Facebook LiveJournal Twitter

Болезненный интерес профессора Миллера

11:04 19.05.2015 0

Не размести Юра ссылку в фейсбуке на текст в газете «2000», никто бы и не узнал, что состоялся знаменательный разговор между нашим литературным критиком Юрием Володарским и российским историком Алексеем Миллером. Потому что кто же читает газету «2000»?

Паскудство наших времен заключается в том, что печататься особенно негде, и «2000», при прочих неравных, вариант, если не лезут с цензурой. В разговор критика с историком о возможности российско-украинского диалога не полезли.

Примечателен состоявшийся обмен мнениями по двум причинам. Во-первых, участники – профессионалы с  высокой репутацией, всегда интересно послушать, что говорят умные люди. Во-вторых, но по важности все-таки во-первых, - инициатива такой беседы принадлежала россиянину. Доктор наук, профессор Центрально-Европейского университета в Будапеште, специалист по истории западных окраин Российской империи, Алексей Миллер занимался историей Украины XIX – начала XX века, и нередко комментирует происходящее в нашей стране на правах эксперта.

И вот, пользуясь прошлым хорошим знакомством, он буквально напросился на разговор с Володарским: «многие украинцы полагают, что с русскими о своих проблемах говорить вообще бессмысленно», а это, дескать, неправильно. Ход беседы наглядно показал, почему разговаривать с некоторыми россиянами, которые жаждут общения, таки смысла большого нет. 

С самого начала Алексей Миллер апеллирует к рацио собеседника и предлагает отринуть эмоции: мы же с вами, дескать, люди холодного ума, «свободно мыслящие интеллектуалы». Его позиция сводится к тому, что виноваты в конфликте все, а сетовать по поводу произошедшего тщетно: таков порядок вещей.

«Помните, был такой стишок:

Страшно жить на этом свете,

В нем отсутствует уют, —

Ветер воет на рассвете,

Волки зайчика грызут».  

Украина – это такой зайчик, которого грызет волк Путин, - Миллер, кстати, не отрицает его волчьих качеств. И профессор старательно доказывает, что зайчик сам виноват, а безответственный Запад волка не просчитал. И отчитывает украинцев, которые столько глупостей сделали и делают.

Вряд ли он напросился на беседу, чтобы отругать неразумных в лице одного из их разумных, т.е. Юрия Володарского. Будучи типичным Putinversteher – т.е. человеком, требующим понять Путина (этот термин широко распространен в Германии, где хватает желающих порассуждать, каково бедняге Путину в его шкуре), он зачем-то хочет, чтобы поняли и его – тонкого эксперта, который всех же предупреждал, а не послушали.

Удивительно, но «свободно мыслящий интеллектуал», ученый с международной репутацией и, по собственному убеждению, эксперт оперирует аргументами самого широкого хождения, никаких прозрений. Это даже забавно выглядит, когда нам раскрывают глаза на наши проблемы, которые мы где-то уже пережевали и выплюнули, где-то отпихнули в сторону, а какие-то давно являются предметом широкого общественного обсуждения. И тут человек со стороны говорит: ну вот же, вот тут у вас! Вот спасибо. Как-то и обижать не хочется, но недоумение скрыть не получается.

Володарский упирает на то, что вина Путина безмерна, там, где другие совершали ошибки и глупости, он совершил и продолжает совершать преступление. Прятаться за сентенциями, что таков порядок вещей в мире – значит снимать с себя ответственность. Юра не озвучивает эту мысль, но она витает над дискуссией: снять ответственность с себя пытается гражданин, причем далеко не рядовой гражданин страны-агрессора, а счет за содеянное предъявляется властям и гражданам страны-жертвы. Этически небезупречно, мягко говоря. Но, видимо, раз Алексей Миллер предупреждал всех о грядущих опасностях, он тем самым считает себя выведенным из круга ответственных, умыл руки. Хотя, казалось бы, все наоборот: со знающего иной спрос.

И вот, когда разговора не получилось, потому что один упирал на закон и мораль, а другой на целесообразность, возникает ощущение, что россиянин потому и напросился на разговор, что ему неуютно. Неуютен факт, что с ним перестают или не хотят разговаривать – «а меня за что?». А еще все неуютней в мире путинской целесообразности.

Еще вчера ты рассуждал о «блестящем геополитическом маневре Путина», сидел в президиуме на мероприятиях Совета по внешней и оборонной политике с министром Лавровым и разрабатывал программу «деятельного патриотизма», а сегодня требуется другая мера лояльности, которую ты не готов проявить, чтобы не перестать себя уважать. У власти в фаворе такие деятели, с которыми приличному человеку в одном помещении находиться неудобно. И стишок уже не о Realpolitik, стишок о тебе:

Страшно жить на этом свете,

В нем отсутствует уют, —

Ветер воет на рассвете…

И «что там у хохлов» становится потребностью, Миллер сам сознается в «болезненном интересе». Так важно еще раз убедиться, что был прав, и хотя бы тем утешиться. В идеале – найти понимание у тех, перед кем виноват. Нет, конечно, не виноват, что за глупости, но как-то нездорово вышло, я же предупреждал! Ах, про «предупреждал» уже было? Ну, ладно…

«Когда русский начинает говорить с украинцем, то, как правило, украинец либо ничего от него не ждет, не хочет ничего услышать и заранее знает, что ему скажут, либо хочет услышать прежде всего покаяние», - посетовал Алексей Миллер в начале разговора. Что покаяния не будет, профессор предупредил с самого начала. Послушать его критик согласился. Ждал ли чего-то? Лишь Володарскому ведомо. Но не дождался точно.

Психотерапевтическая потребность отдельных россиян в таком контакте объяснима, а нам-то это зачем? Алексей Миллер не объяснил. Может, в следующий раз, если этот следующий раз будет.

Фото - polit.ru

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''