Блог Артема Вакалюка

Facebook LiveJournal Twitter Vkontakte

А не реформировать ли нам кино? Или «балльные» пляски законотворцев вокруг копродукции

11:02 18.09.2015 6

И снова «здрасте»! В Раде зарегистрирован новый законопроект, направленный на поддержку киноиндустрии (№3081, для интересующихся). Его инициаторы – люди, позволю сказать, хоть и напрямую причастны к медиа и культуре (Николай Княжицкий, Вадим Денисенко, Мария Матиос и Ирина Подоляк, да, в принципе, и Сергей Тарута, если учитывать его медиа-интересы в «Медиа Инвест Групп»), все-таки столь же близкие к кино, как велолюбители к автопромышленности. В принципе, и то, и это – транспорт, причем наземный, но весовые категории немного разные. Ну, в общем, вы поняли: назвать этих людей экспертами в вопросах кинематографа язык не повернется ни у кого, кроме, разве что, преданных команд этих самых депутатов (при этом я не умаляю заслуги данных депутатов в других сферах).

О том, что поддержать национальный кинематограф в нынешних условиях действительно необходимо, дискутировать нет смысла – это и так ясно, как Божий день. Тема, как говорится, «на слуху», и поиграть в популистскую игру под названием «а мы же свое предлагали» время от времени берутся депутаты от разных политсил и фракций. На моей памяти был уже с десяток разных инициатив по поддержке украинского кинопроизводства, многие из которых были оформлены даже в качестве зарегистрированных законопроектов. Но, увы, воз и ныне там. А все, что выделяется на кино, идет через Госагентство по кинематографии и Минкульт, как говорится, в ручном режиме от проекта к проекту. Ни о какой системной поддержке отрасли речь пока вообще не идет.

Но вернемся «к нашим баранам», то есть к новой инициативе законодателей. В принципе, одним из основных положительных моментов предлагаемого законопроекта, является то, что впервые рядом с кинопроизводством была упомянута необходимость поддержки и производства телевизионного (то есть, запретив к показу значительную часть российского сериального продукта, депутаты все-таки «бросают косточку» украинским продюсерам в виде упоминания, что их тоже поддерживать согласно закону будет можно). То есть мысль государственных мужей уже направлена в сторону рассмотрения вопроса телевизионного производства и даже они, вроде как, не против его поддерживать (пока только общими фразами, но все же, лед, как говорится, тронулся. И на том пока спасибо).

Вторая здравая мысль законопроекта – формирование бюджета на поддержку кино- и телепроизводства отдельной строкой путем взимания отчислений с операторов лотерей. В принципе, с кого именно взимать дополнительный налог на киноподдержку, – вопрос вторичный в рамках проблемы киноподдержки в принципе (в Европе существуют практики дополнительного налога с вещателей, с телекоммуникационных операторов, с кинотеатров и дистрибуторов аудиовизуальной продукции, с VoD-операторов и в том числе с операторов лотерей).

Как видим, у нас пока не смогли «пробить лобби» смежных с кинодеятельностью отраслей, поэтому остановились на лотерейщиках. Ну и Бог с ним, пусть хоть на ком-то, лишь бы бюджет был понятен, прогнозируем, достаточен (ну, в рамках возможного, конечно) и стабилен. То есть не зависел от настроений и «срочных потребностей» депутатов и правительства при формировании и утверждении государственного бюджета на следующий год, а формировался бы отдельной строкой в виде отдельного фонда. В предлагаемом проекте закона предусматривается, что 25% от всех отчислений оператора государству будут направлены именно на кино. Распоряжаться им будет (если проект примут, конечно) новосозданная структура под названием Украинский институт киноискусств. Опять же, дело не в деталях, сколько именно процентов и как будет официально называться распорядитель средств на киноподдержку. Дело в сути – стабильный бюджет, независимый распорядитель (ну так оно в принципе должно быть в идеале).

Из положительного в данном проекте, на мой скромный взгляд, это, пожалуй, и все. Далее начинаются интересные, я бы их назвал, «балльные пляски» вокруг копродукции.

Хочется спросить у инициаторов и разработчиков документа: Зачем нам смотреть по сторонам и перенимать опыт других стран, у которых процесс государственной поддержки аудиовизуального сектора уже неплохо налажен? Давайте сами изобретем свой, уникальный, украинский велосипед и будем на нем наступать на одни и те же грабли по многу раз (да-да, именно наступать, потому что это изобретение нормально ездить вряд ли сможет).

О чем это я? Да о понимании нашими горе-законописцами базовых принципов того, что такое копродукция. Нормальная и принятая во всем мире практика копродакшна – это долевое участие продюсеров из разных стран (если мы говорим о международном копродакшне) в одном совместном проекте. От того, кто больше с финансовой точки зрения вложился, и зависит, кто является мажоритарным копродюсером. И тут уж, извините, все равно, кто по национальности исполнитель главной роли, сценарист или режиссер – эти нюансы не влияют на определение принадлежности того или иного совместного проекта к «национальному продукту» той или иной страны.

В предложенном законопроекте о финансовых вопросах копродакшна вообще решили не упоминать (за исключением копродакшна анимационных фильмов). Зато разработали детальную «балльную» шкалу, по которой будет определяться, может ли тот или иной проект совместного производства считаться украинским национальным продуктом. Причем разработано сразу три различных шкалы – для игровых лент, для анимационных и для документальных. На последних двух останавливаться не буду, так как в глаза первым делом бросилась оценочная шкала балльных критериев, по которым кто-то из экспертов в будущем будет определять, считать ли проект совместного производства украинским фильмом, или отказать ему в этой чести.

Так вот:

Оценочные элементы для игровых фильмов:

а) авторская съемочная группа:

режиссер-постановщик - 3 балла

автор сценария - 3 балла

композитор - 3 балла

оператор-постановщик - 3 балла

художник-постановщик - 3 балла

 

б) группа исполнителей (степень роли определяется количеством съемочных дней):

первая роль - 3 балла

вторая роль - 2 балла

третья роль - 1 балл

 

в) техническая съемочная группа (группа технического обеспечения съемки):

звукорежиссер - 1 балл

режиссер монтажа - 1 балл

студия или место съемки - 5 баллов

место монтажа - 3 балла

г) язык - 4 балла

д) продюсер – 3 балла

Всего: 38 баллов.

О критериях я промолчу, потому что пока вообще непонятна логика «начисления» балов, к примеру, когда звукорежиссер и режиссер монтажа вместе не стоят по сумме баллов одного художника-постановщика, а грипы и гафферы вообще не считаются съемочной командой (есть и такие профессии в кинопроизводстве, но почем законодателям знать?), и когда композитор получает столько же балов, как и продюсер, а режиссер – столько же, как и исполнитель «первой роли», да и исполнителей этих ролей всего 3 (а почему не 5???, и если 2 роли – главные, ну там мужская и женская, к примеру, или злодей и положительны герой). В общем, придумали себе свой собственный «табель о рангах», логики в котором не больше, чем в рассуждениях русских ватников о том, что они – пуп Земли.

Но даже при этой системе баллов оказывается, что, чтобы получить статус «украинского» продукта, игровой фильм должен набрать не менее 25 баллов. Не 19, что было бы ровно половиной, и даже по этим странным и непонятным критериям оценки, уже могло бы считаться мажоритарной украинской копродукцией (а мажоритарные копродукции в других странах практически везде получают статус национального фильма автоматически). Я не говорю уже о том, что во многих странах и миноритарные копродукции становятся национальными фильмами тоже автоматически при соответствии нескольким минимальным требованиям.

Почему меня зацепила эта балльная шкала оценки? Попробую объяснить «на пальцах»: к примеру, продюсер от государства Украина (в смысле, не государственная киностудия, а продюсер – гражданин Украины или зарегистрированный в Украине продакшн), договорился в Вуди Алленом о том, что очередная лирическая комедия мэтра будет об украинцах, с Киевом, Одессой и Львом в качестве главных локаций. Мало того, главные и даже второстепенные роли будут исполнять звезды мировой величины (из Европы, Америки и даже Азии). Аллен по традиции будет как режиссером, так и соавтором сценария и исполнителем одной из ролей. Ну и музыку, соответственно, напишет еще здравствующий Эннио Морриконе. И так далее… Да, и поспродакшн осуществляться будет не в Украине (ну чтобы Аллену не мотаться лишний раз, да и привык он работать пока, увы, не с украинцами). Что от Украины? Один из продюсеров (пусть и основной, то бишь – мажоритарный), локации и места съемок, услуги рентала, технический персонал и пара хорошо узнаваемых актеров на втором плане. Но и, к примеру, 60-70% бюджета (допустим, что Украина может себе это позволить).

И что в результате? Да просто фильм не будет считаться украинским. Ну, хотя для такого проекта сделают, конечно, исключение (благо, все же в проекте закона предусмотрели норму, мол, «учитывая требования сценария, центральный орган исполнительной власти, обеспечивающий формирование государственной политики в сферах культуры и искусств, может предоставить статус национального фильма и тем фильмам, которые в соответствии с украинскими оценочными элементами набрали меньше баллов, чем установлены частью первой настоящей статьи»).

Да, исключения будут, и для Аллена их сделают. Но, увы, не Аллен, не фон Триер, и не Спилберг будут обращаться в «центральный орган исполнительной власти», а совсем другие люди. Так, спрашивается, зачем ставить палки в колеса создаваемому велосипеду еще на этапе его проектирования? Давайте включать голову и ДУМАТЬ!

Фото - spaniards.es

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...