Facebook LiveJournal Twitter

НАЗАД В БУДУЩЕЕ

10:02 06.09.2019 0

В Венеции при полном параде прошла премьера украинского фильма «Атлантида», который сражается за фестивальный приз в программе «Горизонты». Мрачная фантастика без фантастики про сильно недалекое будущее Донбасса. 

Венецианский кинофестиваль, Атлантида, Валентин Васянович

Фото - Theo Wargo/Getty Images

Украинские фильмы за все время независимости ни разу не попадали в конкурс этого старейшего в мире кинофестиваля. Хотя «наши» здесь отметились: в 1986-м Роман Балаян привозил сюда свой «Храни меня, мо талисман», а Андрей Дончик шесть лет спустя - «Кислородный голод». Но обе картины проходили как советское кино, пусть и снятое киностудией Довженко. 

Венецианский кинофестиваль, Атлантида, Валентин Васянович

Фото - Theo Wargo/Getty Images

«Атлантида» Валентина Васяновича - первый такой большой отечественный фильм в фестивальном конкурсе Мостры.  

Донбасс, 2025 год. На разоренной десятилетней войной территории, окончательно превратившейся в еще одну чернобыльскую зону, обитают теперь лишь военные саперы, западные экологи, отчаянные волонтеры из «Черного тюльпана», и остатки местного населения, советской пуповиной связанного с местными металлургическими монстрами, теперь монополизированными американцами. Двое воевавших в этих широтах бойцов ВСУ горбатятся сварщиками на заводе, а чтобы не оскотинится совсем, устраивают себе кислородные ванны в виде полевых сборов со стрельбой по статичным мишеням. Ведь война – единственная для них форма жизни. Все прочее – ее имитация. Потом один (Василий Антоняк) решит выйти из игры, а второй (в этой роли непрофессиональный актер и профессиональный военный Андрей Рымарук) обретет свой маленький рай в опустевшем улье искалеченной бомбежками многоэтажки и нанимается водовозом. Земля ведь здесь отравленная, а грунтовые воды в ней - и подавно. Старый, замордованный ЗИЛ будет опаивать блокпосты и саперские роты, а угрюмый его пилот вскоре приглянется случайной волонтерше (Людмила Белека) из «Черного тюльпана», будни которой – солдатские могильники в местах когда-то ожесточенных боев. 

Венецианский кинофестиваль, Атлантида, Валентин Васянович

Каким будет 2025, сейчас одному только Богу и ведомо.

Не знает об этом даже режиссер «Атлантиды» Валентин Васянович («Уровень черного»). Все, происходящее на экране – его сильно неоптимистические мысли об этом будущим, пропущенные через фильтр травмированного войной сознания его главного героя. Но, скорее, про современность, чем про будущее, в котором, по мысли автора, мало что изменится. Режиссер словно подносит зеркало к самой жизни.  

Война, конечно, когда-то кончится. Но что дальше? А дальше Атлантида. Таким когда-то был промышленно состоятельный Донбасс, по версии режиссера.   

«Атлантида» первый, кажется, отечественный эксперимент в жанре постапокалиптической фантастики. Война в том будущем закончится ничем, а люди, растеряв свои имена, вместе с ними потеряют и всякий смысл в жизни, и будущее с ним. Донбасс в «Атлантиде» - бесконечное пространство без линии горизонта, неба и Бога. Люди, эти земли населяющие, работают не за деньги, но чтобы еще хоть как-то чувствовать себя живыми среди мертвых пейзажей. Среди мертвых, чьими останками пополам с минами засеяны окрестные поля. 

Венецианский кинофестиваль, Атлантида, Валентин Васянович

«Атлантида» – кино, которое даже не стремится понравиться. Само это определение – «нравится», здесь неуместно, как пир во время чумы. 

Статичная камера фиксирует сонную ритуальную механику обыденности, обеспечивая экранный гиперреализм, в котором, как в самой жизни, нет ни капли психологии. А есть актеры-статисты, модели, которые не играют вовсе, а неспешно проживают свои роли-жизни перед объективном. Нашедшие друг друга мужчина и женщина вписаны не в человеческую цивилизацию, но существуют как составные части пейзажа поствоенного Донбасса под аккомпанемент чавкающей грязи, лязгающего метала, проплывающей мимо сонной военной и не военной техники; выцветшей травы, хмурого неба.  

Васянович долго водит вас аутичными коридорами безысходности, без какого-либо точного адреса описываемых событий. У его героев нет имен, а у мест – названий. Один только пережитый опыт, который становится катализатором взаимного притяжения. Какая может быть любовь после войны? Одно желание согреть друг друга (а значит, спасти от пережитого), пусть и в утробе сломанного фургона с табличкой «Груз 200» и черным тюльпаном на фюзеляже.  

Зов женского тела сильнее запаха разложения, к которому герои в конце концов притерпелись. Не притерпелись лишь к холоду, который годится лишь для мертвых. Живым нужно тепло, человеку – человек. 

Венецианский кинофестиваль, Атлантида, Валентин Васянович

«Атлантида» - это почти притча. Дай Бог о том, какими мы не будем. 

Обыденная жизнь уныла и бессобытийна, но гуманизм автора не дает волю варварской природе человека, которая, кажется, уснула, впала в какой-то летаргический сон как все вокруг в этих краях. За десять лет изуверских убийств и смертей человеку хочется только одного – любви. Его еще способны дать друг другу безымянные мужчина и женщина, а зафиксирует один только тепловизор, который у Васяновича превращается из военного оборудования в художественный инструмент.   

Кадры из фильма - thebabel.net

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''