]
Facebook LiveJournal Twitter

Как показать украинский фильм на всех телеканалах Европы. Уроки продюсера ARTE France

10:40 10.08.2015 0

Гуртом, как известно, и батька легче бить. А уж фильм снимать - тем более. Не верите? Спросите у человека, который занимается этим более 20 лет. Редактор ARTE France Марк Эдвардс руководит созданием 90 с лишним (!) копродукций в год и точно знает абсолютно все нюансы и подводные камни этого процесса. Естественно, я не могла упустить возможность поговорить со специалистом такого уровня о том, как создаются большие документальные копродукции в США и странах Европы.

- Я начал работу в Нью-Йорке, но почти 20 лет снимаю в Париже, - издалека начал Марк. - Я работал почти со всеми европейскими странами, и со многими другими регионами мира. И понял одно - стиль изложения истории отличается от страны к стране, от канала к каналу. И это правильно: все работают на то, чтобы рассказать свою историю зрителю максимально понятно.

Марк Эдвардс, KIEV MEDIA WEEK

Например, в США интересны истории маленького человека, во Франции любят слушать специалистов, в Британии всем интересна «старая гвардия», в Испании любят межличностные драмы. Это влияет и на документальное кино. Главная сложность копродукции - свести все эти интересы вместе.

- Это в том, что касается контента. А производственная часть?

- Тут все просто. То есть, конечно, сложно (смеется). Точнее, времязатратно. Просто каждая страна, участвующая в копродукции, умножает количество работы на два, особенно в юридических и финансовых аспектах. Из своего опыта могу добавить одно - всегда понимайте и принимайте, кто главный.

- И кто же главный?

- Кто платит деньги, тот и музыку заказывает. Копродукции 50/50 практически не существует: как правило, всегда есть страна, которая начала проект и вкладывается в него больше остальных. Она должна быть лидером, остальные - идти за ней.

- И что, всегда так просто получается?

- Отнюдь. Иногда доходит до патовых ситуаций. Тогда выход один - делать две версии фильма. Мы иногда так делали для ARTE - оригинальная 90-минутная версия фильма все равно часто режется для телеканалов в 52-минутные версии. И вот они очень друг от друга отличаются. Например, какое-то время назад мы снимали фильм про то, как Голливуд сотрудничает с Пентагоном в работе над военным кино. Одной из 12-ти сторон копродукции в этом проекте (вдумайтесь, 12-ти!), была Голландия, приславшая очень детальные замечания по монтажу. Мол, им интересно включить в фильм больше материалов о конкретных проектах, особенно «Лучший стрелок» и «Апокалипсис сегодня». Мы так и поступили - в итоге, их версия оказалась, наверное, лучше оригинала. По рейтингам - так точно.

Марк Эдвардс, KIEV MEDIA WEEK

Документалка про «Апокалипсис сегодня» порвала нидерландское телесмотрение

- Выходит, фильм всегда адаптируется под канал?

- Нет, это дорого и болезненно. Обычно все договариваются об одной версии. Другой пример - совсем недавно мы сняли фильм об истории советского вторжения в Афганистан. Очень политически болезненная тема, ее мне питчила женщина-режиссер родом из Таджикистана, которая училась в Москве, а фильмы снимает в Париже. Нашей целью было получить материал обо всех участниках истории: американских и советских служащих, военнокомандующих, афганских лидерах и партизанах. Итоговой версией фильма остались довольны, как ни странно, все стороны, при том, что фильм уже прошел на телевидении и в России, и в США, и в Афганистане, и везде собрал позитивные отзывы.

- Я знаю, что вы работали и в Украине.

- Да, несколько раз. Все началось с Польши, когда я делал там документальный фильм об истории «Солидарности». Мне позвонили из «Фонда Шоа», это фонд Стивена Спилберга, и попросили снять фильм в Украине.

- Это фонд, который документирует свидетельства Холокоста?

- Да, он был основан Спилбергом в 1994 году. Мне позвонили в 2004-м, сразу после Оранжевой революции, когда узнали, что я работаю в Польше.

- Вы говорите так, как будто это было большой проблемой для фонда.

- В каком-то смысле. Европейцам и американцам (как тогда, так и сейчас) не до конца понятно, с кем в Украине можно работать. Тут еще очень слабо развита инфраструктура, нет человека, которому можно позвонить из Лос-Анджелеса и попросить «пофиксить» съемку в Украине, как это происходит, например, в Чехии, или Венгрии, или Хорватии.

- И как вы подступились к этой проблеме?

- Знаете ли, я в какой-то мере ботан. Мой первый инстинкт при любой проблеме - зарыться в книги. Вот я и зарылся, и нашел книгу по истории украинского кино, узнал, что Довженко и Вертов - украинцы, а также, что у вас была обширная сеть киностудий. Начал искать людей, которые были активны на киносудиях в то время. Кстати, почему-то вы очень мало присутствуете в соцсетях, да и просто почту найти сложно. Но в итоге почти все, с кем я общался, назвали мне имя Сергея Буковского. Мы с ним встретились, и почти сразу все решили. В итоге он стал моим близким другом, и мы сняли фильм «Назови свое имя».

- Хорошо, а сейчас у вас есть желание работать с украинскими проектами?

- Да, и мы работаем. Последний проект, который поддержал ARTE - «Майдан. Черновой монтаж». У меня на столе до сих пор лежит еще 12 питчей о фильмах про Майдан, но они вряд ли пойдут в работу.

- Почему?

- Понимаете, европейский телеканал не покажет два фильма про Майдан. На это просто не хватит внимания зрителя. Так что, поддержав «Черновой монтаж», мы, в каком-то смысле, отказались от других работ - там были и другие неплохие предложения, но тут важно не только иметь хороший питч, но и успеть первым.

- То есть один украинский фильм, больше нет?

- Почему же, это неправда. Один украинский фильм про Майдан. Но ведь вы сами ограничиваете себя Майданом! Есть так много тем об Украине, которые интересны европейскому зрителю, но таких питчей, по крайней мере толковых, у меня на столе не было.

EUROMAIDAN. ROUGH CUT trailer from Roman Bondarchuk on Vimeo.

- Например? Какие темы, кроме Майдана, интересны сейчас европейскому зрителю?

- Ну, например, кто такой Порошенко? Откуда он взялся, какова его история, что он собой представляет, какие ценности несет? Это вы знаете, кто он такой, а в Европе о нем впервые услышали после Майдана. Он - загадочная личность. Или, например, кто такие эти таинственные украинские олигархи, о которых все слышали, но никто ничего не знает? Европейский зритель захотел бы это узнать. ARTE - объединение, которое как раз заниматеся документальными проектами о большой политике в регионе - у вас это, кажется, называют геополитикой. Нам интересно понимать, что именно происходит в Украине, что на кону, и какие исторические события привели к этим решениям и к таким ставкам. Вот такие проекты мы и ищем. В Европе, да и во Франции, есть другие группы, они специализируются на социальных, культурных или научных темах - уверен, им тоже интересна Украина в других ракурсах. Но про Майдан мы можем показать только один фильм.

- А какие рекомендации вы можете дать украинскому продюсеру, который хочет снимать в копродукции с Францией или конкретно с ARTE?

- Прийти на Kiev CoProduction Meeting - там я все это и расскажу. Более того, мне самому очень интересно познакомиться с украинскими авторами и продюсерами. Уверен, что уеду из Киева со множеством идей и предложений.

Все услышали? Готовьте свои проекты у питчингу, и встречаемся на KIEV MEDIA WEEK в сентябре!

Фото из архива Марка Эдвардса

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...