Facebook LiveJournal Twitter

Крюкова научит журналистов воровать у политиков

13:02 04.08.2010 14

Светлане Крюковой, специальному корреспонденту « Эксперт-Украина»,  26 лет. Она окончила Нархоз, успела поработать в « Деловой столице», « Бизнесе», « Экономических известиях», « Комментариях». Сейчас - в «Эксперте» и пишет на « Украинскую правду», в журнал « Народный депутат» и еще в несколько украинских деловых изданий. Два года назад Света родила. В декрет она не уходила и вышла на работу на четвертый день после родов. Крюкова считает, что настоящая славянская женщина полна сил и энергии для того, чтобы научиться грамотно совмещать счастливую личную жизнь с успешной работой.

светлана крюкова,,украинская правда,эксперт,

"Славянская женщина полна сил и энергии для того, чтобы научиться грамотно совмещать счастливую личную жизнь с успешной работой"

Недавно Света начала работу над книгой про медиа. Вот наш с ней диалог на эту тему:

- Чему посвящена твоя будущая книга?

- Нашей с тобой работе. А если быть точным, деловой журналистике. Впрочем не только этому. Книга о пиаре, о журналистском мастерстве, способах коммуникации представителей СМИ с ньюс-мейкерами. И наоборот. Все это подкреплено огромным количеством примеров из реальной журналистики – в чем цимес этой работы.

- У тебя уже есть название?

- Есть три рабочих названия. Меня не устраивает ни одно. На днях в одной книге по философии прочла описание одного психологического феномена - «Эффект Крюгера». Ну, думаю, все! Есть название! Меня в школе Фредди Крюгером дразнили из-за созвучности фамилии. Вот только суть книги не до конца раскрывается, плюс приятель засмеял.  

- А что это за эффект и как он с книгой вяжется?

- Если примитивно, «Эффект Данинга-Крюгера» - это пример когнитивного искажения: как трудности с определением собственной компетентности приводят к преувеличенной самооценке. В деловой журналистике это явление - сплошь и рядом. Притом, как на журналистском уровне, так и на уровне линейной редактуры. Это не только моя точка зрения, но и слова читателей, мнением которых я дорожу. Думаю, особенно смешно слышать это людям, которые находили «проколы» в моих статьях… такое тоже бывает. Всему есть свое объяснение и способы, как можно избежать таких последствий на выходе материала. По большому счету, книга, в том числе, о том, как минимизировать риски таких коммуникаций с удовольствием для читателя и журналиста.

светлана крюкова,,украинская правда,эксперт,

Света, Дмитрий Горюнов из "Экономических известий" и Петр Билян, редактор отдела политики газеты "Бизнес"

- Скажи, а что чаще случается: некомпетентность ньюс-мейкеров, о которых ты пишешь, или журналистов?

- Пятьдесят на пятьдесят, как в любой профессии. Иногда грубейшие ошибки допускают ньюс-мейкеры. В симбиозе с некомпетентностью конкретного журналиста это приводит к гремучему результату – обиды, разочарования, антипиар, суды. Из-за этого происходит десакрализация власти и дескредитация журналистики как профессии, что лично меня очень угнетает.

- Приведи пример.

- Из самых свежих примеров слабой подготовки публичного политика – интервью с министром жилищно-коммунального хозяйства Юрием Хивричем, опубликованное в последнем номере « Зеркало недели». История такова: после интервью, где министр неоднократно подчеркивал открытость и прозрачность в деятельности его ведомства, он озвучил небольшую просьбу. Просто, ненавязчиво так попросил журналистов вымарать из текста не только ответы на острые вопросы, но хуже того – сами вопросы. Для журналистов, особенно деловых СМИ, такое предложение, мягко говоря, выглядит как неприличное. Вроде, как и не цензура, поскольку интервьюируемый – соавтор текста, имеет право. С другой стороны, министр, человек высокого ранга и степени публичности, получивший вместе с должностью перечень ответственности и обязательств  не должен себя так вести. Это губительно для его карьеры.  Хиврич этого не понял: непродуманная политика пресс окружения политика, не сумевшая привить ему минимальные навыки коммуникации со СМИ, обернулась для него небольшим позором. «Зеркало» опубликовало интервью … с большим количеством авторских приписок о ходе беседы и троеточиями в тех местах, где министр «снял» вопрос журналиста и собственный ответ. Такие троеточия часто любят ставить российская газета «Ведомости», а комментариями и сочными преамбулами к интервью славится «Украинская правда». Иногда, это выглядит смешно. Однако когда публичное лицо на этапе согласования полностью переписывает весь текст – это смешно вдвойне. Он правит сам себя, делает себя умницей и красавицей, выбрасывает факты и новости, щедро подаренные автору в ходе беседы. Таким образом журналист выкладывает свою маленькую месть в лиде к интервью. Хотя, как по мне, более эффективным способом воспитания был бы маленький подкаст, который вывешивается к тексту интервью на электронном ресурсе издания – с полной аудиоверсией интервью.

-Почему бы просто не снять текст из номера?

-В большинстве случаев так и происходит, однако иногда бывают ситуации, когда нужно искать компромисс. Или не искать и идти на принцип.

- Например?

-Например, когда вы долго гонялись за эксклюзивным и неразговорчивым спикером, и он вам первым согласился дать интервью. Президент, министр, глава крупной публичной компании, олигарх и прочие. Согласитесь, сам факт выхода первого интервью с известной личностью делает рейтинг изданию. Другое дело, что он там говорит, а вот тут уже многое зависит от редакционной политики – ставить такой текст или нет. В большинстве случаев издания публикуют интервью. Более лояльные СМИ согласовывают фотографии, чему в книге посвящена отдельная глава. В моей практике бывали и такие случаи. К примеру, экс-председатель Бюджетного комитета Верховной Рады Людмила Супрун. На этапе согласования материала ее не интересовал текст – лишь бы фото показали. О пресс-службе министерства ЖКХ у меня есть собственная история. Рассказать?

- Давай.

- Она такая. Формируется второе правительство Юлии Тимошенко и на должность коммунального министра назначают выходца из НУНС Алексея Кучеренко. В информационных кругах у него была неплохая слава как политика, умеющего находить общий язык со СМИ. В должности депутата он был неконфликтен, отвечал на звонки по мобильному телефону. В любое время суток, грамотно и с ходу мог комментировать любой вопрос по своей теме. Часто и не по своей.

Как только его назначают министром, я звоню и договариваюсь о встрече.  Он тут же соглашается. Делаем интервью для газеты «Комментарии». Министр, как это часто бывает в такой ситуации, полон сил и энергии, фонтанирует идеями, резок в оценках. Ну не интервью, а просто театральное выступление!

- И что в итоге, согласованный текст в корне отличался от оригинала?

- А я не знаю. Согласованную версию так и не увидела. Дело в том, что на этапе согласования с министром произошел какой-то психологический перелом. Если раньше он вообще редко согласовывал интервью, то на этот раз уделил этому пристальное внимание. Мариновал текст несколько дней, несмотря на четкую договоренность согласовать текст вовремя. В день, когда интервью уже было заверстано, посредством своего пресс-секретаря он устроил настоящую истерику, что мол, интервью ни в коем случае не должно идти в том виде, в котором он его дал. Как в итоге выяснилось, Кучеренко пообещал и дал первое интервью другому  изданию, но планы конкурентов перебил мой звонок, а он не мог отказать. В силу особенностей верстки, газета «Комментарии» выходила раньше конкурентов. Судя по всему, Кучеренко решил задержать публикацию длительной процедурой согласования.

- Чем закончилась эта история, Кучеренко судился с изданием?

- Нет, но мог. Насколько я помню, он звонил главреду газеты и грозно так угрожал. Обещал проучить издание через собственников, но так ничего и не сделал. Вадим Денисенко (главред Комментариев) – боевой парень, за что ему большой респект. Кажется, в ответ на грубость и угрозы он зычно послал тогда министра и порекомендовал отвечать за сказанное. Детали того разговора лучше у него уточнить.

Но это радикальный способ решения конфликтов. Книга описывает подобные ситуации и альтернативные способы решения таких конфликтов интересов с наиболее эффективным результатом для обеих сторон. Чтобы это было читабельно и не выглядело как «исповедь блондинки» я разбавляю материал большим количеством примеров не только из собственной практики, но из жизни моих коллег, чью работу уважаю и считаю востребованной. В книге будут фигурировать точки зрения всех главредов деловых СМИ. С некоторыми из них мне еще предстоит встретиться. Но главное, там будет отображена точка зрения всех сторон. Там же – министры, депутаты, бизнесмены, их пиарщики, пресс-секретари. У них тоже есть свой опыт коммуникации со СМИ и своя точка зрения на предмет, что такое коммуникативное пространство. И согласись, во многих случаях они далеко не идиоты.

- Кто является целевой аудиторией твоей книги?

- Собственно, все эти люди. Молодые и не очень политики, дипломаты, пиарщики, представители корпоративного сектора и, конечно, журналисты. Для эффективного взаимодействия друг с другом важно понимать логику работы всех этих людей. Когда я всерьез задумалась о книге и начала собирать материал, то почувствовала огромный спрос на эту тему. Это придало мне уверенности. Большую надежду я возлагаю на то, что книга станет востребованной среди молодого поколения, которое планируют попасть на работу в деловые СМИ, студентов факультетов журналистики разных ВУЗов.

светлана крюкова,,украинская правда,эксперт,

"Все, более или менее успешные журналисты тщеславны до мозга костей, за очень редким исключением. В деловую журналистику должны приходить самодостаточные люди, со здоровой психикой, сексуально удовлетворенные и не пьющие"

- А много ли в деловой журналистике людей, имеющих профильное образование, стоит ли ориентироваться на эту категорию?  

- Очень мало. По неформальной статистике, в среднем из 100 журналистов – только 19 имеют профильное образование. Из 20 с чем-то главредов – только у пяти есть журналистский диплом. В тех СМИ, с которыми я сотрудничаю, работают бывшие математики, физики, гуманитарии. Я закончила финансово-экономический факультет и в целом считаю, что образование дает лишь базу. Основополагающие для журналиста, все-таки, такие психокачества как любознательность, честолюбие, стремление к справедливости и, простите, … тщеславие. Кто бы что не говорил, но все, более или менее успешные журналисты тщеславны до мозга костей, за очень редким исключением. Среди студентов журналистских факультетов таких людей много. И еще. В деловую журналистику должны приходить самодостаточные люди, со здоровой психикой, сексуально удовлетворенные и не пьющие.  Если курящие, то хорошие сигареты, и знающие толк в качественном отдыхе. Это автоматически отображается на стиле и глубине их текстов. Их же серьезные люди читают! Спесивые и злые статьи, сочащиеся ядом, написанные неудовлетворенными жизнью людьми, псевдожурналистами – фельетонщина прошлого века. Журналистика - профессия– золото, ничего интереснее не придумаешь!

- Какая цель твоей книги?

- Кроме педагогической - изменить отношение общества к деловой журналистике. Она очень молода, местами дискредитирована в силу непрофессионализма отдельной группы людей и джинсы.

- Много ли место уделено джинсе, «проплаченной журналистике»?

- Отдельная глава. Думаю, многим моим коллегам она не понравится.

- Есть ли у тебя соавтор?

- Нет, он «выпал» из процесса на этапе идеи. Заработался. 

- Что послужило импульсом к написанию книги?

- Собственно, воодушевил в том числе бывший соавтор. Алексей Набожняк, журналист «Деловой столицы». Года четыре назад мы плотно практиковали с ним в кулуарах Кабмина, где и познакомились. Он наблюдал за моей работой и предложил написать об этом книгу. Тогда мы поочередно ловили министров за рукава, разрабатывали схемы и способы поиска новых ньюс-мейкеров, учили чиновников «дружить» с журналистами.

светлана крюкова,,украинская правда,эксперт,

"Профессиональные журналисты - цыгане, с тонким психологическим чутьем"

- Ты считаешь, что с журналистами можно и нужно «дружить»?

- Вообще-то, нет. Этот вопрос напомнил мне другое изречение, о том, что дружба между мужчиной и женщиной  - миф. Это - отношения бывших или будущих любовников. Так и в журналистике. Профессиональные журналисты – цыгане, с тонким психологическим чутьем. Они никогда не общаются с тобой просто так. Это их работа. По истине профессиональные журналисты глубоко одиноки, у них нет друзей. Бывают исключения другого свойства, когда журналист устанавливает приятельский контакт с ньюс-мейкером, делится с ним информацией, стреляет контакты, однако дружбой это не назовешь. У меня таких приятельских контактов – человек восемь, со всеми остальными я сохраняю ровные отношения.

Так вот вернемся в Кабмин. В то время мы нарабатывали навыки, коллекционировали мобильные телефоны топ-менеджмента правительства, учились составлять профессиональные базы данных, «тырили» документы – настоящая журналистика. Алексей стал свидетелем одного воодушевляющего клептоманского поступка, который, пожалуй, положил основу этой книги.

светлана крюкова,,украинская правда,эксперт,

"...проект бюджета был у меня. Сперла .... у  министра внутренних дел Юрия Луценко" 

- Какого?

- Как-то Минфин подготовил проект госбюджета на будущий год и строго засекретил этот документ до момента утверждения. А это же – клад! На одном из расширенных заседаний правительства толстенный талмуд в ограниченном количестве на руки раздали всем министрам. Свежий, как бабушкины пирожки, еще горячий из печати, с большим количеством цифр, табличек и графиков.  Грех такое не захотеть. В общем, по итогам заседания правительства проект бюджета был у меня. Сперла …. у  министра внутренних дел Юрия Луценко. Думаю, он этого даже не заметил.  В книге речь пойдет о том, как это делать. Учу плохому.

- Сколько времени ушло на написание книги?

- Около полугода. Темп – вялотекущий, в отрыве от производства. Материал накапливался в течение пяти лет, с момента «оранжевой революции» - исторически формальной точки зарождения в Украине независимой журналистики.

 - Кто финансировал книгу?

- А вот тут мне бы стоило перевести тему на что-то абстрактное и заговорить тебя так, чтобы ты забыла о чем был вопрос... Одна грантовая организация. Сегодня пытаюсь привлечь спонсоров на доптираж, а также публикацию книги на украинском языке. Изначально книга русскоязычная. Окончательный тираж зависит от этих переговоров. Дата выхода – приблизительно вторая половина осени. Еще много работы.

- Как тебе писалось , с какими трудностями ты сталкивалась?

- Сейчас главное сложность, как выкроить время и закончить книгу, а также как подать некоторые острые моменты с юридической точки зрения. На прошлой неделе мне позвонил один из моих читателей, с которым у меня сформировался забавный «кейс», полезный для анализа и публикации. Он спросил, намерена ли я публиковать в книге «вот ту самую» старинную историю нашей с ним коммуникации, где он явно повел себя некорректно. Я ответила: «безусловно», и он пообещал преследовать меня судебным иском до конца моей жизни. Я пообещала придумать такую формулу, чтобы этого избежать. 

светлана крюкова,,украинская правда,эксперт,

Крюкова с главным редактором "Эксперта" Андреем Блиновым

- Будет ли «Эксперт» тебя как-то поддерживать?

- Да, я рассматриваю и такой вариант. Скажем, «Эксперт» может оплатить доптираж или промоушен сделать. Но я пока хочу попробовать собственными силами. Этот вариант - как запасной. Дело в том, что книга будет востребованной. Я так чувствую.

- Не почувствовала ли ты, что тебе не хватает опыта для книги?

- Опыт, если тебе покажется, что в книге его недостаточно, я компенсирую опытом других людей. Я не намерена публиковать биографическую сводку, это будет очень забавное чтиво. Зрелость? Вот допишу книгу и созрею окончательно. По опыту могу сказать, что интервью больше 14 тыс знаков читаются с трудом – давай заканчивать.

Давай, Света. Удачи тебе и твоей книге. Про джинсу и клептоманию я почитаю обязательно. Надо же как-то учиться повышать свое материальное состояние.

МедиаНяня.

Фото Александр Зубко, Евгения Максименко и Татьяна Кривая.

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''