Facebook LiveJournal Twitter

Константин Стогний о «Кроте»: «Богуцкий хотел женщину, Бородянский предлагал мужчину»

10:30 06.10.2014 5

В тизере проекта «Крот» на ICTV двенадцать его участников нервно ждут начала шпионских соревнований. Зрителям же осталось ждать совсем недолго - премьера реалити состоится уже 24 октября. 

Впервые о подготовке проекта стало известно еще в конце прошлого года: «Крот» - это украинская адаптация бельгийского формата The Mole, производством которого занимается объединенная команда StarLightMedia. Главными режиссерами проекта стали Марина Бородина и Наталья Мирошниченко, операторами командуют Денис Пономаренко и Константин Кнутов, за сценарий отвечает Михаил Гусаров, а во главе команды стоит руководитель ТО Алексей Удовицкий. Если вы - фанат оригинального шоу, то украинская версия удивит новинками. «К сожалению, в оригинальном формате и в его версиях в других странах мы не смогли почерпнуть для себя ничего принципиально нового, - рассказывают создатели проекта. - Большинство конкурсов придумывалось и создавалось творческой командой. Даже те немногие конкурсы, которые были взяты в оригинальной версии, мы адаптировали, привносили что-то новое. Также мы внесли в формат очень важную, на наш взгляд, тему. Иностранцы немного ушли в сторону зрелищных квестов, масштабных конкурсов. Мы же ко всему этому добавили конкурсы психологические и важную составляющую – реалити. Вне конкурсов зачастую происходили самые интересные и увлекательные события, именно там после испытаний плелись настоящие интриги и шпионские страсти. Что касается форматчиков, отношения у нас сложились прекрасные, партнерские: мы общались по телефону, к нам приезжал их представитель».

Больше подробностей о работе над проектом мне рассказал ведущий «Крота» Константин Стогний

СТБ, ICTV, Крот, Константин Стогний, Алексей Удовицкий, Александр Богуцкий, Владимир Бородянский

Встретиться с одним из самых популярных ведущих ICTV не намного легче, чем вычислить таинственного Крота - что, впрочем, неудивительно. Разговор состоялся в кабинете Константина, где все - от интерьера до атмосферы - говорит о том, что вы находитесь в гостях у очень, очень важного человека. Если бы не разительные отличия во внешности, я бы засомневалась - вдруг передо мной директор-президент канала Александр Богуцкий.

СТБ, ICTV, Крот, Константин Стогний, Алексей Удовицкий, Александр Богуцкий, Владимир Бородянский

На харизматичного Стогния можете смотреть сколько угодно, а вот оформление его рабочего места я вам не покажу - в частности, портреты с политиками в кабинете Константина меня попросили оставить в архиве. Эх, чует мое сердце, кто-то собрался в депутаты...

Но сейчас - о делах медийных. Итак, первым делом ведущий «Крота» рассказал мне о команде проекта:

- Проект готовится по заказу телеканала ICTV. Производитель - телеканал СТБ. Количество людей в команде проекта зависит от сложности конкурсов. Если у нас конкурс в замкнутом помещении, где расставлены несколько стульчиков для участников, идут переговоры, психологическая борьба… Мы в производство заложили хронометраж: сколько может проходить этот психологический эксперимент – двое суток. Сколько люди могут прожить без питания, без воды? В туалет мы их выпускаем по одному, но не даем пить и есть. Такой эксперимент много людей  в производстве не требует. А, например, съемки на небоскребе, как мы делали на улице Глыбочицкой, требуют огромной подготовки и больше сотни людей. Представьте, здания на расстоянии около 100 метров, между ними натянуты тросы на высоте примерно 80 метров, и по этим тросам двигаются участники. Размер команды проекта зависит от съемок – максимально это было полторы сотни человек в одном эпизоде. 

ICTV, Константин Стогний, Крот

«После испытаний мы проводим анкетирование, проверяем участников команды, насколько они приблизились к узнаванию Крота, который внедрен в их команду. Задается 10 вопросов: мужчина или женщина, какого цвета глаза, любит чай или кофе? Тот человек, который дал меньше всего правильных ответов, выбывает из команды. Последнее такое анкетирование мы провели в начале сентября – основные съемки закончились»

- Почему к производству проекта подключили команду СТБ?

- Проект изначально требовал привлечения огромного количества специалистов - больше сотни, некоторые эпизоды снимали несколько десятков камер. Когда люди увидят проект, они поймут, что съемок такого масштаба в Украине еще не делали. Потянуть такой масштабный проект одному каналу было бы тяжело. Кроме того, СТБ специализируется на создании развлекательных шоу, точно так же, как съемка криминальных чрезвычайных новостей и репортажи из «горячих точек» – это больше специфика канала ICTV. Плюс, СТБ постоянно арендует определенные локации для съемок, у них налажены отношения с пиротехниками, каскадерами и так далее, это дает финансовые привилегии – «оптом дешевле». Логично, что мы воспользовались преимуществами холдинга StarLightMedia. Но проект будет выходить только на ICTV.

- Учитывая, что на востоке Украины сейчас каждый день проходят адские испытания с натуральными декорациями и оружием, не задумывались ли вы, что к этому реалити будет предвзятое отношение? Кроме того, на фото со съемок я видела танки - вы считаете, это будет удачно выглядеть в нынешних обстоятельствах?

- Начну с того, что мы всегда стараемся отвечать на запросы общества. Не нужно изобретать велосипед, если обществу это не надо. Удачные продюсеры тем и отличаются от неудачных, что видят, какие потребности у общества, и удовлетворяют их. Когда осенью начались известные события, мы заморозили проект и вернулись к нему только весной, когда увидели, что анкеты продолжают поступать. За него, можно сказать, проголосовали как минимум 20 тысяч человек – причем не просто нажали кнопку, а потратили время, заполнили и прислали свои анкеты. Кроме того, наш проект помогает разобраться в себе и лучше понимать других людей, что в нынешней ситуации важно. Возможно, после нашего шоу люди научатся договариваться друг с другом. 

Что касается военной техники, то я вас поправлю – танков у нас на съемках не было. В съемках конкурса «Минные поля» у нас участвовали БРДМы, которые пригнали люди, вернувшиеся из АТО. Эти машины участвовали в боевых действиях, а вернулись для ремонта и покраски. О том, насколько уместно было использовать военную технику в съемках, я спросил бы у непосредственных участников из зоны АТО. И они-то как раз очень хорошо отнеслись к нашему предложению поучаствовать в съемках. Всю ночь у костров они рассказывали и подсказывали нам, как лучше организовать съемки, как лучше использовать и показать технику…

- На съемочной площадке сошлись сотрудники СТБ и ICTV, и, насколько я знаю, у них были конфликты. 

- Я когда-то вешал плакат для своих новых сотрудников. На нем было написано «У нас нет проблем, у нас есть задачи». Были ли проблемы во взаимодействии команд СТБ и ICTV? Не было у нас таких проблем. Проблема – это когда заболел кто-то из близких родственников.

О подобных конфликтах мне ничего не известно. Может, у вас какая-то неверная информация. Конфликтов не может быть. Я, как представитель ICTV, говорю, что у нас не было ни одного конфликта. Единственное, у нас была затяжка по одному эпизоду – долгая настройка. Мы снимали ночью, в карьере, настраивались-настраивались… Съемка должна была в 3 часа ночи начаться, а уже рассвет. Поэтому я немножко на повышенных тонах разговаривал с творческой группой.

- Это было по вине СТБшников?

- Нет. Потом, когда мы разобрались, оказалось, что это было по вине людей, которые в лесу наставили палаток и мешали съемочному процессу – кто-то в кадр влез, кто-то кабель пытался утянуть, люди выпившие вылазили и кричали «Слава Украине» посреди съемки… Мы все же разобрались: с кем – по-хорошему, с кем – не очень. Вряд ли это можно назвать конфликтом. Если бы были какие-то конфликты – я бы просто не стал продолжать участвовать в проекте. 

СТБ, ICTV, Крот, Константин Стогний, Алексей Удовицкий, Александр Богуцкий, Владимир Бородянский

«Основная техника, которую использовали в процессе съемок, – StarLight Rental»

- Когда началась подготовка проекта, когда стартовали съемки?

- Съемки стартовали в начале июня. Идея проекта возникла еще в мирное время, больше года назад, и мы думали заняться проектом осенью-зимой. Потом осенние события в Украине привели к отсрочке, я даже забыл о проекте. К тому же, любое производство – это не бюджетные деньги, акционеры должны тратить средства, чтобы потом показать что-то в эфире. Целесообразно ли тратиться, если это потом не будет востребовано? 

Весной мы все-таки пришли к пониманию, что этот продукт стоит производить – самые сложные события заканчиваются и людям нужно жить не только фронтом. Есть много людей, которые от этого всего устали. Лично я считаю, что нация, которая не занимается своей культурой, вечно будет покупать бронежилеты, поэтому я выступил с такой инициативой и меня поддержал директор телеканала.

- То есть, это была ваша инициатива?

- Нет, изначально это инициатива канала, а потом я об этом, так сказать, напомнил на совещании. Мне предлагали роль ведущего, но поначалу я отказывался.

- Почему?

- Это огромное производство, а у нас востребованы новости на разных телеканалах, просят о продаже, есть студия-продакшен... Все таки, речь идет о производстве в пик-тайм часа новостей на телеканале ICTV. Рейтинговых, как показывает аналитика (речь о проекте «Чрезвычайные новости», - МН). Все это требует огромных затрат и времени. Тем более, наша студия производит еще и художественные фильмы, документальные. Я представлял себе, что это будет большое отвлечение времени и меня лично. Но каналу все-таки предложил, напомнил, потому что сам по себе проект мне нравится. Я болею за ICTV, и как каждый из продюсеров, которые входят в совет телеканала, на совещании предложил хороший проект.

- Как вас уговорили стать ведущим?

- Понимаете, в мирное время, когда это все задумывалось, география съемок была огромной – соляные шахты в Донецке, гора Ай-Петри… Пещеры в Крыму, в которых я был – они уникальны, одухотворены, имеют сакральный смысл для многих. У нас были уже все разрешения на съемки, но поменялась власть. Кроме того, как сейчас снимать в Крыму, в Донецке? Поэтому мы отказались от некоторых географических точек, и это сократило мою занятость. Так мне нужно было просто уехать на два месяца из Киева и заниматься проектом – естественно, я сразу отказался. Сейчас мы, в основном, снимаем в Киеве, Киевской области, Карпатах, и я могу возвращаться на телеканал в перерывах, пока команда перестраивается. 

- Расскажите, как выбирали Крота, кто из членов съемочной группы знает о его личности?

- Мы с руководителями СТБ и ICTV заказывали параметры – каким должен быть Крот. Психологический портрет, который было бы сложнее всего угадать участникам. Несмотря на события в стране, на проект прислали почти 20 тысяч анкет – это своеобразный рекорд, насколько я знаю. Для меня это было важно. Мы объявили кастинг осенью, а люди до сих пор звонят и просятся сниматься. Из этих 20 тысяч жюри отбирало всего 12 человек, а потом мы уже раздумывали, каким должен быть Крот.

- Кто входил в жюри?

- Психологи, операторы, которые оценивали человека на визуальное восприятие … Около 15 человек. Отобрав из всех анкет нужное для шоу количество участников, перешли к следующему этапу – определению Крота. Мы точно не могли назвать – это будет Володя, Юра или Светлана. И решили с директорами телеканалов, что нам этого нельзя знать, потому что если руководитель будет знать, то сможет исподволь, подспудно раскрыть его личность. Поэтому каждый задал необходимые параметры – кто это будет. Например, Богуцкий говорил, что это должна быть женщина. Я высказывал мнение, что это должен быть сотрудник милиции, потому что его меньше всего будут подозревать – участники скажут: да ну, это слишком прямолинейно. Бородянский предлагал мужчину. В общем, каждый примерно очертил образ, не называя имени. Договорились так, что из группы проекта о нем будут знать только три человека. Потому что все равно нужно составлять договор, разные денежные расчеты. Обычно прокалываются в мелочах: все участники группы денег не получают, а один пришел в бухгалтерию – и уже понятно. Проект стартует в октябре, а в сентябре кто-то придет в бухгалтерию – и бухгалтера сразу: «Ага, этот пришел, а остальные – нет. Значит, это он». Дальше сарафанное радио – и пошло-поехало. Поэтому мы засекретили на уровне любого прохождения, Крота знают только три человека.

читайте также
Константин Стогний стал ведущим бельгийского реалити-шоу

СТБ, ICTV, Крот, Константин Стогний, Алексей Удовицкий, Александр Богуцкий, Владимир Бородянский

«Богуцкий говорил, что это должна быть женщина. Я высказывал мнение, что это должен быть сотрудник милиции, потому что его меньше всего будут подозревать – участники скажут: да ну, это слишком прямолинейно. Бородянский предлагал мужчину»

- Кто они?

- Один продюсер СТБ, главный сценарист и директор по производству.

- Наверное, на съемках царила сложная атмосфера. Случались ли эмоциональные срывы у участников или у вас?

- Да, это чудовищная психологическая нагрузка. Нужно решать противоположно направленные задачи одновременно. Чтобы преодолеть испытание, нужно выступить единой командой. Но в команде находится Крот, задача которого – заблокировать выполнение этих задач. То есть, с одной стороны, участники должны сплотиться, с другой – подозревать друг друга, наблюдать. Знаете, с чем можно это сравнить? Я почему-то не люблю психологов, но есть две психологические вещи, которые меня очень сильно тронули. Однажды я посмотрел фильм «Эксперимент» о  стэндфордском эксперименте: студентам предложили разделиться на воображаемые группы - «заключенные» и «надзиратели». В итоге, они начали избивать и убивать друг друга, переругались не только друзья в этих командах, но и организаторы – там страшные вещи происходили! Этот эксперимент до сих пор будоражит умы ученых, потому что человек ужасен, когда попадает в такие условия. Сейчас Украина иногда видит, что человек, на самом деле, ужасен... Второй раз в жизни я соприкоснулся с такими психологическими баталиями во время производства проекта «Крот», когда начал наблюдать за взаимоотношениями внутри коллектива. Они настолько захватывают, что я до сих пор не могу отцепиться. Сейчас выхожу с работы, смотрю: стоят три сотрудника, курят. И один пытается доказать что-то тем двум. Я останавливаюсь и пытаюсь угадать: сможет он их убедить или нет. Зачем тебе это надо, иди дальше! (смеется)

У участников бывали срывы, а у меня… Нужно просто представлять биографию, чтобы понять. Вот то, что сейчас происходит на востоке Украины, я уже прошел – в 18 лет меня призвали в армию, я служил в Афганистане. Поэтому сорваться на каком-то творческом проекте мне было бы, во-первых, не к лицу, а во-вторых, сложно. 

- Я не видела шоу, поэтому не представляю степень эмоционального накала на съемках.

- Очень сложно, очень эмоционально. Все-таки, это шпионское шоу. Я не хотел, чтобы это было похоже на все то, что я видел раньше. Обычно проекты проверяют физическую подготовку участника или интеллектуальную, а здесь упор сделан на эмоции: задумывались психологически сложные конкурсы. Они дают зрителю пищу для ума и возможность посмотреть на себя со стороны, посмотреть на проблемы, которые существуют. Есть конкурс, когда участники находятся на плоту и им дается 15 минут, чтобы договориться: кто остается на плоту – получает 30 тыс. грн и избавляется от «черных меток». «Черные метки» аннулируют правильные ответы на анкетировании: если участник насобирал во время испытания эти метки, а потом правильно отвечает – ему все равно минусы ставятся, и этот участник может вылететь. Когда присутствующие на плоту не могут договориться, что и произошло, - я стреляю из сигнального пистолета, вылетает ракета, и с этой секунды можно делать все: девушек за борт, мужчин за волосы... И вот во время этих 15-минутных переговоров ребята все это понимают и все равно не могут договориться. От этого разговора невозможно оторваться: у меня в ушах голоса всех участников, пытаюсь переварить все их рассуждения, убеждения и не могу ничего с собой поделать – стою, как зачарованный, будто слушаю какую-то удивительную музыку. 

ICTV, Константин Стогний, Крот

«В таких переговорах зритель видит себя и начинает думать. «Крот» - это не шоу ради шоу. Я люблю, когда проект еще и полезен для общества»

Еще вспомнился один из первых конкурсов, когда мы отправлялись в Карпаты и, чтобы не брать с собой много вещей, предложили участникам их оставить. Команда мужчин и команда женщин должна была рассортировать вещи: мужчины отбирают женские вещи, которые, на их взгляд, не нужны в дороге, и наоборот. Все это мы взвешивали, за каждый килограмм лишнего багажа давали деньги, эти вещи закрывались в ящики и мы предупреждали: до конца проекта их не отдадим. Обсуждение было очень шумным. Начиналось с фраз «я не позволю залазить в свой чемодан»! Я говорю: «Это же ваше право. Не заработаете денег, поедете с этим чемоданом»… В итоге сама команда начинает внутри прессовать этого человека: «Да ты гад, да что ж это такое, давай зарабатывай деньги, зачем тебе этот чемодан»?! Девчонки начинают говорить, мол, у нас там индивидуальные вещи. Мужчины в ответ: «Да что, мы не видели ваших вещей»? Понимаете, смотрю на них и разрываюсь: я ведущий и у меня напряг, а как им от этого всего! Ладно, признаюсь вам: смогли они отсортировать вещи (смеется). Сложили их в огромную кучу – представьте, люди ехали на несколько месяцев, у каждого по три чемодана… Все быстро поняли, что за это дадут денег, очень жестко отобрали вещи, причем девушки жалели мужчин! Каждая группа могла смотреть на плазме, как перебирают их вещи. Женщины смотрели-смотрели, потом начали психовать, прорвались через оборону, забрали содержимое своих чемоданов (смеется). Мужчины в этом плане были проще – говорят, мол, забирайте хоть все, выбросьте все наши вещи…

- «Оставьте только бритву и носки»…

- «Да и бритву не надо, она тоже прилично весит. Нам ничего не надо! Пару трусов только оставьте – чтоб было в чем ходить до конца проекта» (смеется). Девчонки их пожалели, оставили какие-то сумки, а возмущенные мужчины потом их так ругали! «Зачем ты оставила этот чемодан? Мне и так жена его складывала, я не знаю, что теперь с ним делать»! В общем, получилась целая гора этих вещей, и участники говорят, мол, маловато денег заработали. А мы говорим: умножаем на 10 все, что у вас есть, если вы готовы сжечь эту кучу вещей. Это вызвало удивительные реакции. Одни не верят в это, одни начинают говорить, как Женя Качалов (профессиональный игрок в покер Poker Stars Pro Team, проживающий в Америке). Он сказал: «Хотите сжечь мои вещи – сжигайте. Но один мой пиджак стоит больше, чем те деньги, которые мы сейчас заработаем». Члены команды могут голосовать за этот вердикт и с перевесом в один голос решают сжечь. 

- Какая у вас роль в таких ситуациях  - вы просто модерируете дискуссию или можете занимать позицию какой-то команды?

- Я стараюсь ни на чью сторону не становиться, но в данном случае поддерживал людей, которые голосовали за то, чтобы сохранить вещи. Я говорю: «Послушайте, нельзя же этого делать, это чужие вещи». Стал отговаривать одну участницу, чтобы она передумала голосовать за сжигание. Капризная такая! Кстати, это у нее потом случился нервный срыв. Главное, я ее уговариваю, а она ни в какую… Три раза голосовали, и все равно перевес в один голос за уничтожение вещей. Тут, вы же понимаете, есть еще и юридические нюансы. Ведь законы Украины не позволяют распоряжаться чужим имуществом. 

СТБ, ICTV, Крот, Константин Стогний, Алексей Удовицкий, Александр Богуцкий, Владимир Бородянский

«В этом проекте я делаю все, что входит в организацию процесса работы с участниками. Меняю сценарий, насколько это возможно, потому что он живет собственной жизнью. А жизнь наперед прописать нельзя. У меня есть грубый сценарий, и я начинаю оттачивать его во время съемки. Кроме того, мне, как представителю заказчика – канала ICTV – важно качество продукта: могу картинку отсмотреть, еще что-нибудь»

- Ну да, потом можно сказать, что на ICTV сожгли твои вещи.

- Да! Без твоего согласия: ведь ты был против, а команда – за. И вот во время этого конкурса я уже думал не столько о проекте, сколько о юридических коллизиях (смеется). Но мне на помощь ценой своего участия пришел один участник. Мне было очень жаль, что он ушел. Пока он уходил, я выдумывал аргументы, чтобы его остановить. Есть микрофон, наушники, связь со сценаристами – я быстро к ним обратился: «Чем вернуть, подсказывайте, как же это сделать»? Ох, крайне жалко было.

- Я так понимаю, у вас сложились отношения с участниками. 

- Конечно, с каждым свои отношения. Я никому не симпатизировал. Например, есть люди, которые служили в милиции – я их понимаю. Есть человек, который работает психологом в камере смертников (сейчас мораторий на смертную казнь, поэтому он  работает с теми, кто идет на пожизненное), - я ему где-то сочувствовал. Но я никогда не занимал чью-то сторону. 

- Какие отношения были с женщинами? Уверена, они пытались найти к вам подход.

- И мужчины, и женщины пытались повлиять на всех участников группы, которые могут им помочь продвинуться, потому что призовой фонд – полмиллиона гривен, это немало. Не могу сказать, что девчонки меня соблазняли, потому что у меня дети растут (смеется). Но понравиться, наверное, хотели – это нормальный ход. Я вспоминаю себя в армии: все хотели понравиться сержанту. Но мне удалось использовать это стремление против участников. Они хотели понравиться, а в итоге устраивали себе такие неожиданные вещи! Поэтому когда они поняли, что я пользуюсь их отношением, ставлю задачи вне конкурса, на которых они прогорают, страдают – прекратили это дело. Где-то на втором месяце съемок угомонились и перекинулись на административную группу, чтобы получать бонусы.

- Какие, например?

- Узнавать, каким будет следующий конкурс. Мы несколько раз меняли административную группу, когда казалось, что происходит утечка. То есть, участники приехали на испытание, и я вижу, что они о нем уже знают. А по условиям шоу такого быть не должно: случалось даже такое, что свиней ловить выходили в костюмах. Был такой конкурс: поле, сто свиней, у каждой на шее ленточка, за которую дают деньги или снимают черную метку. Поймать свиней в поле и так тяжело, а девушки еще и в платьях/на шпильках приезжали. Потом научились универсально одеваться. 

СТБ, ICTV, Крот, Константин Стогний, Алексей Удовицкий, Александр Богуцкий, Владимир Бородянский

«Не могу сказать, что девчонки меня соблазняли, потому что у меня дети растут»

- Приз победителю проекта - полмиллиона гривен. Не собираетесь ли вы повышать его, учитывая курс доллара или понижать, учитывая кризис?

- 500 000 гривен – это максимально возможный выигрыш, а еще правильнее сформулировать – это призовой фонд. Победитель шоу получает эти деньги при условии, что команда выполняет без ошибок все задания. Как вы понимаете, сделать это крайне сложно. Тем более, что задания сабботирует Крот. Могу признаться, что на съемках и команда, и Крот очень нас удивляли – то участники выполняли задания безукоризненно, то Крот работал более чем успешно… Поэтому предугадать сумму выигрыша, которую получит победитель, зрителю будет сложно. 

Раскрою один секрет: настолько сложно, что под конец съемок мы решили увеличить призовой фонд еще на 100 тысяч гривен. Уж очень непростыми оказались испытания, да и Крот был, как ни в одной стране мира, успешен, он очень хорошо саботировал и часто «валил» все на корню. 

- Насколько мне известно, вы вкладывали в проект собственные средства. Не пожалели об этом в условиях кризиса? 

- Не знаю, что подразумевается под «собственными средствами», но могу сказать, что отдавал этому проекту больше, чем что-то материальное – я отдавал ему всю душу. Интеллектуальная собственность – это и есть то, что я в него вкладывал. Плюс, конечно, проекты, которыми я пожертвовал ради того, чтобы вести шоу «Крот».

- Я видела фото с проекта, вы носили браслет из змеиной кожи, талисманы какие-то… Во время съемок «Крота» происходила какая-то чертовщина? 

- Вы знаете, рано или поздно начинаешь верить в символы. У нас, например, у оператора в студии – Владимира Батюнина – есть своя примета. Всегда ходит аккуратно одетый, побритый, а тут смотрю: щетина у него такая, прямо борода. Наблюдаю несколько дней и думаю: может, спился или в семье что-то произошло. Вызвал к себе, говорю: «Володя, давай поговорим. Что там у тебя, так же нельзя»… А он говорит: «Я не могу закончить эпизод в документальном фильме, поэтому сказал себе, что пока не закончу – не буду бриться» (смеется). 

Я был в Мексике и познакомился с разными людьми, которые верят в кодексы Майя, потусторонние силы… Очень сильные люди! И вот они мне подарили один браслет и сказали: захочешь что-то изменить в своей жизни – перережешь его. Я уже лет семь ношу его. Не хочу пока ничего менять (улыбается).

А в прошлом году я был в Мезоамериканском центре имени Кнорозова по изучению наследия Майя, и там тоже были уникальные люди, предсказатели, которые подарили мне кожаный браслет. «Хорошее дело начнешь – и не снимай его, пока не закончишь», - сказали. Вот я только недавно его снял. 

Посмотрим, не зря ли Стогний таскал магический браслет, участники сжигали свои вещи, а телевезионщики с СТБ и ICTV учились продуктивно сосуществовать на одной съемочной площадке. Премьера - 24 октября.

Фото Иванны Зубович

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''