго устроится охранником в израильское посольство, откуда его очень скоро с треском выгонят; телохранителем, порномоделью (там его будут заставлять под объектив вставлять палец в одно место и орать на иврите) а в конце зашугает своим напором целый оркестр робких французов.    

Гран-при – медведя серебряного, дали Франсуа Озону за драму «Милостью Божьей» (или «Слава Богу»). 

Озон, которого всю жизнь держали за представителя «кинематографа тела», снял кино, лишенной всякой сексуальной раскрепощенности. Хотя сама тема, казалось бы, предполагала какое-то альмодоварское «Дурное воспитание». «Милостью Божей» - скандальная сегодня во Франции история о жертвах пожилого священника из Лиона, который много лет совращал детей в католическом летнем лагере (судебное решение по его делу будет вынесено 7 марта). Бернар Прейна изувечил множество детских судеб, но заговорить (первым во всяком случае) решился некий Александр Герена (в этой роли озоновский альтер - эго Мельвиль Пупо, звезда «Времени прощания») – почтенный банковский служащий, истовый католик и отец пятерых детей. На вопль Герейна, возмущенного тем, что отец Прейна по-прежнему служит и, видимо, продолжает калечить детей, отозвались еще несколько его подросших жертв.

Тем не менее, «Слава Богу» - не документальное, а художественное произведение, чья суть, мимо головы, попадает в самое сердце. Он шире заявленной темы. Это фильм, в котором герои не делятся на мучителей и жертв. Потому что жертвы здесь все: повзрослевшие мальчики из церковно-приходской школы, потому что пережили насилие над собой; отец  Бернар Прейна – потому что это насилие совершал; а родители, жены, общество и представители Ватикана – потому что предпочитали молчать даже тогда, когда все знали.  

После великой драмы «Под песком», это второй фильм Франсуа Озона, в котором нет привычных игр с жанровыми архетипами, шарад, головоломок, нет оммажей великим авторам минувшей эпохи. «Милостью Божей » - кино, которое отказывается развлекать и почти отказывается обнадеживать. Нет у Озона и привычных ему композиторов. Музыку к новому фильму написал Евгений Гальперин, которого Озон пригласил после того, как увидел «Нелюбовь» Звягинцева.    

Приз Альфреда Баура – за новаторство, достался выкидной немецкой картине «Системный разрушитель» Норы Фингшейдт, которая от начала ходила в фаворитах и была, буквально, обречена на трофей. Там про девятилетнюю девочку с расшатанной до нитроглицерина психикой, которая взрывается от малейшего колыхания. От ребенка отказывается мать, а социальные работки хватаются за головы. «Системный разрушитель» могла бы съехать в сухую социальщину, но вместо это транслирует невероятную поэзию кадра и решений. До слез буквально.  

Лучшим режиссером жюри признало другу немку - Ангелу Шанелек за фильм «Я была дома, но» про кризис неприятной женщины, которая (когда не танцует) с завидной регулярностью либо истерично орет, либо вообще выставляет за дверь своих двоих детей, а еще выносит мозг всем, встречающимся на ее пути. Шанелек скрещивает шведа Ройя Андерсона с Йоргасом Лантимосом так, что ее кино в какой-то момент не понимает кем себя считать – фильмом или арт- инсталляцией.

Обе актерские награды ушли мужчине и женщине из страшно тягучей китайской саги «Так долго, сын мой» режиссера Вонга Джингчуна. Там заводская любовь в жутко-социалистическом Китае заканчивается незапланированной беременностью, потом рабочие родители ребенка теряют (он тонет), и усыновляют себе на голову приемного. С ним оказывается так же непросто, как жить после социализма в капитализме.   

Серебро за лучший сценарий досталось трио во главе с Роберто Савиано – опальным журналистом и писателем, написавшим «Гоммору» (и фильм, и одноименный сериал), и больше десяти лет живущим под полицейской охраной. Победившие в берлине «Пираньи Неаполя» снова про гопников. 

Наградой за лучшую операторскую работу отметили нордическую драму Ханса Питера Молланда «Пора уводить лошадей», в которой Стеллан Скарсгард живет в изобразительном мире Тарковского.  

Фото - berlinale.de

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''