Facebook LiveJournal Twitter

Запрет на Евромайданы и другие правила проката украинского фильма от Центра Довженко

11:30 18.12.2013 0

Несмотря на временное приостановление конкурса - которое, как меня заверили представители Госкино, действительно временное, связанное с отсутствием бюджета, и не означает краха всей структуры - украинское кино продолжает активно сниматься. Все доказательства этого были представлены на зимнем кинорынке: больше дюжины украинских лент готовы в ближайший год выходить на экраны и бороться за своего зрителя с Голливудом, если бы не одно но. Дистрибьюторы были только у нескольких лент. Да и не всем из уже готовых фильмов, отснятых за государственные деньги, повезло, как «Параджанову» и «Иване Силе» попасть в широкий прокат.

Сделать так, чтобы фильмы, которые не нашли своего прокатчика, не остались на полке, стало для Госкино первоочередной задачей. И одним из вариантов решения оказалось сотрудничество с Национальным центром Александра Довженко - государственным предприятием, доселе существовавшим больше как киноархив и копировальная лаборатория. Чтобы не гадать, как же там планируют организовать прокат украинских фильмов, я отправилась за разъяснениями прямо к адресату. Им оказался специалист по вопросам дистрибьюции Центра Довженко Александр Прокопенко.

Госкино, государственное агентство по в, прокат, прокатчик, национальный центр александра, фильм

- Александр, как вообще появилась мысль заняться прокатом украинского кино?

- Идея возникла у заместителя директора Национального центра Александра Довженко Ивана Козленко. Прокат новых украинских фильмов, реставрация и прокат старых лент и еще многое другое – целиком его проекты, его идеи. В частности, именно он решил собирать раз в год лучшие короткометражки украинских режиссеров в цикл «Українська нова хвиля».

Но желание прокатывать украинское кино – природная эволюция для нашей индустрии. Не может наш продукт оставаться вечно фестивальным и сугубо ограниченного потребления, или, того хуже, пылиться где-то на полке. Так что когда у Госкино в портфолио собралось достаточно хороших фильмов, встал вопрос о том, что они снимались не «в стол». Иван Козленко и предложил им найти варианты дистрибьюции продукта.

- Это касается не только короткометражек «Украинскої нової хвилі», но и других работ?

- Абсолютно верно. Люди должны подтвердить покупкой билетов, что идея возрождения украинского кино – не блажь. Преодолеть стереотип неполноценности нашего кинематографа. Естественно, это зависит и от качества самого украинского продукта.

- А почему именно Центр Довженко взял на себя роль дистрибьютора?

- Мы одно из киноучреждений в иерархии госпредприятий, есть прописанные законодательные схемы передачи прав собственности. Ну и, самое главное, есть молодой менеджер и команда единомышленников, у которых есть видение того, как должно развиваться украинское кино, и как донести его до конечного потребителя. Многие проекты Ивана Козленко по продвижению украинского кинематографа были успешными, поэтому идея, что мы должны заниматься прокатом в кинотеатрах фильмов, которые находятся у нас на балансе, ни у кого не вызвала противоречий. Мы все видим в таком прокате большой потенциал.

Госкино, государственное агентство по вопросам кино, прокат, прокатчик, национальный центр александра довженко, фильм

- Расскажите о прокате кироткометражек «Українська нова хвиля».

- У нас около 150 сеансов в 21 кинотеатре. Мы договорились о сотрудничестве с тремя большими сетями – это «Кинопалац», «Мультиплекс» и «Планета кино». «Українська нова хвиля Romantique» стартовала в прокате 12 декабря в большинстве их них.

- А по сравнению с первым циклом?

- К сожалению, на тот момент я еще не занимался этим проектом, но кое-какой информацией владею. Первый цикл короткометражек Центр Довженко выпустил в прокат в декабре 2012 года. В цикл вошло 7 работ – большинство из них совершенно новые, и для всех это был премьерный показ – созданных при содействии или по заказу Госкино. В прокат они вышли, если я правильно помню, всего в семи или даже шести кинотеатрах, а экранов было меньше в три раза. В Киеве это были «Кинопанорама» и «Жовтень», а в регионах по-разному. Прокат получился ограниченный, а тематика прошлогоднего цикла была проблемная. Эти фильмы были медитацией на социальные и политические вопросы, что очень характерно для украинского кино.

В этом же году «Нова українська хвиля Romantique» совсем иная, даже в чем-то попсовая. В этой подборке всего одна традиционная украинская короткометражка – о конфликте поколений, о социальных вопросах, о сельской жизни. Этот цикл рассчитан на людей, которые хотят посмотреть что-то легче и романтичнее. Это не «чернуха».

- С чем вы связываете то, что количество экранов выросло, и прокат получился достаточно широким?

- Во-первых, грубо говоря, я на работу в Центр Довженко пришел целенаправленно - чтобы расширять прокат этого кино. То есть когда возникла идея широкого кинопроката, они пригласили для этого специалиста. У меня есть опыт работы в прокате, я раньше работал в одном из крупных украинских дистрибьюторов, остались налаженные связи с кинотеатрами. Моя работа в том и заключается, чтобы наладить диалог с кинотеатрами, усилить эти связи… 

Во-вторых, пошла определенная волна поддержки украинского кино, как на государственном уровне благодаря грантам Госкино, так и со стороны частных инвесторов, как, к примеру, в случае с «Тенями незабытых предков». В последнее время большое количество премьер напомнили украинскому зрителю, что украинское кино существует, и что оно не сводится к скучным социальным работам. Та аудитория, которая у нас есть, ждет украинского ренессанса, надеется на возрождение качественного украинского кинематографа в новом формате.

Ну и в третьих, что касается именно нашего проекта, то спрос на него растет потому, что мы собираем в наших циклах самые новые тренды украинской индустрии кино. Короткометражки – это вообще жанр для эксперимента, а большинство работ у нас принадлежат новому поколению режиссеров, продюсеров. Это проект, который в определенном смысле подводит итоги года. По прошествии года собираются лучшие работы, самые показательные. Наш цикл и есть таким новогодним резюме украинского кинематографа.

Хочу также отметить, что большие сетевые кинотеатры, имеющие более трех экранов, несмотря на то, что около 80% их репертуара составляет Голливуд, приходят к пониманию, что украинское кино нужно поддерживать. Естественно, что они работают на прибыль, но они дают сеансы украинскому продукту с удовольствием.

- Разве они не обязаны на законодательном уровне давать сеансы украинским лентам?

- Да, законодательно определено, что украинское кино имеет определенные квоты. Но в наших переговорах с кинотеатрами об этом вообще ни разу речь не заходила. Мы стремимся возобновить диалог кинотеатров с государственными институциями, соответственно, никогда не пользовались принуждением, не угрожали санкциями и штрафами. Мой подход к прокату украинского кино отталкивается от конкретного продукта – если он интересен, я предлагаю его кинотеатру именно с точки зрения его качества. Все наши будущие проекты диктуются успехом нашего сотрудничества. Госкино ведь не прекращает свою деятельность в 2013 году, поэтому глупо было бы принуждением к исполнению квот испортить отношения с ними, и потом иметь проблемы при прокате следующих украинских фильмов.

- Насколько же успешно это сотрудничество? Какие результаты проката той же «Украинскої нової хвилі»?

- По моему мнению, зритель пока что смотрит слабовато. «Українська нова хвиля Romantique», по-моему, пострадала из-за политических событий. Такие события, как то, что происходит сейчас в украинском обществе, всегда отражаются на тратах людей. В смутное время люди стремятся тратить деньги на что-то жизненно необходимое, да и в целом людям сейчас немного не до кино. Это нормальная реакция. Так получилось, что старт нашего проекта попал на такое время, поэтому зритель отреагировал предсказуемо вяло.

- А не связано ли это с сеансами? Создатели многих украинских фильмов жаловались мне, что их прокатывают не в прайм, когда даже блокбастеру сложно собрать зал…

- Вы знаете, у нас есть и праймовые сеансы. К примеру, кинотеатры «Жовтень» и «Кинопанорама» дают нам и дневные сеансы, и по два сеанса вечером, что очень много. Не могу жаловаться, что нас обделили с этим проектом. Но, к примеру, в кинотеатре в Алчевске вообще нет продаж билетов. Возможно, там аудитория таким образом подсознательно реагирует на слово «украинский». Зритель еще не везде готов воспринимать кино нашего производства.

Я хочу отметить, что с этим проектом речь идет в первую очередь не о деньгах. Мы в первую очередь хотели именно показать работы, донести до аудитории мысль, что украинский фильм жив, он снимается, он качественный. Нужно ведь осознавать, что цикл короткометражек – это не финансовый проект. Это фестивальное кино, и речь никогда о сверхцифрах не идет. Задача таких проектов – достучаться до аудитории, найти своего зрителя.

- Я знаю, что вы собираетесь выпускать в прокат полный метр.

- Да. К сожалению, детали и даты я пока назвать не могу – просто потому, что все это еще на этапе планирования. Но к нам в киноархив поступили фильмы, которые были отсняты при содействии или по заказу Государственного агентства по вопросам кино. Эти фильмы сейчас находятся на балансе Центра Довженко. Соответственно, мы будем предлагать их кинотеатрам. Сейчас речь не идет о широком прокате каждого фильма – для некоторых работ это будет только дистрибьюция на телевидении.

- От чего это зависит в каждом конкретном случае?

- Исключительно от самого фильма.

- И речь идет только о фильмах Госкино?

- Да, это фильмы, созданные при участии Госкино. Агентство передает их нам с целью дистрибьюции, чтобы мы занимались вопросами проката и донесения кино до широкой аудитории, а также зарабатывали на них. То есть эти фильмы находятся у нас «в работе».

- А каков формат сотрудничества с Государственным агентством по вопросам кино? Это эксклюзивный договор?

- Все просто. Я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, что нам по запросу передаются неэксклюзивные права на эти фильмы, и в случае, если собственником прав на фильм является Госкино, эти права переходят Центру Александра Довженко, чтобы потом мы могли использовать эти продукты для их дистрибьюции. То есть, сейчас это просто формат передачи прав на конкретные фильмы. В дальнейшем все будет зависеть от той работы, которую мы будем проводить.

- А есть уже какие-то договоренности по поводу новых проектов Госкино? В 2014 году выходит больше 10 украинских фильмов, которые снимались при участии государства. У некоторых из них уже есть прокатчики, но у многих – пока нет.

- Там есть определенные законодательные нюансы. Есть несколько форматов участия государства в фильме, и соответственно, разное правообладание на фильмы. Я не знаю точной процедуры, и на каких условиях режиссеры снимают «при поддержке Госкино», а не «по заказу Госкино».  Я могу комментировать только проекты, которые уже на балансе Центра Довженко.

- А вы можете отказаться, к примеру, заниматься дистрибьюцией какого-то фильма?

- Мы ни от одного проекта не отказываемся по той простой причине, что мы киноархив, а не только прокатчик. К нам может прийти независимый режиссер, и предложить свой фильм. Мы подписываем с ним договор, и, если видим в этом потенциал, можем заняться и дистрибьюцией его ленты. Отказаться мы бы смогли гипотетически только в случае, если от нас в Госкино потребовали бы сделать «конфетку» из того, из чего по определению сладости не получаются. То есть, если бы речь шла о вообще нереализуемых проектах.

- Выходит, формат распространения фильма вы определяете сами? Или Госкино все же диктует определенные условия?

- Нет, никаких условий Госкино нам не выставляет. От агентства иногда приходят рекомендации. Вот в случае с проектом «Українська нова хвиля Romantique» они порекомендовали нам включить фильм «18+», который был снят по гранту президента Украины. Но это была рекомендация информационного характера – что, мол, такая-то лента вышла и она качественная, посмотрите. Мы его включили в цикл только потому, что он подходил по тематике и был действительно интересным. Никакого давления на нас Госкино никогда не оказывало.

Наши отношения с Госкино можно назвать диалогом. Условия нам никто не диктует. Скорее, мы строим отношения на условиях равноправия. Этим занимается Иван Козленко.

- А есть ли интерес к новому украинскому кино у телеканалов? Как вы планируете телепрокат?

- Да, у нас есть контакты с телеканалами и даже запросы на определенные фильмы из киноархива. Ну а помимо телеканалов, большая заинтересованность в нашем продукте есть у онлайн-кинотеатров. Мы сейчас ведем переговоры с Megogo.net, и с некоторыми другими ресурсами, готовим для них пакет оцифрованных фильмов - как новых, так и отреставрированных. Это один из ближайших наших проектов. Ну а с телеканалами работа ведется достаточно ситуативно: к примеру, в следующем году мы празднуем юбилей Александра Довженко, так что телеканалы заинтересованы сейчас в показе каких-то его работ или проектов, связанных с этим событием.

Теперь мы знаем, что новое украинское кино не останется на полке. Ну, а если останется - знаем, кого в этом можно обвинить. Если другие прокатчики не возьмутся за ленты, альтернативного дистрибьютора им уже нашли. Осталось только надеяться, что бурные народные протесты не будут сопровождать каждый релиз Центра Довженко - ну, и что релизы окажутся достаточно интересными.

Фото dovzhenkocentre.org и Александра Прокопенко

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости партнёров:

Loading...
''