Facebook LiveJournal Twitter

Арт-стресс

14:00 12.08.2013 3

Удивительно, но украинский арт-муравейник породил почти настоящий скандал, и это само по себе достойно восхищения в самых крупных размерах. Скандал с одним самоувольнением, одним освежающим побегом за бугор, одним новоиспеченным бунтарем и одним актом вандализма. Многие из нас, людей творческих профессий и креативных наклонностей, краем ума наблюдали за этим бодрым соревнованием – кто первый красиво даст интервью, тот и пройдет в финал. В украинских реалиях истинные скандалы обыкновенно бушуют либо утром под гастрономом, либо ночью под балконом – такова плебейская клубная жизнь. И вот, чуть ли не впервые, на нас обрушилась аристократическая пикировка в белых перчатках и драка на веерах.

Напомню, уважаемый свидетель, общую фабулу этого салонного потрясения. Национальный культурно-художественный и музейный комплекс "Мыстецкий Арсенал" после тихой осады был взят служителями неоднозначного религиозного культа и казачьей лавой совершенно однозначных украинских чиновников. Взятие приурочили к 1025-летию крещения Руси и отметили большой, действительно интересной выставкой - “Великое и величественное”. Директор музейного центра, она же главкуратор выставочного проекта, госпожа Наталья Заболотная, провела большую организационную работу: выпотрошила 35 отечественных музеев и представила публике значительный срез украинского искусства – от палеолита до постмодернизма (наконец-то этот порочный круг замкнулся). Вот на стыке палеолита и постмодернизма и развернулся скандал.

Молодой киевский художник Владимир Кузнецов, по договоренности с Арсеналом, при кураторстве специально обученного и очень авторитетного искусствоведа Александра Соловьева почти нарисовал циклопическую картину «Коліївщина: Страшний Суд”. И нарисовал бы, если бы не мода на оскорбление чувств верующих чиновников. Художник на этом празднике сакрального искусства, ничтоже сумняшеся, ебанул из всех революционно-протестных стволов и уверенно приступил к изображению попов, чиновников и работников МВД такими, какими они есть. А каковы они есть, мы с вами прекрасно знаем. И что же? Все было подозрительно тихо, пока (как мне кажется) кто-то из финансирующих проект бурундуков не капнул Наталье Заболотной прямо в мозг: Некто охуел. Уж не Вы ли, часом, Наталья Филипповна? Удалите эту провокационную гадость из экспозиции, иначе мы удалим из нее деньги.

Легко сказать, да тяжко сделать. Дело в том, что многие из современных актуальных художников искренне увлечены циклопизмом и норовят производить арт, который хорошо смотрится с ближайшей орбиты, но плохо вывозится даже из заводских цехов. И тут палеолит превозмог постмодернизм - было принято решение молниеносно закрасить эту Стену Плача очень черной краской, погуще, да побыстрее. Сказано – сделано.  Но художник-то не дурак! Он чудом заметил сто килограмм черной краски на полотне, и восстал. Началась интересная медийная перестрелка - не про спорт, не про политику или народное недоедание, а про искусство!

«Куратор Арсенала убила художника взглядом!», «Наталья Заболотная сожрала расчлененную картину художника и выбросилась из личного небоскреба!», «Художник-подонок пропитал холст ядом и пытался отравить Патриарха!» - таков был общий тон сообщений на эту тему.

Но как же важно первому оседлать медийную волну и выжать из нее максимум полезной рыбы. Как ни странно, победил художник Кузнецов. Быстро, практически молниеносно отреагировал на это выпадение, чем подал пример того, как следует вести себя творческому человеку в наше время, если он не хочет околеть в холодной кровати от голода и отсутствия интереса к жизни. А вот такая матерая тетя, как Наталья Филипповна, сбросила на журналистов несколько чугунных чушек удивительно глупых комментариев и на своем Rand Rover улетела в Лондон (?) за новой сумочкой. Это, конечно, непростительный провал. Однако и торжествующий художник в итоге перегнул палку возмущения, потребовав восстановить картину «шоб все как было», хотя, положа руку на сердце, ничего особенного там не было – три дня работы шваброй, пожалуй, но не более. Это уже непростительная жадность духа, характерная для юных скаутов.

Но только представьте себе – пресса долго говорила о картине молодого современного художника, много, ничего не понимая в картинах, но говорила. Говорила о кураторах, о мировой практике, об арт-рынке! И это прорыв, я считаю, но пока что прорыв Брусиловский, поскольку рискует остаться последним вторжением «арта» в популярные медиа. В следующий раз Кузнецову придется зарезать тюбиком искусствоведа Александра Соловьева или удавить каталогом бледного «интеллектуала» Никиту Кадана.

Ну вот и мораль – настоящие, искренние скандалы в мире искусств сигнализируют о неких живых процессах в упомянутом мире, а это значит, что продажа карандашей и тюбиков будет неуклонно расти. Продавцы карандашей! Вас ждет великое будущее. Крепитесь.

Миша Малышкер, критик всего

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...