Facebook LiveJournal Twitter

Федор Гречанинов: «Телегруппы не собираются разрушать бизнес провайдеров – для нас они все же партнеры»

11:20 14.11.2016 0

Эпопея вокруг отмены аналоговой Универсальной программной услуги, которая обеспечивала телезрителей кабельного телевидение пакетом из 13-17 обязательных бесплатных телеканалов, набирает обороты. Как я вам уже рассказывала, закон подписан главой государства и теперь, начиная с 1 января 2017 года, отечественные телегруппы имеют полное право требовать с кабельных провайдеров плату за дистрибуцию своих телеканалов.

Провайдеры не согласны – они объединились против телегрупп, поскольку не готовы платить за телеканалы с длинной рекламой и открытым сигналом на «спутнике», в «аналоге» и «цифре». Телегруппы же считают, что 2,5 грн в месяц с абонента – вполне приемлемая цена за 22 их канала, а также всерьез заговорили об уступках в виде кодирования сигнала на спутнике с 1 января 2018-го. Впервые о кодировке заговорили шесть лет назад, и дискуссия ни к чему не произвела, но в сентябре этого года на KIEV MEDIA WEEK телегруппы всерьез уверяли, что «ягодка созревает».

Учитывая все это, я решила напроситься на интервью к Федору Гречанинову, директору по развитию StarLightMedia, и расспросить об успехах  в переговорах с кабельщиками по поводу платы за каналы аналоговой УПУ. 

- До отмены аналоговой УПУ осталось меньше двух месяцев. На какой стадии переговоры с кабельщиками? С кем уже провели встречи? Как они реагируют на вашу цену 2,5 грн за 22 канала?

- Мы говорим о том, какой должна быть цена для абонента, для контрагента. Переговоров как таковых нет: несколько провайдеров в городах-миллионниках говорят нам, что согласны – мол, назовите только цифру. Но мы пока не услышали четкого подтверждения от других телегрупп, что стоимость пакета из 20 каналов составит 2,5 грн. Рынок неправильно воспринял наш месседж: пакета из 20 телеканалов не будет – с каждым придется договариваться отдельно. А нам важно быть понятными для рынка, поэтому мы говорим несколько больше остальных. 

- Одно из условий, выдвигаемых кабельными провайдерами в переговорах по УПУ,  кодированный спутниковый сигнал. На конференции ТІМ, исходя из предварительной договоренности между телегруппами, вы назвали ориентировочную дату кодировки – 1 января 2018-го. Это окончательный срок? Ведь переговоры длятся 6 лет…

- Не окончательный. Окончательный срок будет зависеть от того, как произойдет отключение аналога в следующем году, и в каких отношениях с участниками телеком-рынка мы к тому времени будем. Чем ровнее пройдет процесс перехода на новые правила сотрудничества с операторами кабельного телевидения, тем быстрее медиагруппы  закодируются. Кодировка сигнала телеканалов на спутнике – важный элемент построения вот этого нового рынка. Мы действительно несколько лет ведем переговоры с конкурентами  о том, чтобы принять общее решение и закодировать спутник. Непростые переговоры, поскольку у каждой телегруппы есть свои интересы и ограничения, но нет смысла это делать, не договорившись между собой. Да, есть риски: произойдет некая потеря доли, охвата и как результат – отток средств, но его можно будет компенсировать доходом от модели платного телевидения. Нужно ли это делать? Нужно.

Федор Гречанинов, УПУ, StarLightMedia, телеком

В переговорах участвуют четыре телегруппы, поэтому мнения разные. Наша позиция – кодировку стоит вводить с 1 января 2018 года, после перехода с аналогового эфирного на цифровое эфирное телевидение. Процесс перехода, надеемся, будет окончен в следующем году. Как минимум полгода понадобится на информационную кампанию для телезрителей: нужно постепенно готовить аудиторию к тому, что телеканалы будут закодированы. 

- На той же конференции ТІМ кабельщики встретили ваше предложения о кодировке весьма прохладно и даже объединились против телегрупп, не желая принимать их условия. Какой будет «ответочка»?

- Мы будем продолжать действовать, исходя из того, что уже озвучили. Нам досадна неконструктивная позиция некоторых операторов кабельного телевидения, но она никак не поменяла наши планы.

Чтобы выстроить идеальный платный рынок (как мы его видим), нужно сделать ряд шагов. Мы с провайдерами все же находимся в одной лодке – пришло время договориться, на каких условиях работать. И если договоримся, то за 3-4 года сможем увеличить доходы платной индустрии в два-три раза. Провайдеры уверяют: там, где они получают 20-25 грн, почти нет маржи, а это половина или больше половины абонентов. Исходя из слов провайдеров, прибыли у них действительно мало. Мы же уверяем, что маржинальность индустрии провайдеров за 3-4 года вырастет в два раза. Рост доходов должен произойти не только за счет расширения пакета, роста его стоимости и другого наполнения, но и за счет кодировки сигнала каналов на спутнике, борьбы с пиратством, дополнительных опций и услуг, которые могут предоставлять медиагруппы – это catch up, time-shift, HD (со временем).

- При каждом удобном случае провайдеры припоминают, что на КMW-2015 Владимир Бородянский называл возможную дату кодирования телеканала вашей группы – 1 января 2016 года. Но с тех пор ничего не произошло: все ваши телеканалы – в открытом доступе. Почему?

- Мы действительно намеревались закодировать сигнал на спутнике как можно раньше – и были готовы сделать это уже в 2016 году. Единственное, не все провайдеры точно цитируют нас, и часто эта неточность искажает общий смысл. Владимир Бородянский в прошлом году говорил, что мы готовы закодироваться, но это должно быть решением индустрии. Он никогда не говорил, что мы закодируемся вне зависимости от того, что будут делать другие. И если бы это было возможно, не имело негативных последствий – мы бы сделали это сегодня. Но для подобных изменений воли одной или двух телегрупп мало. Трех телегрупп – возможно.

Федор Гречанинов, УПУ, StarLightMedia, телеком

- У «Медиа Группы Украина» и «1+1 медиа» есть спутниковые платформы Хtra TV и «Виасат» – им однозначно выгодно кодирование сигнала. Неужели камнем преткновения стала Inter Media Group?

- В переговорах, проходящих в последние годы, мы спотыкаемся больше, чем об одну группу. Но я бы не хотел называть компании, с которыми у нас разногласия, поскольку сейчас идут активные переговоры. Сразу отмечу: никто из медиагрупп не сказал, что против, или отказался от переговоров. Важно понимать, что основной бизнес для Плюсов – это эфирное телевидение. И так будет еще достаточно долго. «Виасат» – один из факторов, но не определяющий в решении, которое они будут принимать.

- Можем предположить, что это точно не «МГУ», поскольку группа кодирует свои телеканалы. BISS-кодировка сигнала «Украины» и «НЛО TV» появилась 1,5-2 года назад. Может, проще договориться на уровне «Индустриального телевизионного комитета» и не отображать «спутник» в панели Nielsen, чтобы не терять в рейтинге?

- Менять панель Nielsen, чтобы где-то там не потерять – даже не обсуждается. Компания должна измерять то, как люди смотрят телевизор, чтобы дать телевизионщикам, рекламодателям, рекламным агентствам объективную картинку. Не думаю, что эти исследования для чего-то нужно искажать.

Федор Гречанинов, УПУ, StarLightMedia, телеком

Данные панели Nielsen за первое полугодие 2016-го

- Противники кодирования – кабельщики – в качестве аргумента на том же ТІМ упоминали социальную ответственность: мол, люди в провинции останутся без рейтинговых украинских телеканалов, почти наедине с пропагандой РФ, ведь у российских каналов открытый сигнал. Вряд ли кабельные операторы массово зайдут в села. Что посоветуете моей тете, которая живет в селе и смотрит украинское телевидение по спутнику?

- Мы говорим о том, что делать в селах, в которых нет бесплатного эфира, но есть спутниковый телесигнал, верно? Тогда встречный вопрос: сколько она готова платить за телевидение?

- Нисколько! Она считает, что телевидение должно быть бесплатным.

- Я бы не стал так говорить на тему социальной ответственности. Социальная ответственность в моем понимании такова: телевидение должно быть доступно в селе, но это не означает, что оно должно быть бесплатным. Потому я и спросил, сколько условная тетя готова заплатить. После кодирования останется ряд телеканалов с открытым спутниковым сигналом:  общественные вещатели (тот же «Перший»), информационные и ряд других, не входящих в телегруппы. Если ее устроит этот набор телеканалов – хорошо. Если нет – придется заплатить, чтобы иметь доступ к иному контенту.

Федор Гречанинов, УПУ, StarLightMedia, телеком

Другой вопрос – какой должна быть цена? Нужен ли условный социальный пакет на «спутнике»? Мы считаем, что доступный пакет нужен именно социально незащищенному населению, для которого спутник может быть единственным способом приема ТВ. В конце концов, люди так или иначе платят за телевидение – они покупают телевизор, оплачивают электроэнергию, которую тот использует. Если человек не готов платить – значит, у него нет телевизора. Но если он купил телевизор – то готов платить. Социальная ответственность – это то, на чем спекулируют некоторые кабельщики, а ведь доступность и бесплатность – не одно и то же.

- Но все же, кто может выиграть от кодирования? Теоретически, «Зеонбуд» сможет нарастить абонентов больше, чем кабельные операторы. Или же люди со спутниковыми тарелками будут переходить на спутниковые платформы?

- Нельзя ориентироваться на некое среднее село, поскольку не существует единого рецепта: есть села, в которых работают интернет-провайдеры и провайдеры кабельного ТВ, есть села более зажиточные, есть села, в которых доступно Т2, и те, в которых его нет. Но поскольку в стране уже существуют две спутниковые платформы, конкурирующие между собой, – это еще один вариант. Поэтому, даже если в селе нет эфирных телеканалов, интернета и «кабеля», – выбор все равно есть, так как нет монополии. И именно для таких людей должны существовать доступные пакеты: зритель сможет выбирать, что для него лучше.

Мы должны сделать телевидение доступным. Поверьте, мы платим большие деньги за то, чтобы оно было доступным, а для кого-то даже бесплатным. И в этом была наша социальная миссия. Но здесь большую роль играет политическая или электоральная составляющая телегрупп – это ключевая проблема в вопросе кодирования сигнала.

- У каждой телегруппы есть каналы з политической составляющей: у вас – ICTV, у Плюсов – «1+1», у Inter Media Group – «Интер», у «МГУ» – «Украина». Всего 4 вещателя из 24-х бесплатных эфирных каналов телегрупп.  Не проще оставить эти 4 канала на спутнике с открытым сигналом, а остальные закодировать? 

- Такой вариант обсуждался, но мы считаем, что закодироваться должны все телеканалы, и, принимая такое решение, исходим из соображений бизнеса. Оставить без кодирования по одному каналу неправильно. Например, у нашей группы сразу три флагманских телеканала. Если из трех мы должны оставить только один – это весьма странное бизнес-решение. Теряется смысл кодировки. Исходя из какой логики мы должны это делать? У нас три полноценных телеканала: один из них ориентирован на женщин, второй – на мужчин, третий – на молодежь. С точки зрения цифр, СТБ – лидер группы, но лидирует он за счет одной аудитории. Каналы телегрупп, которые вы назвали – это все же general interest (да, с акцентом на женщин, потому что они больше смотрят телевидение). Если кодироваться, то кодироваться всем. Если не всем – непонятен коммерческий смысл. Мы ведь хотим развивать сегмент платного телевидения, а это – бизнес-решение. 

- Осенью 2013-го телегруппы почти договорились о кодировании сигнала, но каналы вроде должны были продавать пакетом. Говорят, камнем преткновения тогда стали не только цена и политическая составляющая, но и возможные вопросы со стороны Антимонопольного комитета, в который могли бы пожаловаться кабельщики. 

- Почему не договорились тогда: политическая составляющая доминировала над бизнес-составляющей. Насчет Антимонопольного комитета: есть несколько сфер, в которых мы пытаемся договориться с конкурентами и принять общие решение – к примеру, по борьбе с пиратством. Наши общие решения по этому вопросу, как мы считаем, не должны стать предметом рассмотрения АМКУ. Почему одни платят за контент, а другие не платят? Насчет кодировки: мы согласовали технический вопрос единой кодировки. У нас были переговоры с поставщиками кодировок, и в этом, в нашем понимании, нет нарушения принципов конкуренции. Нужно, чтобы рынок не сошел с ума, если все закодируются разными системами условного доступа (СУД), – для кабельных операторов или абонентов это станет адом. Переговоры и нужны, чтобы не создавать неудобств всей экосистеме.

Федор Гречанинов, УПУ, StarLightMedia, телеком

Мы изучали возможность создания дистрибуторской компании, которая бы продавала все каналы телегрупп. Но юристы уверяли, что это невозможно – мы никогда не получим разрешение от АМКУ. На этом все закончилось: у каждого будет своя коммерческая политика. Важно, чтобы она не была дискриминационной по отношению к остальным игрокам. У всех должны быть одинаковые условия, вне зависимости от того, нравится ли нам контрагент, покрытие или количество абонентов. Можем ли мы быть дискриминационными по отношению к провайдеру? Можем, если он ведет себя точно так же. К сожалению, сегодня некоторые провайдеры дискриминируют телегруппы, телеканалы: если кто-то выставляет нам требование, которые не выставляет другим, мы не обязаны соблюдать нейтральность. Если мы узнаем, что провайдер выставил другой телегруппе или телеканалу дискриминационные условия, мы считаем, что можем поступить по отношению к нему так же. Можно создать кодекс и договориться о таких правилах игры… Это позиция SLM. Я не знаю, есть ли такие правила в других телегруппах.  

- К каким результатам по СУД пришли? Это будет Irdeto?

- Мы рассматривали несколько СУД, Irdetо была одной из них, но решение еще не приняли. Одно из ключевых требований к системе условного доступа – чтобы ее было сложно взломать. Теоретически взламывается все, но идеи сделать условное кодирование (как в BISS) не было – теряется смысл. Закодировать каналы – значит, сделать их доступными только для тех, кто смотрит легально.

- Вернемся к вопросу пакетной продажи телегрупп. На спутнике больше 100 украинских телеканалов с открытым сигналом. Вещатели телегрупп составляют лишь пятую часть этого списка. Неужели не удастся найти лазейки и переубедить АМКУ?

- У нас работают хорошие юристы, но они не всесильны. Я не эксперт по антимонопольному законодательству, но раз они увидели риски – значит, нельзя.

- Задумывались ли вы о системе a la carte для абонентов спутникового телевидения? Условная карточка с доступом к телеканалам вашей телегруппы – чем не вариант?

- Здесь важно понимать один момент – мы не переходим на платную модель. Модели a la carte технически работают по-разному, но наши каналы не будут платными. Мы не собираемся брать с абонента плату за доступ к нашим каналам. Мы собираемся брать с провайдеров деньги за наличие наших каналов в их услуге.

- Предположим, вы закодировали сигнал и успешно продались провайдерам. Нужен ли спутниковый сигнал? Вам, так или иначе, придется платить за «спутник» $10-12 тыс., после кодировки цена не уменьшится. Не проще ли изменить законодательство, сделав универсальную лицензию (как в Литве), и передавать сигнал кабельщикам, к примеру, по IPTV? «Виасат», Хtra TV вроде сами «поднимают» на спутник свои каналы.  

- Спутниковый сигнал – самый удобный способ доставки. Вещать со спутника и получить права на спутник – эта разные истории. Мы сами себя «поднимаем», а потом продаем права «Виасат» и Хtra TV. Либо же нас должны продавать и «Виасат», и Хtra TV, что неразумно в контексте себестоимости.

- Но все же, есть пример каналов «Спорт 1,2»: они оформили лицензию в Литве и раздаются нашим же кабельным провайдерам по IPTV, что намного дешевле, чем платить за спутник.

- Их технический охват не сопоставим с нашим охватом. Да, спутник стоит недешево. Мы можем сэкономить условные $10 тыс. в месяц на канале, но при этом потеряем весь спутниковый охват, который имеем сегодня. И потом, мы бы от него давно отказались, если бы у нас не было белых пятен в покрытии. Не все могут принимать сигнал с помощью альтернативных источников. Да и телезрителям спутникового ТВ так проще. На сегодня спутниковый сигнал – единственная возможность покрыть сигналом всю страну.

Федор Гречанинов, УПУ, StarLightMedia, телеком

«Зеонбуд», к примеру, говорит, что покрывает 95% населения, но на практике, говорят, – не больше 65-70% территории. Были предложения достроить сеть, но когда это случится, «Зеонбуд» выставит такой счет, что $10 тыс. за «спутник» будут выглядеть смешно.  Расширять мультиплексы нужно только до того уровня, при котором в этом сохраняется бизнес-смысл. Мы же всегда говорим о том, что телевидение должно стать бизнесом. Если ключевые СМИ в стране не являются экономически самодостаточными – в стране нет устойчивой свободы слова и демократии.

- На рынке есть и другие примеры. Eu music и «ГуморТВ» выбрали способ передачи данных через Са-диапазон и заключили контракт с Eutelsat. Са-диапазон экономит средства, передача идет по интернету, условия лицензии Нацсовета выполняются. Как думаете, эти 80 украинских телеканалов на спутнике подтянутся и закодируют сигнал, будут искать альтернативу или банально ничего не будут делать?

- Передача по интернету может быть значительно дешевле передачи по спутнику, это правда. Но для начала необходимо понять, для чего существуют эти телеканалы. Те, кто нацелен на электоральный охват, кодироваться не будут – информационным каналам нужна аудитория.  Если для нишевых телеканалов это бизнес – имеет смысл закодироваться.  Но у большинства этих каналов я не вижу бизнеса, мне неизвестны цели их собственников, мне неизвестны стремления их менеджмента, поэтому не могу предсказать, что они будут делать.

- В 2010 году писался законопроект, обязующий телегруппы закодироваться, но еще до голосования документ «замяли», поскольку он якобы лоббировал «Зеонбуд». А что будет, если депутаты снова возьмутся самостоятельно решать вопрос с кодировкой на законодательном уровне?

- Депутаты разве что могут принять закон, который нам помешает это сделать. Сейчас закон нас никак не ограничивает. А в том, чтобы заставлять кодировать на законодательном уровне, не вижу ничего плохого. Важно, чтобы законодатель не заставлял нас кодироваться конкретной кодировкой, за которую нужно платить нерыночные деньги – это уже лоббизм. Да и потом, как это прописать? Мы не лоббируем ничего подобного.

- Все же без общения с государством вам не обойтись, ведь в лицензиях Нацсовета прописан открытый сигнал. Придется переубедить Нацсовет изменить лицензии.

- Не припомню, чтобы у Нацсовета была позиция против кодировки. Могу чего-то не знать, но поскольку Нацсовет регулирует бизнес провайдеров, они должны понимать пользу кодировки.

- А почему у вашей группы нет международной версии каналов или иновещания для диаспоры, как «Интер+» или «1+1 International»? Говорят, они что-то зарабатывают на международных соглашениях с провайдерами…

- Мы пока это не сделали, но планируем: мониторим потенциальный рынок, делаем экспертные оценки, считаем, сколько сможем получить от распространения этого канала. Когда найдем баланс, экономический смысл, тогда это сделаем. Да и потом, у нас нет супер-ожидаемых цифр по доходам.       

- Планирует ли группа создавать собственный пул платных вещателей? К примеру, Плюсы обзавелись каналом «Квартал ТВ», МГУ уже несколько лет показывают премиум-контент на «Футбол 1,2». 

- Да, мы хотим двигаться в этом направлении, но снова-таки: должна быть экономика. Первый подобный телеканал, который мы создадим, будет работать на базе контента СТБ. Группа находится в поисках формата, когда себестоимость канала будет соответствовать доходам, которые мы сможем получить. Должен ли это быть «полуавтоматический» канал  с библиотекой (не обязательно только нашей группы) или какой-то отдельный премиум-контент, пока не решили. И, снова-таки, мы не ждем супер-прорыва.

- Закон об общественной УПУ вступает в действие в январе 2017 года. После кодировки спутникового сигнала цена вырастет? Вы, помню, как-то заявляли, что хотите поднять доход от дистрибуции каналов провайдерам до 25% от общих доходов.

- Цена будет расти постепенно. Кодировка может стать драйвером роста рынка платного телевидения; мы будем действовать в соответствии с обстоятельствами. Никто не собирается рушить бизнес провайдеров – для нас они все же партнеры. А 25% доходов – перспектива на 8-10 лет.

- Как вы собираетесь «окучить» 600 кабельщиков по всей стране? Не проще ли договориться с ТОП-20 провайдеров, которые обеспечат условные 80% в городах 50 тысяч+, на которые ориентируются телегруппы, продавая рекламу?

- Давайте уточним вопрос. Договаривались ли мы, чтобы сделать этим ТОП-20 хорошо, а всем остальным плохо? Или плохо, что мы только с этих ТОП-20 возьмем деньги? Смотрите, мы стоим на четкой позиции нейтралитета, принципе отсутствие дискриминации – одни правила для всех. У нас уже был крупный провайдер, который хотел эксклюзивных условий – мы отказали. Боюсь неточности в понимании, но одна цена для провайдера А не обязательно будет такой для провайдера Б. Если я сказал, что у нас акция – скидка в 10% до конца ноября, то тот, кто успел получить ее, – получил, а тот, кто нет, – нет. Или, скажем, пакет из 6 каналов стоит столько-то, а из двух каналов – столько-то. Отсутствие дискриминации не означает, что у всех будет только так, а не иначе. Это коммерческие отношения, и если кто-то готов быть для меня более удобным контрагентом, это отразится на отношениях. А дискриминации не будет – ни по размеру базы, ни по размеру территории.

Федор Гречанинов, УПУ, StarLightMedia, телеком

До «Дня Ч» осталось каких-то полтора месяца – думаю, пришло время говорить об отмене аналоговой УПУ публично. Поэтому готова предоставить площадку для обсуждения всем участникам рынка – как другим телегруппам, так и кабельным провайдерам. Вам же есть что сказать, правда?

Фото Кирилла Авраменко

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''