Facebook LiveJournal Twitter

Как и за чей счет работает общественное телевидение Германии. Вгляд изнутри

12:08 18.08.2017 0

Вчера я познакомила вас с Сашей Шрайфелем - украинцем, уже несколько лет живущим в Германии и решившим реализовать себя в работе локального продюсера. Впрочем, как выяснилось, занимается он не только этим. «Работать локальным продюсером очень увлекательно, но таким образом становишься зависим от множества факторов. Например, от того, есть ли у украинских продакшенов деньги, чтобы снимать за границей», - поделился он со мной. Осознав это, Саша принялся искать для себя другие пути развития в медиасфере. Первым шагом Шрайфеля стала работа на небольшом эмигранстком канале «Новый мир», созданном такими же выходцами из Украины.

Но это, как вы понимаете, тоже не предел мечтаний и карьерного роста, а потому со временем наш герой решил попытать счастья на немецком общественном телевидении. Я же, пользуясь случаем, выяснила, как у них там все устроено. А то вдруг Зурабу Аласании понадобятся дополнительные источники вдохновения...

- Сначала был этап стажировки, но мне, чтобы на нее попасть, пришлось основательно напрячься. Во-первых, нужно было отправить настоящее резюме, а поскольку ко всяким бумажкам в Германии относятся очень серьезно, то составлять его мне помогали специально обученные этому люди. Я не шучу: информация должна быть подана очень четко, не очень мало и не очень много, каждое слово на вес золота. К тому же, я понимал, что конкурировать с немцами мне будет очень сложно. Тем не менее, с этим этапом я справился, а потом было собеседование. Оно здесь тоже проходит очень интересно: стою один я, а меня собеседуют 12 человек - представители каждой региональной компании местного общественного. Как ни странно, и здесь у меня тоже все сложилось - с января работаю на немецком общественном.

Саша Шрайфель, Общественное вещание, ARD

- Расскажи, как оно устроено?

- Совершенно удивительным образом. Первого канала как такового - в смысле здания или учреждения - здесь нет. Зато есть десять региональных каналов, а центральный вещатель - ARD - является как бы совместным результатом их работы. Он, в принципе, так и называется, в переводе - «Рабочее содружество общественно-правовых вещательных станций Германии». То есть каждый региональный канал производит часть контента для ARD. Я, к примеру, сейчас нахожусь в Гамбурге, на NDR, где производятся главные новости страны. Вообще, самые телевизионные города здесь - Мюнхен, Гамбург и Кельн. И, кстати, именно в Германии находится самый большой общественный телеканал в Европе - WDR. Раньше им был британский ВВС, но после Брексита все изменилось. Еще один интересный момент касается канала ZDF. Это местный «второй» канал, тоже общественный, однако он является отдельной структурой, чтобы у немцев была альтернатива. Но и сам ARD - это не только первый канал и региональные вещатели. Есть еще канал Phoenix, детский Kika, совместный с общественными Швейцарии и Австрии 3Sat, интеллектуальный arte - совместный с общественным Франции, 60 радиостанций.

- А что с финансированием этих структур?

- Модель финансирования медиа гражданами страны создавалась в противовес полностью подконтрольному государственному нацистскому телевидению. Все каналы существуют на так называемый «вещательный налог». Каждое домохозяйство платит 17,5 евро в месяц, независимо от того, сколько там живет людей или сколько в доме телевизоров. Раньше все зависело от количества телевизоров, но поскольку теперь многие их просто не покупают, смотря телевидение через интернет, правительство обязало платить всех. Это довольно широко обсуждалось, находились несогласные с таким решением, но его приняли, а значит, платить должны все. Есть, правда, перечень причин, по которым от налога могут освободить, но это распространяется только на тех, кто платить действительно не в состоянии - например, на инвалидов.

- Этих денег хватает на существование общественного, на производство контента?

- Да, денег - завались. В Германии приблизительно 20 млн домохозяйств, и средства ежемесячно поступают с излишком. Здесь этот момент очень жестко регламентируется и контролируется. В частности поэтому я, например, считаю, что тариф в 17,5 - это многовато. Вот посчитай: это же больше 200 евро в год, достаточно ощутимая сумма, на которую можно раз в два года покупать себе новый хороший телевизор. Но зато, благодаря налогу, местное общественное, хоть и не является полностью независимым, может позволить себе критиковать ту же Меркель. Первым моим впечатлением от Германии было то, что здесь значительно больше правды, чем у нас, и государство играет в этом немаловажную роль. Люди честно говорят о себе, о политике, о ситуации в стране. Кроме того, общественное молниеносно реагирует на все, что происходит в стране. Германия - в целом пример очень хорошо функционирующего государства, а телевидение - его неотъемлемая часть. Правда, из-за того, что оно здесь стабильно и без особых потрясений работает уже 50 лет, это телевидение немного консервативно и скучновато. С другой стороны, они могут себе это позволить: например, на канале NDR рекламы нет вообще.

- Ты сказал об излишках денег. На что они идут?

- Их откладывают на отдельный счет, который, по идее, позволит общественному долго работать без подорожания в будущем. Вместе с тем, после таких изменений стать сотрудником общественного очень сложно - штат не расширяется, многое отдается на аутсорс. А все из-за того, что условия работы здесь очень хороши: страховка, соцпакет, а потом пенсия, которая достигает 103% зарплаты.

Саша Шрайфель, Общественное вещание, ARD

- А общественное как-то регулируется законодательно?

- Да, есть так называемый официальный заказ, в котором прописано, чего ждут от общественного. Это, в основном, касается того, что телевидение должно просвещать и образовывать людей, создавая важный контент, а на редакционную политику вообще не влияет. На нашем NDR время от времени звучит такая критика власти, что даже как-то не по себе становится.

- И как контролируется выполнение этого заказа?

- Расскажу на примере NDR. Здесь есть вещательный совет, в который входят представители партий, протестантской и католической церкви, еврейской общины, профсоюзов, союза фермеров, союза женских инициатив, а также других общественных организаций. Всего 58 человек. Этот совет и следит за выполнением госзаказа, а еще выбирает руководителя канала, одобряет особо крупные бюджеты на производство, и все в таком духе. Таким образом, все происходящее на канале контролируется большим количеством людей, и возможностей для «маневров» просто не остается.

- С просвещением понятно, но у вас ведь есть и развлекательный контент?

- Да, есть. Это и достаточно скромные шоу, и бесконечные сериалы. Интересно, что здесь сами зрители против того, чтобы подобного контента было слишком много. Во-первых, так прописано в госзаказе - развлекательная функция на последнем месте, а во-вторых, такой контент гораздо дороже в производстве.

- То есть зрители следят за общественным и, в принципе, любят его и смотрят?

- Ну, я бы не сказал, что телевидение в целом здесь пользуется большой популярностью. Молодежь, мне кажется, очень мало его смотрит - зачем, если есть интернет? Тем не менее, есть несколько программ, которые консервативные немцы стабильно смотрят уже много лет подряд. Это, во-первых, восьмичасовые новости Tagesschau, которые давно стали частью немецкой жизни. Я не шучу: их смотрит вся страна, раньше вообще в это время улицы вымирали на 15 минут. Даже для меня это уже стало традицией. Пришел вечером домой, включил Tagesschau, и на душе сразу стало спокойнее (смеется). Во-вторых, есть такой процедурал «Место происшествия», который выходит каждое воскресенье с 1970 года практически без перерывов. Его ставит в сетку каждый из десяти региональных каналов, он бьет все рекорды по просмотрам, хотя на самом деле ничего особенно в нем нет - достаточно простые детективные истории, в которых в первые 10 минут случается что-то, что потом полтора часа расследуется. У меня где-то есть точные цифры, которые я, правда, не имею права озвучивать, но там видно, что по молодежной аудитории коммерческое телевидение опережает общественное, но взрослые эти два проекта очень любят.

Саша Шрайфель, Общественное вещание, ARD

Продюсер должен понимать, как работают все специалисты. На стажировке у Саши даже была возможность поснимать бывшей главной новостной камерой страны

- Кстати, насколько общественное конкурентно в сравнении с коммерческим?

- Вполне конкурентно, в некоторых моментах даже опережает. На общественном много хороших документальных фильмов, качественных, умных и спокойных ток-шоу. Кроме того, здесь огромное количество разнообразных живых включений. Немцы вообще очень любят лайвы и тратят на их производство много ресурсов, которых у общественного больше, чем у частников. В то же время, на коммерческом канале может появиться Хайди Клум. Это, естественно, привлекает рекламодателей, за счет которых окупается даже очень дорогое шоу. Насколько я знаю, один сезон Germany’s Next Topmodel обходится в 25 млн евро, но это отбивается моментально. В частности поэтому все большие и крутые проекты типа «Голоса» и «Х-Фактора» здесь выходят на коммерческих каналах. Но и они, на мой взгляд, получаются какими-то пресными. Я вот не могу вспомнить ничего, о чем бы я подумал - о, как круто, хорошо бы и в Украине такое сделать. Наше телевидение, при всех своих скромных возможностях, выглядит очень достойно!

- Речь, я так понимаю, о коммерческих каналах. А за развитием Общественного вещания в Украине ты следишь?

- Все, что я о нем знаю - что его переименовали (смеется). А, ну и логотип красивый сделали. Но какие изменения происходят по сути, я не в курсе. Если честно, мне кажется, чтобы там хоть что-то радикально изменилось, нужно не год или два, а чтобы сменилось несколько поколений. Даже в Германии восточные немцы до сих пор держатся за свои внутренние советские настройки, несмотря на более 25 лет капитализма.

Саша Шрайфель, Общественное вещание, ARD

- К тому же, у нас вряд ли кто-нибудь согласится платить 17,5 евро в месяц, чтобы Общественное существовало...

- Да, и это замкнутый круг. Я не представляю, как они будут решать финансовые вопросы. Я же, работая здесь, вижу, сколько стоит производство хорошего и интересного контента, и понимаю, что в нынешнем состоянии в Украине сделать то же самое практически невозможно. Тут я могу только пожелать руководству удачи и терпения. И еще - пользуясь ростом общественного самосознания, попытаться уйти от «жаренного» и сосредоточиться на производстве такого же умного и взвешенного контента, как здесь, в Германии.

- А что с украинским иновещанием, в частности, каналом UATV? Насколько он популярен у диаспоры?

- В кабеле его точно нет, возможно, есть в спутнике, но точно я не знаю. Да и его появление тоже как-то мимо меня прошло.

- Ты какое-то время работал на канале, который создали выходцы из Украины. Насколько вообще такие каналы распространены и есть ли среди них те, которые созданы именно для украинцев?

- Выходцы из постсоветских стран здесь преимущественно смотрят международные версии обычных каналов - российского «Первого канала», например. Что же касается того, на котором я работал, и ему подобных, то точных цифр я не назову, да их и нет. Как правило, такие вещатели ориентированы на русскоговорящую аудиторию, а не на россиян или украинцев, а самый ходовой контент здесь - те же шоу, которые шли у нас. Мы, например, отбирая для себя проекты, смотрели на их рейтинги в Украине и России. И хотя возможности получать точные данные у нас не было, было понятно, что будет пользоваться спросом, а что - нет. Так что, дорогие правообладатели контента, если у вас есть доступные и проверенные шоу, предлагайте их эмигрантским каналам (смеется).

- Сложно ли было запустить такой канал?

- Он запускался на спутнике, а чисто технически в этом ничего сложного нет. Я в этих процессах не участвовал, но, насколько знаю, никакой цензуры и бюрократии здесь нет. Достаточно купить на спутнике частоту, получить лицензию - и вперед. Другой вопрос - как сделать так, чтобы тебя смотрели, и зарабатывать?  Зато именно благодаря работе на этом канале я дважды побывал в Каннах на MIP и теперь представляю, как выглядит мировой телерынок.

Уверена, вам было так же интересно, как и мне - в конце концов, не каждый день появляется возможность в таких подробностях узнать, а как у них. Ну и, конечно, надеюсь, что и в Украине рано или поздно получится выстроить такое Общественное, на которое зрителям не жалко будет денег, а рассказать о нем будет не стыдно кому угодно.

Фото - личный архив Саши Шрайфеля

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''