]
Facebook LiveJournal Twitter

Виктория Лезина-Масляная о «Голосе», провальных проектах и тараканах Боднарчука

11:20 06.03.2015 14

Прошло без малого два года, как у руля «1+1 продакшен» стала Виктория Лезина-Масляная. За это время у меня накопилось к ней много вопросов, да и у генпродюсера появилось, что рассказать. Удовлетворить обоюдное желание пообщаться нам выдалось в преддверии премьеры нового сезона «Голоса», на этот раз «взрослого».

Интервью получилось обстоятельным, поэтому выдавать его буду по частям. Сегодня - о работе и коллективе продакшена, кризисе-зарплатах-бюджетах и, конечно, о «Голосе».

Виктория Лезина-Масляна, 1+1 медиа, 1+1 продакшен, Александр Ткаченко, Олег Боднарчук, Голос страны, Голос. Дети

С Викторией мы встретились в ее кабинете - светлой, увешанной картинами и уставленной цветами комнате

Виктория Лезина-Масляна, 1+1 медиа, 1+1 продакшен, Александр Ткаченко, Олег Боднарчук, Голос страны, Голос. Дети

Виктория Лезина-Масляна, 1+1 медиа, 1+1 продакшен, Александр Ткаченко, Олег Боднарчук, Голос страны, Голос. Дети

Предложив сесть на диван кремового цвета, генпродюсер «1+1 продакшен» унесла мою верхнюю одежду подальше - чтобы не попадала в кадр. Сев на диван напротив, госпожа Лезина предложила перейти на «ты» и познакомиться поближе, аргументировав это вполне логично: она знает обо мне гораздо меньше, чем я о ней. Тем не менее, диалог Виктория начала, назвав вуз, в котором я училась - редкая для столь занятого человека осведомленность, согласитесь.

За 20 минут off the record мы успели обсудить многое - от личных тем до ситуации в стране. Когда перешли на рабочее, я включила диктофон: 

- Я менеджер продакшена, а не продюсер конкретных программ, - начала Виктория. - И проекты ручками не делаю. Моя задача - быть менеджером, лидером подразделения, создавать атмосферу, и я считаю, что у меня наконец-то стало получаться.

Виктория Лезина-Масляна, 1+1 медиа, 1+1 продакшен, Александр Ткаченко, Олег Боднарчук, Голос страны, Голос. Дети

- Когда произошло это «наконец-то»?

- Наверное, в тот момент, когда я осознала, в чем мое предназначение в рамках этого подразделения. Окончательно я поняла это, когда закончила реорганизацию продакшена - даже не в первое полугодие работы на данной позиции. Первое полугодие было переходным периодом - были какие-то проекты, которые нужно было закончить. Плюс, разобраться с остальными обязанностями: когда ты живешь в рамках ТО, у тебя совсем другие правила, другая степень ответственности и понимание процессов. А тут же нужно, чтобы все было в интересах твоих людей, твоего подразделения, твоей компании… И я уже не говорю о том, чтобы было хорошо тебе! Потому что ты своему делу отдаешь больше 12 часов в сутки. Мой рабочий день начинается в полдесятого-десять, и я не помню, когда уходила с работы раньше восьми. Более того, чем дальше - тем хуже: я стала уходить с работы в 10, 11, 12. И это не потому, что я не спешу или детям не интересно со мной пообщаться. Но думаю, это временный период - сейчас появилось много новых задач.

- Сколько проектов в активной работе у «1+1 продакшен» на данный момент?

- Порядка 20 проектов разной степени сложности. Уже, наверное, минус один - «Голос. Дети». И, конечно, разработки: мы постоянно ведем работу по девелопменту. Я очень рада, что мне удалось убедить руководство компании в необходимости девелопмента новых проектов, идей. Мне пишут люди в Фейсбуке, обращаются по вопросам трудоустройства, с идеями, предложениями… Скажу честно: я не отвечаю всем вовремя - к сожалению, нет ресурса. Но делаю это всегда, а если не могу сделать сама - перенаправляю на тех, кто может ответить. Я понимаю, что такая селекция заявок очень важна. Многие люди, когда-то написавшие в Фейсбуке, пришли к нам работать: кто-то - в штат, кто-то - в формате фриланса. 

- Как на проекты продакшена повлиял кризис? Не пришлось ли прибегнуть к сокращениям или взваливать на одних и тех же людей больше работы? 

- Во-первых, у нас проектная система работы - как и у всех продакшенов, которые думают об экономической оправданности. То есть, люди, у которых нет проектов, просто не получают зарплату. Это понимают все, поэтому у нас продюсеры мотивированы брать больше работы. Есть перспективное планирование, есть прогноз производства на два года вперед. Сказать, что кто-то сидит без работы… Конечно, такое бывает, человек может «выпасть», но это ненадолго. Если специалист долго не занят, мы начинаем искать выход из ситуации.

Что касается объемов - с одной стороны, они меньше, чем были раньше. С другой, мы стали еще бережнее относиться к бюджетам, хотя у нас их никогда не завышали. По крайней мере на тех проектах, которые я вела, как продюсер и руководитель продакшена. К моему искреннему сожалению, я никогда не работала в период «резервных возможностей». Мне сейчас легко, потому что я привыкла аккуратно подходить к финансовым вопросам. И людям моим легко, потому что у нас по-другому и не было. Никогда не было двух-трех человек на позиции, где с обязанностями может справиться один. Но есть такое, что люди совмещают работу. 

- И все же, в связи с кризисом были сокращения? 

- Нет. Во-первых, у нас есть ежегодная оценка сотрудников  - руководитель дает обратную связь. Сотрудники, которые получают самую низкую оценку, могут поработать над ошибками - для каждого определяется индивидуальный период. Если работа над ошибками прошла успешно, то человек остается работать. Если нет - две стороны испытывают дискомфорт. Это как семья: либо вам хорошо друг с другом, либо нет. Если плохо - надо расставаться. По результатам оценки за год мы расстались с парой-тройкой сотрудников. Но это никак не связано с кризисом.

- Сколько человек составляют костяк продакшена, и кто занимает ключевые должности?

- Порядка 100 человек. Алена Еремеева - креативный продюсер, Кристина Шкабар - исполнительный. Что касается ключевых позиций и принципов работы - это все-таки коммерческая информация, потому что наша структура достаточно сильно отличается от структур существующих на рынке продакшенов. По крайней мере, насколько я знаю. И сейчас она себя оправдывает. В начале я не очень понимала, что и как - придумала какой-то механизм, но как же он будет работать? И вот этот пазл сложился.

У нас такая история: менеджеры ключевых направлений - в штате, продюсеры - тоже. Есть определенное количество штатных режиссеров, редакторов, сценаристов и так далее. Разумеется, у нас работают самые сильные - это те специалисты, которые могут работать не только в одном направлении. Конечно, жанровое распределение очень важно, но пока мы себе его позволить не можем. Думаю, это будет происходить на нашем рынке, как в нормальных европейских компаниях: comedy department, entertainment department, reality… Мы все понимаем, что время меняется, и для наших людей ключевое качество - высокая адаптивность. В существующих экономических условиях мы должны быть очень flexible с точки зрения того, куда себя применить. Однозначно не должно происходить обесценивание специалистов, но и им нужно понимать, что мы в нынешних условиях должны гораздо аккуратнее подходить к расходованию своего ресурса. 

Недавно сидели с ребятами в монтажке, смотрели какую-то очередную нашу программу (стараюсь все смотреть, редко делаю исключения), и я говорю (измученная, шепотом): «Ребята, больше не могу, сил нет». А это одиннадцатый час вечера и уже просто хочется домой… Когда мне было 23, я сидела сутками в архивах, смотрела документальное кино, фильмы на «1+1», и для меня это было чем-то необходимым, как воздух. Сейчас это важно и интересно, но ты понимаешь - не то здоровье! Так вот я говорю ребятам, что все, уже больше не могу, а они в ответ: «Зато мы востребованы!» Я говорю: «Да!» (смеется) И теперь у нас есть внутренний прикол - «зато мы востребованы». Помогает, когда сидишь сутками на работе.

Виктория Лезина-Масляна, 1+1 медиа, 1+1 продакшен, Александр Ткаченко, Олег Боднарчук, Голос страны, Голос. Дети

«Я очень люблю редактирование, долго работала редактором. Это очень крутое ощущение - понимать, что нужно исправить и сказать, чтобы проект стал лучше»

- На 2015 год у вас много планов - канал планирует увеличить количество часов собственного производства (в 2014-м их было 400).

- Глобально больше не будет. Для меня часы производства - это продукт, который вышел в эфир. Не тот, который мы сейчас девелопим или снимаем. Конечно, если так считать, то будет гораздо больше. Но что-то перенесется на следующий сезон, что-то выйдет через год... Мы же не живем в режиме планирования, когда в январе решили, что будет проект, в марте запустили, в июне он в эфире. Такое бывает иногда, но это не очень правильно. Правильно - это когда, условно, в январе 2015 года решили, до мая размяли, продевелопили, поняли, каким он должен быть, после этого договорились о сроках сдачи проекта, утвердили бюджет и пошли в производство. И производство не «давай бегом, надо сдать на позавчера». Реализация требует времени и усилий, поэтому мы стараемся планировать наперед. Безусловно, время постоянно вносит свои корректировки. Не могу сказать, что у нас не бывает ситуаций, когда, например, Александр Ткаченко говорит: «Вика, вот мы планировали этот проект на конец осени, но, может, вы поднатужитесь и сделаете его на раннюю осень?» 

- Ситуация с долларом вносит коррективы в ваши планы?

- Конечно, вносит! У всех обесцениваются зарплаты, доход, цены растут... Но вы понимаете... Вот я уже опять на «вы» перешла. Серьезная тема - деньги и так далее. Да, сейчас мне будет сложнее планировать свою жизнь, наверное, я буду в чем-то себе отказывать. Но это такой период.

- Это касается зарплат. А как с бюджетами проектов?

- В любом случае, у нас никогда не было долларовых бюджетов - мы живем в гривне. Конечно, прикидываешь про себя среднюю стоимость в долларах... Несколько месяцев назад мы утверждали очередной бюджет, и я поймала себя на мысли, что делю сумму на 8, что, в принципе, глупо и неправильно. Но привыкнуть делить на 30 я не могу, мне страшно. Сейчас, например, моя дочка должна ехать на сборы, и мне нужно покупать ей евро. Так вот я задумываюсь, если честно... 

Но я считаю, что лучше работать в условиях, которые есть, чем останавливать работу вообще.

- В 2013-м ходили слухи о дефиците кадров и текучке в вашем продакшене...

- Дефицит кадров существует всегда. На нашем рынке он особенно ощутим.

- Я не о глобальном дефиците на рынке. Говорили, что от вас уходят люди. 

- Нет, глобальной текучки не было. Скажем так, мы попрощались с людьми, с которыми у нас не совпадают ценностные ориентиры. С людьми, у которых не было ощущения того, что они смогут принести какую-то дополнительную ценность проектам, которые производит продакшен, мы договорились, что они попробуют работать в других условиях. Это нормально и цивилизованно. В принципе, мы со всеми расстаемся цивилизованно. По крайней мере, в последние полтора года - то, что происходило до меня, не имеет ко мне отношения, поскольку я не была менеджером направления. Что касается новых людей, то для меня очень важно, чтобы они умели аргументированно отстаивать свою точку зрения. Мне очень нравится, когда сидит какой-то наш молодой талантливый режиссер и говорит: «Вика, ты не права! Надо сделать так и так»... И мне очень кайфово от того, что я могу с ним согласиться. Мне кажется, это самая правильная творческая работа, потому что, в любом случае, это командный труд. Творчество возникает только тогда, когда люди объединяют свои усилия. В любой сфере. 

Что касается привлечения других людей - мы никого специально не зовем, не переманиваем. К нам приходят люди, которые хотят работать конкретно у нас в продакшене. Почему? Я могу с гордостью сказать, что у нас очень хорошая атмосфера. У нас действительно классный коллектив - вот прямо классный! Люди работают не за деньги, не за то, чтобы их превозносили или, скажем так, поглаживали их амбиции. Людям должно быть интересно. И все-таки очень важна общая атмосфера. Я придумала наш маленький внутренний слоган «Свобода. Творчество. Любовь». Казалось бы, какие-то абсолютно избитые и понятные вещи. Но каждый может трактовать их по-своему. Это три кита, на которых мы держимся.  

А еще раньше у «1+1 продакшен» не было логотипа. Я страшно горжусь, теперь он у нас есть, и мы можем его включать в начало каждого нашего продукта.

- Человечки в лодке... 

- Да. Все имеет некий смысл: эти человечки в одной лодке плывут к солнцу в надежде достичь линии горизонта. А горизонт все дальше и дальше, потому что нет предела совершенству в нашей работе.

- Ты придумала логотип?

- Да (улыбается).  

- Говоришь «сидит молодой режиссер». А ведь ты сама юный руководитель. Как к тебе относятся, учитывая возраст? Как стать для коллектива авторитетом?

- У нас средний возраст сотрудников - 25 лет, я для них бабушка уже (смеется). Мне, конечно, очень приятно, но я разменяла четвертый десяток.

- По меркам мирового рынка на твою должность приходят в 40-50 лет.

- Это правда. Если бы мы жили в стране, которая живет по мировым законам существования медиарынка, я никогда не была бы в этом возрасте на этой позиции. Честно сказать, эти внутренние поиски, ощущение того, что ты младше, «а как сказать что-то человеку» - все это было только в первый период работы на данной позиции. А потом... Ну, мы все наращиваем мускулатуру. 

- Как ты охарактеризуешь свой стиль руководства?

- Очень либеральный. У меня нет необходимости дистанцироваться от сотрудников. У нас есть ключевые ценности в компании, которые называются «честность и открытость». И мне этот формат открытости очень нравится. Все наши знают, что они могут сюда (обводит взглядом свой кабинет) прийти - любой сотрудник продакшена может зайти и поговорить на любую тему. 90% наших людей, включая фрилансеров, я знаю в лицо и по имени. Не 100% уже, потому что много нас, но процентов девяносто знаю. У нас принято нормально, открыто общаться. Более того, если внутри проекта происходят какие-то сложности (а это неизбежно в работе), мы всегда собираем большое собрание, обсуждаем...

Виктория Лезина-Масляна, 1+1 медиа, 1+1 продакшен, Александр Ткаченко, Олег Боднарчук, Голос страны, Голос. Дети

«Не могу сказать, что у нас 100% идеальный, либеральный мир - нет. Но что каждый имеет право слова, право влиять на события внутри продакшена, на решения, которые принимаются - это правда. Но степень влияния соизмерима со степенью твоей ответственности. Все честно»

- Объясни, что входит в обязанности генпродюсера «1+1 продакшен»?

- Функционал я весь не перечислю - он достаточно широкий. Скажу основное: во-первых, управление людьми, во-вторых, формирование производственной культуры - это принципы взаимодействия, какие-то процессы, новые пути развития, которые инициирую я. Или инициирует команда, а моя задача - направить. Моя задача - быть лидером своего коллектива. Мы все должны понимать, что мы в одной лодке, движемся в едином направлении и это направление правильное. И даже если в какой-то момент мы поймем, что направление неправильное, всем должно хватить мудрости и терпения корректировать курс и продолжать совместными усилиями чего-то добиваться. Это если говорить о каких-то эмоциональных вещах, а если о конкретных... Ну вот кто такой директор завода? Он и менеджер, и идеолог, и прораб, и завхоз, и отец/мать (в зависимости от пола). 

Анатолий Ерема - главный продюсер «1+1» по развлекательным форматам. Ты - генпродюсер «1+1 продакшен». Где пересекаются ваши функции?

- Для меня Толик - это представитель канала при производстве. Он не участвует в процессе производства, а является супервайзером проекта от канала.

- Когда дело касается производства контента - по собственным разработкам или адаптации форматов - как организовывается работа?

- Я могу инциировать производство контента, и это устроит моих заказчиков, либо заказчик может предложить мне идею. Если я понимаю и чувствую эту идею - соглашаюсь, нет - не соглашаюсь. Иногда бывает, что ты не можешь не сделать, потому что ты инхаус. В этом нюанс инхауса.

- Какой процент таких случаев, когда ты не можешь отказаться?

- Невысокий, около 2-3% от общего объема производства.

читайте также
Виктория Лезина-Масляная стала новым генпродюсером продакшена Плюсов

- Где-то один проект в год?

- По результатам 2014 года - да. Как будет дальше, мне сложно сказать. Но наше мнение важно для заказчика, менеджеры каналов прислушиваются к производителям. На этапе инициации проекта это обоюдная работа, на самом деле.

- На сайте «1+1 медиа» в графе о Виктории Лезиной-Масляной сообщается, что под ее руководством осуществляется производство собственных форматов финалистов Frappa Awards. О чем речь?

- Формат «Семья», который на питчинге идей предложил Вова Москалец (сейчас он - хороший редактор в нашем штате), мы доработали совместными усилиями. И он стал финалистом Frappa Awards. Было круто тягаться с такими гигантами как All3Media!

- На следующем питчинге победили «Украинские фобики»...

- Да, но с ними пока никак - не зашли мы в глубокую проработку этой темы. Хотя история нравится, она мне близка. 

- Каких премьер ждать в ближайшее время? Может, продолжений форматных проектов?

- Второй сезон «Инспектора Фреймут», пятый «Голоса страны», сериал «Последний москаль». Для меня это первый опыт сериального производства, идея проекта не моя - я включилась в него, когда он был уже серьезно проработан и подготовлен к съемке. Я сильно увлечена этим сериалом. Также сейчас мы в съемке проекта «Центральная больница» - мне очень нравится. Готовимся к старту съемок сериала «Хозяйка». 

Выйдет продолжение программ «4 свадьбы», «Меняю жену», «Семейные драмы». Есть ряд проектов, которые, я надеюсь, мы сможем сделать на 2015 год для канала «2+2». Есть несколько спецпроектов о некоторых событиях и персонажах, но пока говорить о них не могу. Что там у нас еще...

- «Битва за дом» выйдет?

- Мы его разработали, детализировали, понимаем все нюансы формата. Не знаю, надеюсь, кризис нам позволит войти в производственный цикл, но пока сказать, что я уверена в этом на 100%, не могу. 

- «Пекарский турнир» продолжать не будете?

- Мне очень жаль, но пока нет. Это достаточно сложный в финансовом плане проект, поэтому у меня нет никаких оснований полагать, что в 2015 году мы будем им заниматься. 

- Что с проектом «Между двух огней»?

- Это офпраймовый проект. Мы сняли пилот и пока он у нас лежит. 

- Я слышала, что он готов, отснят и не выходит в эфир.

- К сожалению или к счастью на моем веку не было проектов, которые полностью отсняты, но не показаны. Даже самые провальные программы, а они однозначно были в моей карьере, все равно были показаны до конца, и я испила эту боль до последней капли (улыбается).

- Какой свой проект считаешь самым провальным?

- Конечно же «Давай, до свидания»! Доля первого выпуска около десяти - ну, ничего, думаю, мы еще подрастем. Выходит вторая программа, чуть ниже. «Ну, чуть подупали, но мы еще подрастем. У нас третья программа такая классная». Потом доля 8%. «Ну нет, ниже восьмерки мы не упадем». 6%. «Нет, ну ниже шести упасть нельзя, это же будет вообще ад!»  5%! (смеется) И тогда уже Ира Костюк говорит: «Давайте я его на ТЕТе покажу». Но он и на ТЕТе ничего не собирает. Можешь себе представить, что испытывает человек, который вложил в этот проект силы, душу, всю команду мотивировал производить.

- Что делает продюсер в таких случаях?

- Ничего, пытается не сойти с ума. Ну а что я могу сделать? Если проект подлежит доработке на этапе пост-продакшена, то ситуацию исправить можно. А когда это сделать невозможно... 

- Ходишь и злишься?

- Нет, никогда - давно отучилась злиться на такие вещи. Злилась, когда только начинала. Ты просто принимаешь это как данность. Каждый по-своему использует ресурс телевизионной памяти. Кто-то запоминает и потом использует для достижения результатов какие-то свои неудачи, а кто-то себя копает и заклевывает. Я из первых. 

- В Фейсбуке Олег Боднарчук в день прощенного воскресения извинялся перед тобой. За что?

- Потому что он у меня бунтарь (улыбается). Потому что с творческими людьми работать очень сложно, и это не всем удается. Олег - гениальный парень, талант с большой буквы, я его очень уважаю, ценю и люблю. Но я не согласна с 90% его публичных высказываний! Я не согласна с его категоричностью в оценках действий других людей. Меня эта позиция периодически расстраивала, он об этом знал - у нас открытые отношения с коллегами. У нас нормально обсудить то, чем живут и о чем думают твои коллеги. А учитывая, что мы 70% своего времени проводим на работе, понятно, что мы друг с другом это обсуждаем. Конечно, он знает, что мне с ним непросто. Но, с другой стороны, мне так кайфово с ним работать над проектами! И я уверена, что ему тоже, потому что он недавно мне признался: «Знаешь, у меня еще никогда так долго не было одного и того же начальника». Я говорю: «Оцени это» (смеется). Но это шутки, наше внутреннее. Я считаю, он очень много принес для продакшена, очень много дал мне. Это как слоган любого вуза - обучая учимся. Есть вещи, которые Олег узнал от меня, есть вещи, которые я узнала от него.

Виктория Лезина-Масляна, 1+1 медиа, 1+1 продакшен, Александр Ткаченко, Олег Боднарчук, Голос страны, Голос. Дети

«С творческими людьми всегда тяжело, но у меня такая позиция: я, как магнит, должна притягивать самые лучшие кадры»

- Теперь поговорим о «Голосе страны». Расскажи о ключевых изменениях в новом сезоне.

- Мы сделали много выводов. Улучшили кастинг, у нас совсем другой подход к историям, к репертуару - Руслан Квинта собрал потрясающий музыкальный коллектив, который мы протестили на детском «Голосе». Тогда мы просто изучали формат, не понимали многих вещей. Нам же никто не передал проект!

- Ирина Ионова не передавала?

- Нет. Ну как, когда Александр Ткаченко предложил это делать нам с Аленой Еремеевой, мы приезжали на площадку... Были на съемках пару раз. Но это же не передача дел.

- Почему так произошло? Вы не хотели консультироваться, или она не хотела консультировать?

- Я не знаю. Наверное, где-то по неопытности, где-то потому, что Ира уже была занята на другом канале.

- Это очень странно, потому что в начале твоей карьеры она фактически помогла тебе попасть на телевидение - там, кажется, история с визиткой...

- Да, но мы с Ирой никогда не были близкими людьми, подругами. Ира стала важным человеком в моей жизни, который мне здорово помог. Но сказать, что после этого мы сблизились и шли рука об руку всю мою карьерную историю - нет. И я думаю, что Ира тоже бы так не сказала. Мы общаемся на «вы». 

- Сложно, когда два «Голоса» идут подряд?

- Физически - да. Делать два больших шоу подряд без перерыва. Но, с другой стороны, это круто. В прошлом году мы изучали формат, привыкали к нему, а теперь полностью в работе. Здесь потрясающая энергетика творчества, ощущение того, что ты делаешь проект не зря. У меня это впервые. Это так качает! Наши тренеры скучают по проекту! А у нас в тренерских креслах сидят самые крутые звезды этой страны.

- Вижу, что ты горишь этим проектом, но на презентации сказала, что изначально не хотела браться за «Голос.Дети».

- Это правда. Нам прошлая группа и другие люди говорили: «Вы не представляете, это все так сложно. Это невероятно, это суперсложный проект». У нас не было опыта работы с родителями детей, которые выходят на большую сцену. Но Ткаченко сказал: «Я хочу «Голос. Дети». 

- Нельзя было отдать проект, например, «Систерс продакшен»?

- Я же не даю проекты, поэтому не могу ответить на твой вопрос.

- Видимо, Ткаченко хотел, чтобы конкретно вы делали этот проект.

- Да. И в итоге он сказал: «Так, взрослый «Голос» будете делать только после детского» (смеется). Конечно, все не было прямо так весело, но похоже. Поэтому признаюсь честно: единственный, кто так сильно верил в детский «Голос» - это Александр Ткаченко.

Когда ребята стали приносить первые результаты с кастингов, мы посмотрели и поняли: это такие классные дети, так круто. Боднарчук говорил: «Я не уверен, я не уверен». А я: «Да нет, ты посмотри, какой классный кастинг». Я просто помню все эти разговоры (смеется). Потом пошли съемки, и через время Ткаченко у меня спрашивает: «А как там у вас на «Голосе». Я: «Вроде получается». Он: «Честно?» (смеется) Да, честно! 

Я понимаю, что во взрослом «Голосе», несмотря на все апгрейды, которые мы сделали, не может быть той детской наивности, тех эмоций априори. Но очень важно, что здесь все участники очень мотивированы, нет случайных людей, которые попали в проект просто потому, что это большое шоу в телевизоре. И я могу сказать, что в этом году будут самые эмоциональные бои за все сезоны. На этапе слепых прослушиваний - борьба между тренерами. На этапе боев и нокаутов - борьба участников за самих себя. И это самое интересное, от этого мурашки по коже. 

- Детский «Голос» собрал хорошие цифры. Как опытный продюсер, ты наверняка должна была анализировать и искать причины успеха.

- А я знаю, почему такая доля. Потому что это очень эмоциональный, искренний проект, и нам наконец удалось эту искренность передать. Плюс, мы очень улучшили подход к работе. 

- В проекте «Голос. Дети» очень хороший кастинг. Это ваша заслуга или предыдущей команды - они же тоже приложили руку к отбору?

- Дело в том, что после окончания сезона «Голоса» приходили заявки, их надо было кому-то обрабатывать. Мы решили провести тестовый кастинг в Киеве - просто посмотреть на детей, которые прислали эти заявки. Кастинг был проведен, записан. После этого прошел год, дети выросли, мы подняли материалы, которые были записаны, из них отобрали те, которые подходили по возрастному критерию, кого-то пригласили еще раз...

- То есть, сказать, что команда Ионовой отобрала некоторых детей для эфиров, нельзя?

- Конечно. Это был даже не предкастинг. Просто редакторы записали детей. Может, и был какой преподаватель по вокалу, но я уже и не вспомню. Но никакой выборки не было, никто не говорил: «Вика, вот у нас есть 20 человек, они сделают нам шоу, это Иванов, Петров и Сидоров». Вова Завадюк и Олег Боднарчук пересмотрели весь объем материала и кого-то отобрали. 

Виктория Лезина-Масляна, 1+1 медиа, 1+1 продакшен, Александр Ткаченко, Олег Боднарчук, Голос страны, Голос. Дети

«В общей сложности кастинг детского «Голоса» длился почти полтора года. Всего мы получили несколько тысяч анкет»

- Вы сократили количество выпусков в детском «Голосе»...

- Не мы сократили, канал столько заказал. Количество эпизодов зависит не от продакшена. Мы ведь живем в бизнес-условиях, несмотря на то, что мы инхаус. Например, заказчик говорит: «Ребята, я не хочу десять выпусков по 100 тысяч за каждый. Я хочу один за миллион, но очень красивый». Все это согласовывается с форматчиками.

- Но количество выпусков продумано форматчиками с определенными целями. Вы не думали, что проект может от этого потерять?

- Нет, потому что логика развития проекта выстраивается вне зависимости от количества эпизодов. 

- Форматчики нормально реагировали на сокращение?

- Да. Нам все рассказывали, что с Talpa просто невозможно коммуницировать. Да великолепные форматчики! Мы отправляем материалы на согласование, но над нами никто не сидит и не контролирует...

На сегодня все. А когда отойдете от 8 марта, расскажу вам о женских штучках Виктории Лезиной-Масляной, пикантной истории с ее приходом на должность генпродюсера «1+1 продакшен» и, конечно, о создании «Инспектора Фреймут» и отношении к «Ревизору». Ждите.

Фото Кирилла Авраменко

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...