Facebook LiveJournal Twitter

Татьяна Микитенко о «Рагулях»: «Почему люди думают, что танцовщицы с фейерверком в заднице - это интересно?»

12:30 08.09.2014 2

Звезды свято верят в собственную божественность. Астрономы же уверяют: любая звезда - просто скопление газов. Создательница популярного сайта ragu.li Таня Микитенко и вовсе уверена, что наш светский бомонд - это «клиника», и вот уже пять лет выдает диагнозы звездным пациентам из палаты отечественного политикума, шоу-бизнеса и телевидения. Об этом и других терапевтических проектах журналистки - из первых рук.  

- Таня, расскажите о сделке с Lumpen production о покупке ragu.li - на каких условиях она осуществлялась и как на вас вышел Вова Петров?

- Ой, это было давно. Мы сотрудничаем, 50% принадлежит Владимиру, 50% - мне. С момента сделки в отношении политики, которая ведется на ragu.li, ничего не поменялось. Я принимаю все решения, Петров мне доверяет, ему просто захотелось поддержать ресурс, которые показался ему оригинальным и качественным. Мы не были знакомы раньше. Со мной связались, мы поговорили и решили сотрудничать. 

- Сайт приносит прибыль?

- Нет. Мы не продаем рекламу, ничего не продаем - это хороший имиджевый проект. Возможно, если в будущем будет стоять цель заработать, - мы сделаем это.

- Какие бизнес-инструменты применимы к проекту ragu.li?

- Честно говоря, я не думала об этом. Моя цель - чтоб это был читаемый, хороший проект. 

- Отказ от потенциальной прибыли - ваша принципиальная позиция?

- Нет. Знаете, есть вещи, которые у меня хорошо получаются, а есть вещи, в которые я просто не лезу. Я могу придумывать какие-то проекты, реализовывать их, писать, выражать свою точку зрения, а зарабатывать на этом деньги - это не мой талант. У меня есть проект «Читанка», которым я занимаюсь дольше, чем сайтом ragu.li - и вот мне тоже не приходит в голову его монетизировать, потому что это что-то вроде социального проекта, публичной библиотеки. Я вкладываю в него много усилий просто так, чтобы кому-то было лучше. Если Владимир поставит такую цель - зарабатывать - это будет другое дело. 

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Я ничего не соображаю в финансовых вопросах»

- Кроме Петрова кто-нибудь пытался поддержать проект?

- Смотря что считать поддержкой. Выделяли площадку, давали хостинг - было несколько людей, которые поначалу мне помогали. Вернусь к той же «Читанке» - у меня есть друг, который оплачивал мне хостинг, есть друзья, которые давали мне деньги, чтобы я, например, купила сканер.

- А не обращались с предложениями поддержать финансово и при этом влиять на политику ragu.li?

- Нет. Пока что все, что я пишу в интернете, не корректируется кем-то со стороны (стучит по дереву). Если я пишу о чем-то - значит, это вызывает у меня живую реакцию. Даже если я понмаю, что вещь в формате ragu.li, но не задевает меня, - не буду писать. 

- Кто еще пишет на ragu.li?

- За 5 лет существования было несколько единичных случаев, когда писали какие-то юзеры. Был период, когда я пыталась привлечь аудиторию, чтоб они тоже участвовали в проекте. Иногда мне шлют какие-то фотографии - чаще всего, через группу в Facebook. Единственное, большой вклад в ragu.li сделал Николай Воськало, который пишет стихотворения «Кольки». Они смешные, я так не смогу, поэтому иногда прошу его что-то написать. Мне нравится, что ему можно сказать тему, а он через 10 минут выдаст что-то классное, концептуальное - им не надо руководить. Опять-таки, если тема его не задевает - он ничего не напишет. 

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Проект ragu.li - это очень маленькая часть моей жизни. Это не работа, я не вкладываю огромного количества усилий, потому что можно сойти с ума, если заниматься этим в полную силу»

- Как обстоят дела с посещаемостью сайта, ведется ли какая-то статистика?

- Знаете, раньше я могла сказать, что у нас 10 тыс. посетителей в день. Сейчас из-за того, что ситуация в стране сильно поменялась, я не уделяю этому проекту такого количества времени, как раньше. Во-вторых, аудитория все-таки не готова развлекаться и активно заходить на Сергея Пастуха, когда в стране война. Сейчас ко мне заходит 80 тысяч в месяц. В прошлом году за этот же период показатели составляли 140 тысяч. На Facebook-страницу сайта подписано больше 20 тыс. пользователей. 

Мой подход к этой работе постоянно меняется, и сейчас я пишу о каких-то затрагивающих социум темах, о глупостях наших политиков. Собственно, благодаря этому появился еще один подпроект - тоже с Владимиром Петровым, который называется «Золотой батон». Год назад, когда не было всех этих событий, накала в социуме, я понимала, что не могу писать о политике так часто, как мне этого хочется, несмотря на то, что маразматичность в государственных слоях достигала предела. У меня была мысль сделать какую-то подкатегорию о политике, чтобы аудитории было не так ужасно постоянно читать об этом. И когда случилась история с золотым батоном, мы решили, что нужно делать отдельный смешной проект, посвященный политике.

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Золотой батон - это проявление абсолютного безумия людей, которые стояли во главе государства. Этот символ люди запомнят на долгие годы. Если подумать о золотом батоне с точки зрения психологии - это глубокая травма»

- Расскажите о «Золотом батоне» подробнее.

- Сейчас мы только начинаем. У нас три автора, которые пишут о политиках, называют вещи своими именами, но не думаю, что я могу о них говорить. Четкого распределения - кто о чем пишет - нет: увидел, взял, написал. Например, я увидела указ президента Украины о том, что у нас будут парады-салюты, и написала об этом, потому что мне кажется, что это бред. У нас идет война и, в принципе, у людей любой салют вызывает реакцию «А, на нас напали, что делать?!» Как можно в таких условиях делать залпы в двух городах? Мы видим, в каком состоянии находится наша армия, так кому сейчас нужен парад, кому и что мы пытаемся доказать? Вот я и написала, что люди потеряли связь с реальностью, что это цинизм, и опубликовала фотографию этого указа. 

Я не пытаюсь вытащить из себя какую-то тему, которая «выстрелит» или на которую отреагирует аудитория, интернет-пользователи поставят like/share. Я просто высказываю свои эмоции от увиденного - благодаря этому и стартовал проект ragu.li. Были какие-то вещи, которые вызывали у меня много эмоций, а выхода эти эмоции не находили: согласитесь, сидеть с друзьями и обсуждать Камалию - это странно. Хотя сейчас моя тусовка профдеформирована, поэтому такая картина вполне реальна (смеется). Когда я все это начинала, то понимала, что нет ресурсов, которые пытаются как-то критически посмотреть на тот бред, который происходит. Я часто говорю «бред», «маразм» и так далее, потому что когда у нас пытаются показать, что элита - это макияж, который видно с соседней улицы, или трусы в заднице под прозрачным платьем, когда «светские львицы» фотографируются с открытым ртом и выпученными глазами - все это напоминает зоопарк. Они сами выбирают такую позицию - изображать из себя клоуна, а когда о них потом пишут «вот, посмотрите, клоун» - эти люди почему-то обижаются. Если ты зарабатываешь этим на жизнь и не умеешь иначе привлечь к себе внимание - почему ты обижаешься? Самое печальное, что для того, чтобы тебя услышали, нужно быть популярным, но те люди, которые у нас популярны, - лучше бы мы их не слышали. Вот на это я аккуратно пытаюсь указать на своем сайте. 

- Возвращаясь к «Золотому батону»: редактируются ли ваши материалы, есть ли запретные темы?

- Нет, ничего такого нет.

- И Вова Петров не влияет на контент проекта?

- Думаю, об этом лучше спросить у Петрова. К счастью, я никогда не сталкивалась с редактурой. Я работаю в Национальной радиокомпании Украины, где иногда делаю новостные сюжеты, у меня там есть своя программа, и у многих людей возникают аналогичные вопросы о цензуре, учитывая, что это государственная структура. Но хочу сказать, что даже там меня никто не редактирует. 

- А с сайта ragu.li приходилось снимать материалы?

- Один раз была такая ситуация. Я опубликовала фотографию одного человека с каким-то комментарием в своем стиле, а потом мне через знакомых передали просьбу ее снять. Почитав об этом человеке, я узнала, что у него было что-то вроде проблем со здоровьем. В итоге фото я сняла. И был еще случай, когда я выложила фото судьи с демоническим макияжем и каким-то наворотом на голове, и позже сама же его сняла - там тоже что-то со здоровьем было, на эту женщину напали с ножом. Но обычно я не снимаю материалы, могу только редактировать. 

- Не было случаев, чтобы вам угрожали, заставляли снять публикацию?

- Не было такого. Не могу сказать, что на меня сложно выйти, просто даже те, кого мой сайт может обидеть, придерживаются мнения, что негативный пиар - это тоже пиар. Иногда меня спрашивают, мол, ты слишком часто пишешь об этом человеке - наверное получаешь от него деньги? Нет, этого тоже нет. Да я и не пишу ничего, что могло бы вызвать такую реакцию. 

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Не думаю, что Камалия знает о существовании сайта ragu.li»

- Внутренний цензор может остановить вас перед публикацией?

- Я совру, сказав, что такого не было. Представьте, что у вас есть дорогой человек, а у него были отношения с кем-то. Потом вы хотите вставить фотографию этого кого-то в пост и думаете: «Но это же обидит дорогого мне человека». Вот в этом была самоцензура. Про детей стараюсь мало писать, потому что они все-таки не виноваты, что у них родители немножко сумасшедшие. Хотя год назад я ставила на сайт показ мод, кажется, в Ивано-Франковске. Там были две девочки лет десяти в каких-то обтягивающих костюмах, с агрессивным макияжем - это выглядело настолько ужасающе педофилично! Еще был пост с видео, ге девочки 8-10 лет танцуют на шестах на сцене. Хочется остановить людей, чтобы они такого не делали с детьми. Ну, и самих детей там не очень четко видно.

- Что вы вкладываете в понятие «рагулизм», и как оно менялось за пять лет вашей деятельности?

- Это неоправданное позерство, глупость, желание самоутвердиться, когда для этого нет никаких оснований. Меня удивляет, почему у людей такая высокая самооценка, если они не делают ничего хорошего, качественного?.. Это какое-то желание заинтересовать других собой. Если говорить о политике, то это непрофессионалы, которые пытаются что-то делать, а получается очень неадекватно. Показушничество, желание, чтобы тебе все завидовали - если взять эту комбинацию и перемешать с глупостью, завышенной самооценкой - получится рагулизм. В Сергее Пастухе, например, идеально совпадают все эти характеристики. Самое интересное, что в обществе на это есть спрос. Он везде лезет, а его везде берут - Пастух появляется в многочисленных телепроектах. Получается, что фрикам у нас дают дорогу, а тем, кому есть, что сказать, - нет.

Мне кажется, с годами это понятие не меняется. Сейчас, из-за событий последних месяцев, светская жизнь вообще умерла, поэтому таких масштабов неадекватности псевдозвезд, как раньше, уже нет. Но мне кажется, что на некоторых повлиял и мой сайт, люди стали спокойнее относиться к себе. Опять-таки, почему-то этим персонажам нравится себя выпячивать, всем показывать. Три года назад я увидела фотографию: ночной клуб, стоят голые танцовщицы, у которых в задницах торчат фейерверки, из них валит огонь! И это вечеринка в центре города! Они выложили это на свой сайт, мол, вот, у нас такие вечеринки проходят. Ребята, ну проходят - пусть себе проходят, не надо это никому показывать!

У нас нет культуры папарацци, но я все равно не пишу о тех случаях, когда фотографы сняли чьи-то трусы на выходе из машины - человек в этом не виноват. Я пишу только о том, что выставляют напоказ. 

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Вы же понимаете, что все эти люди действительно монетизируют свои неадекватные амплуа? Сначала они сами ходят на вечеринки, потом их приглашают и как минимум бесплатно кормят и фотографируют - это уже поглаживание эго»

- Вы когда-нибудь встречались с героями своих материалов?

- Недавно была ситуация, когдя я стояла в компании абсолютно непубличных людей, и одна девочка сказала: «Я помню, ты обо мне писала». Она не кидалась на меня и не пыталась вырвать мне волосы - девочка просто переросла эту ситуацию. Не знаю, почему она попала на ragu.li - может, платье какое-то страшное надела. 

- Какой рагулизм впечатлил вас больше всего в этом году? Наверное, дом Пшонки?

- Да, это было нечто. Я увидела эти фотографии после того, как побывала в этот день в Межигорье. Несмотря на то, что я не была там внутри и не имела возможности оценить всю красоту, я была впечатлена масштабом поместья Януковича. Огромнейшая территория, набережная, натянутые провода, чтобы, не дай Бог, никто не залез... Ты видишь, сколько денег вложено в каждый квадратный метр: мне кажется, если бы всю эту площадь утыкали долларами, свернутыми в трубочку - обошлось бы дешевле. И представьте: я под впечатлением от увиденного, приехала к друзьям, ужинаем, и тут мне приходит сообщение с вопросом, видела ли я дом Пшонки. Я перехожу по ссылке и у меня просто моментально вылазят глаза - я не ожидала, что такое может быть! Да, дом Пшонки - это намбер ван, потому что никакой золотой батон с этим не сравнится. 

- Кто, по вашему, достоин звания «Почетный рагуль Украины»?

- Вы знаете, на сайте даже специальное голосование есть. Последним, кажется, был Сергей Пастух - ну, он очень стремится стать популярным в шоу-бизнесе. Несмотря на всю агрессивность его образа, в нем есть и какая-то беззащитность, мне кажется. Но если говорить о политиках, то это, конечно, Пшонка и Янукович - глыбы. Это уровень, которого невозможно достигнуть. А вообще, за пять лет существования ragu.li этот факел переходил от одного персонажа к другому. 

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Вы видите, как я умею критиковать других. Поверьте, себя я критикую в сто раз больше»

- Вы не устали за столько лет смотреть на все это и писать об этом?

- Знаете, были периоды усталости. Сейчас тоже такой период: ты истощаешься от огромного количества новостей, информационного потока, который тебя окружает. В то же время, я не отношусь к ragu.li как к какой-то обязаловке - это возможность выразить свои эмоции, и я знаю, что какая-то часть людей разделит мое мнение. Это как клуб анонимных алкоголиков (смеется). Пусть это будет клуб людей с зависимостью от жлобства. 

Сейчас мы начинаем делать проект, посвященный чему-то совершенно противоположному - это «Калча». Это место, в котором ты отдыхаешь, вдохновляешься, чувствуешь себя, как в любимом кафе - ты знаешь, что там всегда вкусный кофе. 

- Какая у вас роль в этом проекте?

- Я пишу для culture.ua. У меня такой подход к жизни - я пишу о том, что мне интересно, делаю ресурсы, которые мне самой было бы интересно почитать. Проект «Читанка» для меня очень знаковый проект - он первый, мы сдеали его вместе с Таней Савченко, большое ей спасибо. На данный момент на «Читанке» почти 2,5 тысячи книг. До появления «Читанки» я искала подобные проекты в интернете и думала: вот черт, не могу найти, надо сделать самой. Подобная история произошла и с ragu.li, и к culture.ua у меня такое же отношение. 

- Проект придумал Вова Петров и пригласил вас?

- Да, так и было. У людей есть потребность в том, чтобы читать что-то хорошее, а не постоянные истерические новости, например, о гуманитарном конвое. На  самом деле, меня эта информация о конвое настолько выбила из колеи, что я в тот день пять раз проверяла, закрыта ли у меня дома входная дверь. Пять раз подойти к двери и подергать - закрыта ли она - это психологическая реакция, когда ты не можешь по поводу чего-то успокоиться и делаешь какую-то другую бессмысленную вещь. Сейчас людям нужны информационные площадки, куда они могут зайти и получить удовольствие, узнать что-то новое, посмотреть на красивые вещи. 

- Во время самых страшных событий, которые происходили в нашей стране, читатели периодически уставали от новостей и пытались отвлечься, почитать что-то развлекательное. Не замечали ли вы всплеска активности аудитории на ragu.li?

- Очень. Несмотря на то, что моя авторская активность на сайте была близка к 20% (по сравнению с регулярным появлением материалов в мирное время), аудитория очень быстро нарастала, людям нужно было на что-то переключиться. В апреле-мае этого года у меня резко увеличилось количество подписчиков в Facebook (у официальной страницы сайта ragu.li, - МН), несмотря на то, что я туда почти ничего не ставила. Люди читали старые посты, лайкали, мне кажется, у меня появилась новая прослойка аудитории. Людей прорвало, им хотелось отвлечься. С другой стороны, у меня же проект несерьезный, хи-хи-ха-ха, я позволяю что-то остренько там написать, а сейчас даже серьезные новостные ресурсы, которые, по идее, должны придерживаться рамок профессионализма, впадают в истерику. Заходишь и видишь истерические заглавия, типичные для какого-то желтого-желтого издания. Так вот мне кажется, что люди заходили на ragu.li, чтобы увидеть смешное и острое там, где это должно быть, а не читать, условно, «Украинскую правду» с истерическими сообщениями. Для серьезных сайтов это не лучшая позиция - горячие заглавия, конечно, привлекают аудиторию, но профессиональные новостные ресурсы не могут себе этого позволять. Мне кажется, читателей нужно информировать, а не вгонять в депрессию и панику.

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Если вы видите на ragu.li бред, то он хотя бы соответствует общей концепции. Никто не ждет от меня чего-то серьезного, какой-то аналитической оценки - все просто заходят почитать смешной текст»

- В комментарии о покупке доли в проекте ragu.li Петров сказал: «Теперь Таня будет зарабатывать деньги за то, что ей и так нравится». Вы получаете деньги за все проекты, кроме «Читанки»?

- Да. 

- Получается, у вас два работодателя - Петров и НРКУ?

- На самом деле, у меня больше работы. Например, по воскресеньям ко мне уже много лет подряд приходит ученик, с которым я занимаюсь английским. Иногда я пишу для других ресурсов. При этом я не делаю ничего «на от...бись»: если уже подписалась на что-то, то стараюсь вкладывать туда большое количество усилий. 

(Интервью происходит в парке, к нам подходит нищий попросить милостыню. Татьяна вытаскивает из кошелька все мелкие деньги, отдает их мужчине и говорит «спасибо». После добавляет: «Я не знаю, откуда эта дурацкая привычка - что бы я не делала, говорю «спасибо»)

- Еще, насколько я знаю, вы преподаете английский в университете.

- Ой, это уже нет. 

- В чем вы находите вдохновение для такого количества активностей, чем питаете чувство юмора?

- Сканировать книжки для проекта «Читанка» - это очень медитативное занятие. Многие недооценивают механическую работу, а она разгружает мозг. Опять-таки, «гнать» получается, потому что это какая-то живая реакция на события. 

Как и все люди, я смотрю кино, читаю. Причем проект «Калча», например, заставляет читать о каких-то вещах - потому что о них нужно написать. Я собираюсь использовать этот проект как ресурс для самообразования. 

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Я давно ношу с собой книгу, в которой есть 500 рассказов о произведениях искусства. Ее можно начать читать с любой страницы»

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«Я мечтаю о том, чтобы пообщаться с кем-то об этой картине и этом жанре в целом, узнать, что же в этом прекрасного»

Татьяна Микитенко, ragu.li, Рагули, Владимир Петров

«На русском у меня не получается настолько эмоционально выражать свои мысли. Все-таки мой родной язык - украинский»

Прощаясь с с Таней, я поймала себя на мысли, что ее образ очень расходится с первоначальными представлениями о создательнице сайта с названием «Рагули» - слишком она серьезная. И скрытная - не удалось вытянуть ни ни слова о личной жизни. Но, наверное, большинство пишущих людей лучшим образом проявляют свой талант в текстах. Вдогонку к интервью Таня прислала мне сообщение, подтвердившее мою теорию: «З приводу претендентів на Золотого Пшонку - Ірена Кільчицька завжди вміє себе подати з найкращого боку, Гепа в інстаграмі був красів как бог до посягання, Поярков завжди яскраво одягався, але манера паркування його затьмарила, він уже символ, а у Іванющенка не дім, а подарунок». Понимаете, о чем я?

Фото Иванны Зубович

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''