Facebook LiveJournal Twitter

Нет, но да, или Не губите карму, православные

10:23 26.03.2015 0

В последнее время повышенную медийную активность проявляет Владимир Яковлев – отец-основатель российской журналистики, - хотел написать «современной», но современная совсем другая. В этом, собственно, и причина выступлений Яковлева: ему категорически не нравится, что происходит с российскими медиа.

О проекте, в котором читателям-зомби будут возвращать человеческое лицо, «Меданяня» писала совсем недавно. С тех пор выяснилось, что новое детище Яковлева носит название «Мулбабар» - так шумеры называли планету Юпитер. Есть в этом элемент древнего заклинания, хотя сам автор идеи говорит, что его интересовало прежде всего запоминающееся сочетание звуков. Пока «Мулбабар» существует как экспериментальная страница в фейсбуке, а дальше – как пойдет.

Но эффект от «Мулбабара» когда еще будет, а страну нужно спасать уже сейчас, и Яковлев обратился к российским журналистам напрямую. Сославшись на журналистские традиции своей действительно незаурядной семьи, которые дают ему дополнительное право требовать внимания от коллег, Владимир Яковлев попросил: «РЕБЯТА, ЗАВЯЗЫВАЙТЕ! Перестаньте учить людей ненависти».

Вот этот капслок в исполнении редактора с хорошим вкусом и потому скупого на выразительные средства – сам по себе крик души.

«Моя семья работала в журналистике во все времена — при Сталине, Хрущеве, Брежневе, Горбачеве, Ельцине. За 90 лет семейного журналистского стажа мы отработали на всех журналистских должностях — от стажера до главного редактора — и перепробовали все мыслимые варианты профессиональных сделок с совестью, которые позволяют и дело сделать, и совесть сохранить. Но если наша семейная история чему-то учит, так это тому, что есть момент, когда возможности для сделок больше нет и нужно просто остановиться».

Слабое место этого тезиса в том, что он предполагает, будто адресаты обращения осознают сделку с совестью, которой предшествовал некий трудный выбор и связанные с этим мучения. Это такой щедрый комплимент авторам и участникам людоедских плясок в эфире и на страницах прессы, что за Владимира Егорыча как-то даже неудобно, настолько он далеко готов зайти в поиске чистых мест в этих давно погубленных душах.

Видимо, чувствуя слабину морального увещевания, Яковлев прибегает к запугиванию:

«В нынешний век интернета каждое имя в титрах, каждая подпись под публикацией, каждое лицо на экране остается навеки вмурованным в бетон Гуглопоиска и YouTube. Кто бы ни платил гонораров, в титрах и в подписях стоят не их, а ваши имена. Поэтому и отвечать не им, а вам».

Ну, это вообще несерьезно. Ответственности точно никто не боится, потому что на глазах нет ни одного примера ответственности. Все наоборот: критики режима в массовом порядке выбывают из профессии или уезжают из страны, чтобы заниматься любимой работой. Кстати, и сам Владимир Яковлев нынче обитает в Израиле. А у тех, кто с властью – у них все хорошо. Да и новые пласты информации сейчас нарабатываются так быстро, что моментально прокрывают новым слоем стыдное, «вмурованное в бетон Гуглопоиска и YouTube».  

«Поворачивайтесь и уходите, и пишите публично о том, почему и откуда ушли. Лучше огурцами на рынке торговать».

Невозможно себе представить, чтобы хоть один человек после этого воззвания ушел торговать огурцами. Не все из молодых и знают, кто такой Яковлев, а те, что постарше, знающие, давно определились, с кем они. Но сказать, что он совершил абсолютно бессмысленный поступок, нельзя.

Во-первых, Владимир Яковлев чувствует свою ответственность за происходящее. В 1999 году он, продав издательский дом «Коммерсантъ», занялся своей душой, путешествуя по миру и совершенствуя медитативные практики. Через восемь лет он вернулся уже в другую страну. Может, это не сразу стало понятно, но теперь-то – вполне. Виноват? Нет. Но да.  

Во-вторых, будучи последовательным буддистом, он видит, какую карму нарабатывают российские медийщики. Это не пустые слова: в 1998 году Яковлев пришел в бешенство, когда ему подчиненные принесли на утверждение некролог Карлоса Кастанеды, одного из его духовных учителей. «Вы понимаете, что Кастанеда не может умереть?!» Он искренне верит, что все поступки остаются в вечности, и так или иначе судьба за них заставит расплатиться. Его долг – предостеречь.

Циников одергивать и увещевать бесполезно. Но чем больше людей будут выражать тревогу происходящим, тем слышнее будет их голос. Испорченные испорчены, но хоть приток новых рабочих лошадок, толкающих карусель ненависти, можно чуть приостановить. Глядишь, она и замедлит свой ход.  Так что наивный, на первый взгляд, шаг Владимира Яковлева важен – как для него лично, так и для окружающей среды.

Тем более, не стоит раньше времени цинично усмехаться, ведь мы еще не ощутили реальную силу таинственного заклинания «мулбабар».  

Фото - tjournal.ru

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''