]
Facebook LiveJournal Twitter

«Это всего лишь конец света»: любовь и голуби Ксавье Долана

12:01 04.11.2016 0

Страшную весть принес я в твой дом, Надежда! Зови детей!

к/ф «Любовь и голуби»

Страшная весть заключается в следующем: 34-летний драматург Луи (Гаспар Ульель) приезжает домой, где не был уже 12 лет, чтобы рассказать родным, что умирает.

Но кажется, родные они ему лишь номинально: младшая сестра Сюзанна (Леа Сейду) его практически не помнит, старший брат Антуан (Венсан Кассель) и мать (Натали Бай) – не понимают, каждый по-своему, а невестка Катарина (Марион Котийяр) и вовсе с ним не знакома, так как Луи даже не появился на их с Антуаном свадьбе.

Все эти годы родные со смесью настоящей гордости и легкой зависти следили за  успешной писательской карьерой Луи, собирали вырезки из газет и журналов. И нельзя сказать, что Луи полностью забыл о семье: на каждый праздник и важную дату он всегда присылал весточку.

«Разве ты даешь чужим читать то, что считаешь важным?» – спрашивают у Луи, почему-то всегда присылавшего открытки, а не запечатанные письма. И этот риторический вопрос – как и ответное молчание – в принципе, все объясняют.

Это всего лишь конец света, Ксавье Долан

Новая картина Ксавье Долана, получившая в этом году Гран-При жюри Канна и выдвинутая от Канады как кандидат на попадание в оскаровскую номинацию «Лучший фильм на иностранном языке», снята по одноименной пьесе Жана-Люка Лагарса, написанной в 1990 году. Самому Лаграсу, протагонисту главного героя, было всего на 4 года больше, чем Луи, когда в 1995-м он умер от осложнений, вызванных СПИДом.

Девушки, уймите вашу мать!

к/ф «Любовь и голуби»

Главный герой «Конца света…» гей – традиционно для нетрадиционного Долана. Но вовсе не его ориентация, как можно было бы подумать, оказывается причиной отдаления от семьи, воссоединение которой в итоге превратилось в настоящий кошмар.

«Смотреть это, слушать это – все равно, что засунуть голову в колонку на концерте Motörhead», – пишет обозреватель The Guardian. Практически весь фильм герои друг на друга орут. Хотя нет, не так – они ОРУТ. Особо старается Кассель, кажется, отпустивший на площадке на волю всю свою природную ярость. Крик до хрипоты и слезы ручьями – здесь это единственный способ коммуникации персонажей. Надо ли говорить, что не слишком эффективный?  

Несмотря на признание каннского жюри, фильм вызвал неоднозначную реакцию критиков. Многие пришли к выводу, что 27-летний Долан в своем первом взрослом, как он сам его определяет, фильме не справился с актерами – оттого и этот крик за гранью разумного. Но можно предположить и другое – что он, скорее, не совсем справился с пьесой. Главный вопрос, остающийся в фильме без внятного ответа – что стало причиной этой истеричной войны всех против всех.

Конфликты, накопившиеся внутри семьи, члены которой живут – точнее, варятся в собственном соку – где-то в скучной провинции? Какая-то давняя общая травма, о которой зритель не знает? Классическое противостояние художник vs мещане? Любой из этих ответов может подойти, и любой будет лишь допущением.

Шо характерно — любили друг друга!..

к/ф «Любовь и голуби»

«Мои герои, эта странная французская семейка, они очень нечувствительны к друг другу, не знают, что такое любовь, и не умеют любить друг друга. Кому из нас это незнакомо?..» – говорит Долан. И эта фраза, пожалуй, объясняет ту полярность оценок, которые вызывает его фильм.

Это всего лишь конец света, Ксавье Долан

Те, кому незнакомо – а такие на самом деле очень даже есть – просто не могут воспринять глубину экзистенциального ужаса людей с другим жизненным опытом: тех, кто бесконечно кричит в зеркало, пытаясь добиться от него ответной реакции.

И именно в данном отношении тонкая эстетская драма Ксавье Долана чем-то ассоциативно напоминает псевдолирический балаган Владимира Меньшова, где у каждого, считай, «инфаркт Микарда! Вот такой рубец!», но никому из окружающих до этого нет никакого дела.

Оба фильма – о людях, начисто лишенных эмпатии. Каждый здесь во все горло кричит о своих проблемах, даже не думая слушать – и слышать – другого. Никто здесь не остановится и не задаст простой вопрос – «Почему?» – и уж тем более не станет слушать ответ.

Почему ты чувствуешь так, как чувствуешь? Почему ты поступаешь так, как поступаешь? Почему тебе больно?

Это всего лишь конец света, Ксавье Долан

P. S. Впрочем, в картине Долана эти вопросы все же единожды заданы – пусть и без слов: с помощью одного лишь взгляда, которым обмениваются Катарина и Луи еще в самом начале фильма. Кажется, только невестка – не родные, а именно она, совершенно ему незнакомый, практически чужой человек – смогла разглядеть горе главного героя и… просто ему посочувствовать.

Фото - arthousetraffic.com

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...