Facebook LiveJournal Twitter

Снежана Егорова: «Наши социальные шоу – это «вбили, з`їли, закопали». Я в этом участвовать не хочу»

12:45 14.11.2017 2

Когда такие личности, как Снежана Егорова, надолго пропадают с экрана, я начинаю волноваться. Не потому, что переживаю за их финансовое состояние: уверена, что без дела такие люди не сидят. Просто телепространство с их исчезновением теряет некую яркость, что ли. Поэтому, конечно, переживала, что давно не вижу в деле Снежану. С появлением канала «Прямой» я несколько успокоилась: во-первых, узнала, что Егорова отсняла для канала несколько выпусков своего ток-шоу GOROD S, во-вторых, ее теперь регулярно можно увидеть в прямом эфире программы «Территория позитива».

Но вопросы все равно остались. Задать их Снежана предложила мне все на том же «Прямом», по которому еще и экскурсию решила мне сделать.

Снежана Егорова, канал Прямой

Лично встретила нас с фотографом и повела по закоулкам вещателя

Снежана Егорова, канал Прямой

Вот за этим диванчиком, например, сейчас идет настоящий прямой эфир 

Снежана Егорова, канал Прямой

Снежана Егорова, канал Прямой

А за окном, между прочим, открывается совершенно потрясающий вид на город

Снежана Егорова, канал Прямой

Ну, 24-й этаж «Паруса», все-таки

Снежана Егорова, канал Прямой

А кто-то с видом на этот вид сидит, работает

Снежана Егорова, канал Прямой

Я бы на его месте тоже сидела

Снежана Егорова, канал Прямой

- Когда Леша Семенов впервые привел нас сюда, тут были только бетон и стройка. «Через 2,5 месяца тут будет суперсовременный канал!» - сказала нам Семенов. Мы сказали: «Ага, конечно!». Но через 2,5 месяца действительно все уже было 

Снежана Егорова, канал Прямой

 Работают люди

Снежана Егорова, канал Прямой

В этой студии тоже ведутся эфиры. А рядом всегда кто-то занимается своим делом. И никто не отвлекается 

Снежана Егорова, канал Прямой

Опять же: кто-то эфирит, кто-то работает

Снежана Егорова, канал Прямой

Тут уже все работают

Снежана Егорова, канал Прямой

На неплохой технике, обратите внимание

Снежана Егорова, канал Прямой

Нет, ну красиво. И без людей...

Снежана Егорова, канал Прямой

И с людьми. Вася Фролова передачу ведет, между прочим

Снежана Егорова, канал Прямой

Подруга Егоровой, оказывается

Снежана Егорова, канал Прямой

Отсюда, собственно, выходит в эфир программа Снежаны

Снежана Егорова, канал Прямой

А на этих инструментах в эфире действительно играют. Инструменты, кстати, на канал привезла Снежана: договорилась с «Ямахой»

Снежана Егорова, канал Прямой

И они органично вписались в интерьер

Снежана Егорова, канал Прямой

Экранчики, как положено

Снежана Егорова, канал Прямой

Визиточки

Снежана Егорова, канал Прямой

И шакарная переговорная

Снежана Егорова, канал Прямой

Ну, на экскурсию сходили, можно теперь и присесть, поговорить

–  После «новоканальских» «Героев&Любовников» вас какое-то время не было видно на ТВ – чем вы занимались?

Снежана Егорова, канал Прямой

– Честно признаюсь: в какой-то момент я поняла, что больше не хочу работать в том формате телевидения, который мне могли предложить те или иные каналы. Просто не хочу больше фигурировать в качестве ведущей разнообразных записных шоу. Потому что ведущий в таких шоу – это, по сути, швейцар: дверь открыли, дверь закрыли, поворот направо, налево – такой экскурсовод по эфиру. В какой-то момент я абсолютно осознанно от этого отошла. И очень благодарна каналу СТБ за то, что имела возможность сотрудничать с ними в качестве эксперта на разных социальных шоу – «Холостяке», «Дорогая, мы убиваем детей», «Спасите нашу семью», «Все буде добре» и т.д. Что давало мне возможность высказать свое мнение по поводу того или иного события или явления.                                            

У меня уже слишком большой жизненный  и профессиональный опыт, чтобы говорить по написанному сценарию.

Я вообще не люблю читать с суфлера. Мне кажется, самое ценное, что дает телевидение – это живая эмоция здесь и сейчас. Когда человек может проявить себя таким, какой он есть. А не когда какая-то девочка, которую одели стилисты, накрасили визажисты, встала, ротик открыла и транслирует то, что кто-то написал и у кого-то утвердил. На мой взгляд, это абсолютно фейковая история. Я 25 лет работаю на телевидении и знаю, к чему стремлюсь.

Свою карьеру на ТВ я начинала на «зірке телебачення України», «першому комерційному каналі» – ICTV. Бизнес там ставили американцы. И они мне тогда рассказали, что высший пилотаж в телевидении – когда ведущий – тот, кем он кажется. Ведет такую же социальную жизнь, является опинион-лидером, делает какие-то авторские шоу… Они, помню, привозили и показывали еще на кассетах шоу Ларри Кинга, Опры Уинфри, о которой у нас никто не слышал. «Вот, – говорили, – высший пилотаж телевидения, к этому надо идти. Но этого нельзя достичь сиюминутно. У ведущего должен быть жизненный опыт, бекграунд и т.д.».

По сути, я к этому очень долго шла. Но в какой-то момент мне показалось, что я иду, иду, а этот момент никак не настает. Все эти шоу в записи стали меня раздражать. И я ушла в разряд экспертов и достаточно активно работала с СТБ. Потом было шоу «Герои&Любовники» на «Новом канале», потом я снова стала экспертом…

Я хотела делать собственное шоу. Провела переговоры с руководителями всех каналов, но все сказали, что у «позитивного шоу, которое будет мотивировать людей», не будет рейтингов. Потому что на всех каналах, как видите, активная «расчлененка». Наши социальные шоу – это «вбили, з`їли, закопали». Они все время находят темы, где люди ведут себя, как в зоопарке, и на этом стараются делать рейтинги. Я в этом участвовать не хочу.

– Так. Но Семенову таки удалось вернуть вас на место ведущей?

– Когда начал формироваться новый общенациональный канал, я встретилась с Лешей и сказала, что хочу делать большое женское ток-шоу. У меня есть определенный опыт, наработки, я провожу собственный фестиваль-клуб – каждое воскресенье мы встречаемся с женщинами, я понимаю, о чем они хотят говорить.  

Снежана Егорова, канал Прямой

И мы сначала проговорили, что будем делать проект GOROD S в телевизионном формате. Но тогда не было этой студии. Когда же я увидела то, что мы видим на сегодняшний день, то поняла, что ничего другого уже не хочу. Прямой эфир в телевидении – как для дельфина вода и для сталевара сталь.

Мое твердое убеждение: то, что появился вот такой канал в таком формате, у которого есть четкая концепция «прямой эфир – всегда» – это прорыв. Это то, к чему мы должны были давно прийти. У меня есть свои мысли на счет того, почему так долго не приходили, но я счастлива от тех возможностей, которые получила здесь. И хочу продолжать двигаться в этом направлении. 

Для меня с моими наработками, стремлением общаться, создавать в эфире атмосферу, это – профессиональный вызов. И даже не знаю, готова ли я в очередной раз вернуться к каким-то записям.

В том, чтобы делать какое-то большое ток-шоу, есть, конечно, своя прелесть. Но круче работы в прямом эфире, на мой взгляд, ничего нет.

– Но вы же, наверное, знаете, что к этому каналу достаточно неоднозначное отношение на рынке. Есть вопросы, связанные и с финансированием, и со многими другими вещами…

Снежана Егорова, канал Прямой

– Я, конечно, слышала разные версии – я не слепоглухонемая, и у меня много источников информации. Но, знаете, было бы странно, если бы никаких слухов не было. Информационная карта была давно разделена: это же деньги, это рекламный рынок. И я бы удивилась, если бы создание какого-то нового телеканала вызвало ажиотаж, восторг и аплодисменты. Конечно, это конкуренция. Меня абсолютно не интересует, кто тут инвестор, держатель денег и т.п. Я «Прямой» воспринимаю как платформу, на которой мне и моей команде дают возможность в течение недели создавать 24 часа прямого эфира и каждые субботу-воскресенье общаться с людьми, которые воспринимают нашу программу, как глоток свежего воздуха.

– Почему?

– Потому что у нас в последнее время, чтобы почувствовать себя успешным, ты должен быть танцором, певцом, фриком или политиком. Я же знаю огромное количество талантливейших людей, которые выбирают совсем другие сферы деятельности – социологи, ученые, художники, медики. Масса людей, которым некуда пойти и рассказать о своих чувствах, достижениях. И я делаю программу, чтобы им было куда пойти.

Снежана Егорова, канал Прямой

Нашим спикером может стать абсолютно любой человек. Чуть ли не человек с улицы может зайти. Он может что угодно делать, но должен делать это с душой, горящими глазами и быть глубоко уверен, что этим помогает людям.  

Вчера, например, у нас была Катя Chilly. После эфира она сказала: «Снежа, я не верила, что это произойдет на украинском ТВ при моей жизни». Ее же никуда не зовут, если не используют – мол, посмотрите, а у нас есть еще и такое. Для информационного пространства Украины она – неформат. Я считаю, что давать  платформу таким людям – моя миссия, и мне неважно, кто мне даст эту платформу.

Снежана Егорова, канал Прямой

Но, честно говоря, то количество негатива, которое витает вокруг канала, могут испускать только люди, которые никогда ничего не делали сами. Я считаю, что плохо или хорошо, идеально или не очень, но лучше что-то делать, чем сидеть, наблюдать за тем, кто делает, и забрасывать его грязными тапками. Человек, который находится в пути, не избежит ошибок.

– Я вот слышала, что зарплату на «Прямом» изначально получали Киселев-Ганопольский и еще пара человек, остальным же была поставлена задача самим искать финансирование под свои проекты. Мол, найдете деньги – будете в эфире.

Снежана Егорова, канал Прямой

– Могу говорить только о себе: мой проект канал финансирует. Более того: мне дали техническую базу для создания контента 24 часа в сутки 7 дней в неделю. То есть, по сути, сейчас любой человек может зайти сюда и, пользуясь тем, что есть свет, камеры и все технические возможности, выйти в прямой эфир.

Безусловно, мы заинтересованы в партнерах, я провожу переговоры с какими-то компаниями, которые мне доверяют, а они понимают, что мы расскажем об их продукте качественно. С точки зрения бизнеса это абсолютно нормально.

Но мой проект финансируется, мои люди получают зарплату.

– Большая у вас команда?

– Шеф-редактор Наташа Яковлева, редактор Таня Лукьяненко, администратор-гостевой редактор и моя личная помощница – Оксана, режиссер монтажа Настя, операторы Женя и Глеб – они снимают бекстейджи, потому что у нас много интересного происходит и за пределами эфира. Всего в команде 8 человек.

– А что за история была, мол, вам ставили условие: сначала вы выходите в интернете, а если набираете рейтинги, то уже и в эфире появляетесь?

– Дело в том, что канал «Прямой» создавался как кухня-фьюжн – «из-под ножа». Никто не понимал, что из этого получится. У нас не было этой студии, мы не понимали ее возможностей. Все это было нарисовано на картинках, ничего не было. Вот – пространство, вот – стройка, вот – стеклянный куб, и Леша сказал: «Хотите – заходите в него. Киселев и Ганопольский уже согласились там эфирить».

Я зашла. Мне было интересно. Мне говорили: «Зачем ты это делаешь? Ты что, девочка, чтобы сидеть в этом кубе, на этой стройке? Ты же звезда, зачем тебе это надо? Вот пусть они сначала сделают, а потом ты придешь…».

А сейчас, когда уже все сделано, желающих войти в эти двери толпы. Но всегда интереснее участвовать в создании. Я уверена, что у канала очень большое будущее. И для меня Леша Семенов, например, – большое открытие. Я его знаю давно, помню еще кудрявым, юным и худым с горящими глазами. И сейчас он, конечно, очень мощный телепродюсер. Да, неоднозначный, да, специфический. Не могу сказать, что он идеальный. У меня лично в процессе нашего общения было несколько моментов, когда я говорила: «Все, нет, ни в коем случае!».

– В чем он специфический?

Снежана Егорова, канал Прямой

– Леша может быть достаточно жестким. Но он невероятно креативный! Когда он начинает рисовать тебе какие-то картины, ты думаешь: «Что это?.. Это же что-то из области фантастики!». Потом: «А почему из области фантастики? Это же реально осуществить». Вот у Семенова есть какая-то такая смелость, которой нет у очень многих людей. Где-то – циничность. Но меня масштабность его мышления устраивает. Именно благодаря этому он и в состоянии делать прорывы.                     

Я поймала себя на том, что он меня как-то заводит. Говорит что-то, и я думаю: «Нет, нет, это все неправильно». А потом: «А ну-ка, сейчас попробую». Пробую – и у меня получается. И думаю: «Какой молодец!»

Как-то же он умудрился собрать такую команду. А это не так-то просто в нашей стране. Каждый из этих людей может сказать: «Да ну! Столько работать? Я уже не привык. Сколько денег? Не факт». Но здесь все немножко по другому поводу собрались – из-за возможностей, которые открывает именно это пространство. Не все могут похвастать такой студией, такими техническими возможностями, такой обстановкой, очень демократичной. Здесь нет кабинетов, но каждый на своем месте.

– Семенов как-то контролирует ваш работу?

– Мы с выпускающим редактором канала Наташей Швец в течение недели определяемся, какие темы будем брать в субботу-воскресенье. Безусловно, в силу того, что канал информационный, у нас есть корпоративная целостность. Мы обсуждаем темы, но, в принципе, готовим все самостоятельно. Канал может по какой-то теме предложить нам каких-то гостей-экспертов. То есть идет обмен информацией и гостями, но в целом нет никакого давления со стороны канала.  

– Ваша программа на радио еще существует?

– Конечно.

– Как вы все успеваете?

– Мое авторское шоу «Город S» на радио «Голос столицы» выходит по пятницам, а на «Прямом» я в субботу-воскресенье.

Мой радиопроект – тоже ток-шоу с людьми, которые, на мой взгляд – гордость нашей страны. И им тоже нужна площадка, чтобы заявить о себе.

– Я смотрю, вы настолько увлечены сейчас своей миссией. Но первоначально вы же все-таки актриса. В кино, на сцену не хочется?

Снежана Егорова, канал Прямой

– Честно? Сейчас расскажу историю, и все станет понятно. У меня есть сестра, моя ровесница. И как-то так получилось, что она никогда не приезжала ко мне в гости. И вот приехала. Я спрашиваю: «Оля, а ты была когда-нибудь в театре?» – «Нет, никогда». – «Оля, это же катастрофа! Твоя сестра – профессиональная актриса, а ты никогда не была в театре». Позвонила в театр на Левом берегу, где проработала 10 лет, попросила билеты на лучшие постановки.

Пришли мы на спектакль «Зрители на спектакль не допускаются», и вот я сижу в зале своего театра, где сидела тысячу раз, смотрю на сцену, на которую тысячу раз выходила, и впервые ловлю себя на мысли, что я больше не актриса. Потому что когда я была актрисой, я всегда все спектакли смотрела так: «Вот здесь хорошо, а здесь плохо, там переход неверный, тут музыку не дали, а здесь темпоритм потеряли…».  Так портные смотрят на швы. И я всегда эти швы видела. А тут я сидела в театре, наслаждалась спектаклем и думала: «Как они это делают, эти волшебные люди?» Причем я всех этих людей знаю. Но смотрела спектакль, как благодарный зритель. И я поняла, что актерская природа во мне трансформировалась.

К тому же, в этой стране нет режиссера, которому я бы безоговорочно доверилась. Который сказал бы: «Надо делать так», – и я стала бы делать все, что он скажет. Если брать основную массу людей, которые сейчас что-то ставят, то мой профессиональный опыт больше, чем их поиски.

Актер всегда хочет блистать и быть в центре внимания. У меня это ушло. Мне гораздо интереснее придумывать собственные проекты и находить возможность их воплотить. У меня уже режиссерско-продюсерское мышление.

Снежана Егорова, канал Прямой

Старшая дочь Егоровой Стася - соведущая ее программы

Конечно, я бы не отказалась от большого мощного проекта. Мне достаточно часто предлагают участвовать в антрепризах, но с коммерческой точки зрения это невыгодно. Там совсем не тот порядок цифр, ради которого я могу себе позволить уехать из города и бросить основную работу. Артисты так не зарабатывают. Я же одна содержу детей, у меня достаточно большие потребности и много обязательств.

Кино – это отдельная специфика. Я в этот поезд уже не села в свое время по разным причинам. Во-первых, очень много работала на ТВ, и меня не звали в кино – там медийные лица не особо приветствуются. А идти туда, куда звали, в дешевые сериалы – себя не уважать. С коммерческой точки зрения неинтересно, с творческой – тоже неинтересно, плюс – главные роли раздавали нашим друзьям из ближнего зарубежья, а «кушать подано» – это не для моего статуса. Конечно, если позовут в хорошее кино, я не откажусь. Что я там смогу сделать – другой вопрос. Потому что театр, кино и ТВ – это три разных профессии, при всей своей похожести. Плюс, я импровизатор, я люблю живую эмоцию. Не люблю играть, даже в жизни.

Честно говоря, я бы снимала кино. И, может, рано или поздно к этому приду.

– Ну, кино сейчас снимают многие.

– В том-то и дело. А я не люблю ходить со всеми по одним коридорам. Раньше, когда меня спрашивали: «Как вас титровать?», я говорила: «Актриса, телеведущая». А потом, когда уже все стали актрисами и телеведущими, я  стала отвечать: «Напишите просто: Снежана Егорова».

Не люблю стадный инстинкт. Поэтому сейчас, когда все снимают, как-то не хочется. Хотя я бы сняла.

– Как там ваша Саша поживает? А то мы остановились на том, что она выиграла в «Украина слезам не верит» и поехала учиться в Америку…

Снежана Егорова, канал Прямой

– Саша с 4 лет мечтала быть голливудской актрисой. Я ее не отговаривала, но использовала это для своего родительского шантажа: чтобы она учила английский. Она учила и куда-то там с определенной регулярностью ходила. А потом поучаствовала в «Украина слезам не верит», выиграла поездку. Не скрою, я приложила определенные усилия, чтобы эта поездка состоялась и, по сути, я ее организовала. Правда, «Новый канал» все оплатил. И с того момента начался тихий уезд Саши из Украины. Она сначала поехала на три месяца на летнее обучение, потом уже я ее отвезла летом, потом она вошла в программу Exchange student, год жила в хост-семье с целью глубокого погружения в языковую среду. После этого еще год прожила у моих друзей, окончила хай-скул и поступила в Лос-Анджелесе в American academy of dramatic arts – одну из лучших актерских школ в Америке. В этом году она ее закончила, уже получила рабочую визу, и основная цель ее следующего года – получение контрактов.

– Какого рода?

– Это может быть и театральная деятельность, и кино, и реклама. Прошлым летом, в перерыве между двумя курсами, Сашу пригласили сыграть одну из главных ролей в антрепризном спектакле австралийской компании.

А сейчас рекламное агентство предлагает ей контракт модели. Она пока думает, подписывать его или нет. Саша – высокая, красивая, и в Америке конечно, пользуется большим спросом. Там же в основном испанки, мексиканки, помеси, темнокожие, темноволосые. А – Саша блондинка, двухметровая, худая, похожая на инопланетянку. Конечно, на нее очень обращают внимание.

Снежана Егорова, канал Прямой

Саша любит Америку, очень комфортно себя там чувствует. Когда мы с ней приехали туда в первый раз, она сразу сказала: «Мама, это моя страна». Там очень комфортно. Я сама очень люблю Америку: когда туда попадаю, чувствую себя дельфином, которого всю жизнь продержали в унитазе.

Эта атмосфера свободной конкуренции, когда ты можешь свободно проверить свои силы, ни с чем не сравнится.

– Остальные дети пока не проявляют актерских задатков?

– Дети, которые растут в творческой среде, так или иначе этим пропитываются. Андрюша у меня хочет быть архитектором, ученым или режиссером, снимает какие-то блоги – в общем, у него серьезные планы на жизнь. Арина – артистка. Поет-танцует и всячески проявляет таланты. Ване вообще не важно, кем он будет. Ваня – это просто Ваня, уникальный чувак, эксперт по всем вопросам: спецтехнике, драконам, трансформерам, всем рыбам, всему оружию. Чем бы он ни занялся, он так глубоко изучает этот вопрос! Причем, мне кажется, я его вообще никак не воспитываю. Если со старшими я еще очень сильно уделяла внимание воспитанию, средние росли в общей среде, но я все равно уделяла этому внимание, то Ваня просто растет как-то сам по себе. Он – дитя интернета. Единственное – я отслеживаю, чтобы он не попадал в лакуны негатива.

Когда он начинает разговаривать со взрослыми людьми, у них челюсть отваливается: «Добрый вечер, как ваши дела, позвольте к вам обратиться, извините, пожалуйста…». Им кажется, что это я его всему этому учу. На самом деле, он сам всему учится.

Снежана Егорова, канал Прямой

Я на собственных детях увидела, как поменялось поколение. То, как росла Стася, которой сейчас 25 лет, и то, что получают дети нового поколения – это небо и земля. Ваня еще не пошел в школу, но я уже не понимаю, что он будет делать в нашей школе. Благодаря, например, сериалу «Фиксики» он уже изучил химию, физику и географию на уровне, на котором дети знают ее, выходя из школы. Что ему будут рассказывать эти учителя – не настолько яркие, не настолько веселые, не готовые повторять столько раз, сколько можно тыкнуть пальцем и пересмотреть мультик?

И опять же: поскольку я вижу, как растут мои дети и куда, с какой скоростью и в какой прогрессии движется мир, я реально понимаю, что люди, которые сейчас это не осознают, останутся за бортом цивилизации. У них в голове взорвется их мозг, который не смог справиться с тем, что жизнь меняется, и нужно меняться вместе с ней. Поэтому я и делаю свой проект: ведь есть люди, у которых много ступоров, иллюзий, программ, которые давно пора выкинуть на свалку, а им все кажется, что это что-то очень важное. Людям же, которые хотя бы пытаются найти какие-то ответы на вопросы, я своим проектом стараюсь помочь.

У нас вот 18 ноября будет Дэвид Линч, и мой проект осуществляет ему полный хостинг и информационную поддержку. Он же – гуру трансцендентальной медитации, создал свой фонд и ездит по всему миру – приезжает во многие страны, которые находятся в токсичной среде, зонах военных конфликтов и пр. Потому что в такие моменты в социуме возникает такое понятие как «социальная шизофрения», и она реально передается. И должны появляться люди, которые эту эпидемию сворачивают. Поэтому Линч в Украину и приезжает. И мы будем каждую субботу-воскресенье  делать программу, связанную с посттравматическими синдромами.

Я очень рада, что Линч будет у нас в эфире, и надеюсь, что таких, как мы – людей, которые осознанно воспринимают свою миссию – немало.   

– Ну и последний вопрос – приземленный. На недавней KIEV MEDIA WEEK вы произнесли такую фразу: «Я для Юры Горбунова была не только любимой ведущей, но любимой». Из чего многие сделали вывод, что у вас с Горбуновым был роман. Пролейте, пожалуйста, свет на эту ситуацию.

– У нас с Юрой никогда не было романа, но мы очень близкие друзья. Мы – практически одна семья: Юра – крестный моих детей. И не только Юра, но и его бывшая жена Люда, которая тоже является частью нашей жизни и семьи.

Снежана Егорова, канал Прямой

Людмила, Юра, их дочь Ксюша – это для нас целый мир. Есть такие люди – знаковые в твоей жизни… Сейчас ситуация изменилась. Вообще кардинально – и у него, и у меня. Поэтому мы видимся реже. Но это не значит, что мы перестали относиться друг к другу с теплом и любовью.

А то, что я сказала… Я могу сказать что угодно. И с каждым годом все четче понимаю, что каждый человек интерпретирует все в силу своего представления о прекрасном – я к этому уже привыкла и не обращаю внимания.

Мое последнее видео, вызывавшее резонанс в сети, я выкладывала совершенно с другим посылом: показать, как полицейский позволяет себе оказывать психологическое давление на женщину, которая находится одна в машине с тремя маленькими детьми. Дети плачут, но он продолжает давить, и полиция в данном случае выступает как орган карательный, а не партнерский. Это вызвало совершенно обратную реакцию, и мне это понятно. Это был социологический эксперимент на предмет того, где мы находимся: большинством наших граждан движет страх. А мне хочется, чтобы нами двигала свобода…

Ну, теперь вы все знаете, выводы делайте сами. Лично я поняла, что на сегодняшний день Снежана Егорова всем довольна, чего, собственно, желаю ей и в  будущем. Надеюсь, обо всех изменениях в ее профессиональной жизни я буду узнавать быстро.

Фото - Андрей Полищук, viva.ua, facebook.com

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...