Facebook LiveJournal Twitter

Джейми Оливер и Майкл Джордан в ТСН. Глава отдела новых форматов Ольга Кашпор о том, зачем новостям спецпроекты

14:01 23.02.2018 0

Месяц назад я вам рассказывала, как «1+1 продакшн», работая над «Инспектором», не сверил конспекты с журналистами ТСН, которые снимали сюжет «Мер під прикриттям». Любопытный получился конфуз, когда на одном вещателе один и тот же градоначальник Долины выглядел то очень хорошо, то очень плохо.

Тогда же я очень удивилась, почему в рамках новостей выходит цикл сюжетов, дублирующий реалити-шоу BBC, которое, ко всему прочему, уже адаптировали в Украине («Депутат под прикрытием» на ICTV). Оказалось, все не случайно.

Проект «Мэр под прикрытием» - это спецпроект ТСН. Причем не первый, и даже не в первом десятке этих самых спецпроектов. Как сообщили мне на «1+1», в ньюзруме у них еще с марта 2017 года работает отдел «новых форматов» - творческая лаборатория по привнесению в новости элементов реалити и не только. Среди реализованных проектов этого отдела - и хорошо узнаваемые мировые форматы, и документальные продукты.

Зачем, за какие деньги и для какого зрителя это делает ТСН, я отправилась выяснить у главы отдела Ольги Кашпор.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

- Ольга, давайте сразу проясним волнующий меня момент: зачем в принципе ежедневному итоговому выпуску новостей форматы? Что это такое? Чем занимается отдел новых форматов ТСН и что было не так со старыми?

- Старые никуда не делись (смеется), но всегда нужно стремиться к новому.

В условиях жесткой конкуренции, когда есть каналы, рассказывающие новости 24/7, когда есть информационные вещатели с множеством прямых включений и, в конце концов, интернет, к вечеру зритель уже имеет полную картину дня и его сложно чем-либо удивить. Выходя в 19:30, мы должны сделать что-то эдакое, чтобы нас было интересно смотреть.

Отдел новых форматов появился, когда мы стали задумываться: как сделать, чтобы не терять зрителя в новостях, особенно в прайме, а наоборот, привлекать новых.

- Как вы думаете, в чем причина того, что зритель перестает смотреть новости?

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

- Снижение интереса к новостям - общая тенденция на ТВ. Мы исследовали эту ситуацию, и видим много причин. Существует информационная перегрузка, усталость от новостей как таковых. Чтобы вечером зрителю было интересно посмотреть новости по ТВ, нам надо очень постараться. Поэтому мы в ТСН решили делать две вещи: искать новые формы подачи новостей, без которых не обойтись, и не только «идти за событиями», но и самим создавать события.

- Отдел новых форматов был создан, как я понимаю, ровно год назад.

- Мы запустились 1 марта 2017 года. Это некая лаборатория по производству, обкатке и внедрению новых форм, новых жанров, которых еще не было в информационных программах.

- Так что же такое «новостной формат» в вашем представлении?

- Все то лучшее, что зритель ищет в телевизоре, помимо новостей, можно применить к новостям: задействовать элементы реалити, социальных экспериментов, ток-шоу.

Мы очень щепетильно относимся к отбору новостей. Ищем большие жизненные истории. Зрители устали от событий со знаком «минус», это видно по динамике выпусков. Поэтому мы в ТСН не показываем негатив ради негатива. Постоянно работаем в направлении: дать выход, так сказать, подвесить лампочку в конце тоннеля.

- При этом в воюющей стране сложно показывать радужные новости.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

- Фронт - отдельная тема. Новости с передовой в определенный момент, к сожалению, превратились в обыденность. Но это все еще важная часть жизни страны. Поэтому мы переориентировали фронтовых корреспондентов на поиск человеческих историй, которые иллюстрируют события. Ведь зрителю важнее переживать, получить не столько информацию, сколько эмоцию. Как только истории с линии преткновения стали не столько об обстрелах, сколько о людях - они по-другому стали восприниматься зрителем.

- За почти год работы, какие форматы вы уже реализовали?

- Мы сосредоточились на линейке, которую называют «сериалы», хотя мы предпочитаем слово «спецпроекты», а на нашем youtube-канале называем их «Истории ТСН». Они состоят из нескольких серий (от 2 до 8) и нацелены на социальные изменения. Это либо удивительные, вдохновляющие жизненные истории, либо же острые социальные проблемы, в которых мы пытаемся сдвинуть дело с мертвой точки.

Например, в прошлом сезоне мы вплотную занялись вопросом школьного питания, и у нас вышла «Недоїдальня», проект журналиста Мирослава Ганущака.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

Мы долго искали, как и где реализовать этот проект. Это была идея Сергея Попова. Мы долго примерялись к ней, понимали, что делать реалити с размахом, как у Джейми Оливера, нет возможности. Искали варианты - где местные власти хотели бы изменений и пошли бы нам навстречу. Нашли! В Миргороде нам сказали: выбирайте любую школу, заходите на пищеблок и делайте, что хотите. Это шоколадные условия, вы понимаете. Мы привезли на этот пищеблок детского гастроэнтеролога, молодого, но уже известного шефа из Киева, у которого подрастает трехлетний сын, и даже захватили с собой дизайнера, который объяснил, что детям портит аппетит в том числе неаккуратный советский вид столовых, и с этим тоже надо что-то делать.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

Месяц мы работали с командой экспертов в этой школе и в результате реформировали меню. Неожиданным образом за деньги, которые практически не отличались от стоимости школьного обеда - 11 грн 42 копейки - мы сделали вкусный, полезный обед. Резонанс был огромный, нам писали мэры других городов, просили это меню. На заседании региональных советов под председательством Порошенко отдельным пунктом в программу вписали «распорядиться на местном уровне внести изменения».

Это также обновленная линейка «Здійсни мрію» - спецпроекта, в котором мы помогаем воплотить заветные желания тяжелобольных детей. Главная волшебница в этом проекте - Лидия Таран. Каждая история состоит из двух серий: в одной мы готовим ребенку сюрприз, очень часто по дороге сталкиваемся со многими трудностями, а во второй серии, несмотря на все, фантастическим образом их преодолеваем, и сюрприз получается. Это проект с важной социальной миссией. Мы специально ищем сложные мечты. Их уже осуществляют звезды, даже президент, даже мировые звезды - Роналдо, например. Сейчас мы выходим на Майкла Джордана.

Одна из самых сложных в реализации «Мрiй», например, - когда девочка с инвалидностью в коляске танцевала с Ахтемом Сеитаблаевым, ее кумиром, в прямом эфире в шоу «Танцы со звездами». Встретились они непосредственно в прямом эфире, Ахтем больше месяца тайно тренировался, чтобы приноровиться танцевать с партнершей в коляске. Это было очень волнительно, прямой эфир, зал плакал.

Темы для «Историй ТСН» самые разные, но у всех есть сверхзадача - мы должны не просто констатировать факт, а менять что-то в ситуации. На такие проекты мы не жалеем ни ресурса, ни времени, можем снимать один цикл месяцами. Самым красноречивым, на мой взгляд, стал цикл «Высота», который готовил Александр Загородний. Сейчас мы номинируем его на «Телетриумф».

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

Это история двух винничан - спортсмен вынес на Говерлу друга, больного ДЦП. Мы не просто рассказали эту историю, мы помогли ее воплотить. Никто не брался сконструировать уникальное оборудование, необходимое для этого восхождения. Саша Загородный разыскал специалистов из парапланерного спорта, которые взялись помочь, более того - сделали это бесплатно.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

Сконструировали специальное сидение из какого-то суперкарбона. Мы провели наших героев через месяцы тренировок, и в конце эта история закончилась на высоте - на Говерле. Мы ожидали, что это будет последняя, четвертая серия, но нет - сама жизнь подарила нам пятую:

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

Национальный Реестр Рекордов Украины, представители которого увидели наши сюжеты, на следующий день в прямом эфире вручили героям отличие и внесли это восхождение в реестр.

Многие из наших журналистов становятся экспертами: после выхода сюжетов к ним обращаются зрители, им пишут, просят советов. И это тоже своего рода признание. Например, у нас выходил цикл «Основной инстинкт» журналистки Марины Макущенко - о тенденциях современного отцовства - от акушерской агрессии в роддоме или мифов, связанных с кормлением грудью, к современному тренду «папа в декрете». Это был самый длинный наш цикл - 8 серий. Особенно успешно эта история прошла в интернете. Марине продолжают писать зрители, советуются с ней. Людям важно получить личный взгляд на то, что произошло, а не просто давать им пересказ сухой информации.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

Мы стали практиковать видеоблоги - многие наши журналисты выросли в самостоятельных экспертов, которые могут предложить зрителю более широкий, колумнистический взгляд на ситуацию. При этом не любые личные впечатления могут украсить историю, здесь очень тонкая грань. По динамике видим, что в большинстве случаев видеоблоги себя оправдывают, это интересно зрителям.

Мы стараемся добавить в новости такие истории, которые зритель ищет в других телевизионных жанрах, из-за которых он смотрит ток-шоу, реалити. Мы стараемся сделать их более «вкусными» для зрителя, который теперь более требователен. Более тщательно подходим и к тону - мы не навязываем, а советуем.

- У вас отдельный от ТСН бюджет?

- Нет, почему, мы подразделение ТСН.

- Но вы сами сказали, многие из спецпроектов снимаются месяцами, их себестоимость явно выше обычного сюжета. Вы ищете финансирование каждый раз отдельно, или есть какой-то бюджет, которым вы можете распоряжаться?

- Нет, финансирование происходит в рамках ТСН, но определенной суммой мы располагаем, конечно. В прошлом году, поскольку мы были созданы 1 марта, мы существовали в общей бюджетной картине, но с этого года смогли посчитать на примере проектов, которые уже реализовали, сколько это стоит в среднем, какой проект самый дешевый, самый дорогой.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

- И сколько стоит в среднем такой спецпроект?

- Конечно, это отдельные деньги, дороже, чем сюжет ТСН. Мы часто снимаем двумя камерами, у нас есть квадрокоптер, мы за свой счет возим экспертов, у нас есть необходимость заказывать лабораторные исследования или оплачивать локации. То есть сам подход к съемке более кинематографический. Мы рассказываем истории не в репортажном стиле, не «на бегу», продумывая с режиссером картинку, музыкальное сопровождение.

- И какой штат реализует эти проекты?

- Если грубо по штатному расписанию, то у меня в распоряжении три человека: два сильных информпродюсера, которые нацелены искать неимоверные жизненные истории, решать все наши вопросы по организации съемок, и один редактор инфографики, которой мы начали уделять большое внимание.

Например, ко Дню Святого Валентина у нас вышел проект «Час любити» о том, что нет такого возраста, в котором можно поставить на себе крест: пять историй о том, как люди нашли свою вторую половинку, когда им было за 40, 50, 60, 70 лет. Каждый сюжет предваряла большая инфографическая история с использованием трекинга.

- А журналисты?

- Все журналисты - в штате ТСН. Есть те, кто сотрудничает по большей части со спецпроектами, потому что им это ближе, есть те, кто время от времени приходит со своими идеями для спецпроектов. В том или ином формате половина ньюзрума ТСН посотрудничала с «новыми форматами».

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

- Инициатива по созданию спецпроектов идет от журналистов или идеи придумываете вы?

- Это двухстороннее движение. Плюс, безусловно, есть какой-то календарь событий, за которыми мы следим. Например, у нас будет цикл, посвященный паралимпийцам. Мы будем активно освещать Паралимпийские игры и покажем цикл историй о спортсменах-паралимпийцах.

- У вас есть задачи по выработке? Какое-то количество спецпроектов, которые вы должны выпустить в месяц или квартал?

- В целом нет, но у нас вполне органично получается выпускать их регулярно: где-то через неделю появляются сериальные спецпроекты, а в промежутках выходит «Здійсни мрію». Так и получается, что каждую неделю примерно от двух до пяти серий мы выдаем.

- Многие из ваших форматов - существующие форматы реалити. Например, «Мэр под прикрытием» - это шоу на BBC, «Недоїдальня» - это, по сути, Food Revolution Джейми Оливера. Нет желания развернуться до полноценных реалити?

- Пока нет. Форматами реалити у нас занимается отдельный продакшен. Пока у нас успешно получается упаковывать эти форматы в компактные сюжеты и выполнять какую-то социальную функцию.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

- Вы отслеживаете рейтинги спецпроектов? Насколько они отличаются от стандартных сюжетов ТСН? Есть ли какая-то динамика смотрения?

- Отслеживаем, конечно. Динамика позитивная, зритель приходит. В ряде случаев доля ожидаемо средняя по выпуску - хронометраж не всегда легко заходит аудитории.

В целом, мы довольны. За год у нас было больше проектов, которые активно росли, чем средних по выпуску. Многие проекты хорошо росли в соцсетях и на других платформах: мы же стремимся к конвергентности, хотим сшить наши площадки.

- Значит, задача - делать что-то среднее, и для эфира, и для диджитала?

- Нельзя так сказать, но мы очень радуемся показателям и там, и там.

- А по рейтингам какой KPI стоит перед вами?

- Задача стояла доля не ниже средней по выпуску, с чем мы успешно справляемся и часто берем больше. Смотрим, конечно, и на диджитал, и на цитируемость. Но еще и на социальный эффект: стало ли больше кафе с пеленаторами, изменились ли меню в школьных столовых.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

- Часто ли делаете follow-up сюжетам?

- Как таковой задачи нет, но мы и сами отслеживаем истории, и в формате ежедневных новостей они к нам сами возвращаются: то приняли постановление про школьные столовые, то герои из «Высоты» занялись волонтерством и делают интересные проекты по доступности для людей с инвалидностью, и уже разрабатывают новую уникальную коляску, которая дала бы больше возможностей и мобильности.

- Вы сотрудничаете ньюзрумами или работаете только в рамках ТСН?

- Смотря какими.

- Ну вот, «Снiданок» или ваши проекты расследований.

- Со «Снiданком з 1+1» у нас действительно установились дружеские отношения, если им нравится спецпроект, они приглашают авторов-журналистов в утренний эфир, делают кросс-промо. На цифрах это сильно не сказывается - как в те дни, когда «Снiданок» нас приглашал, так и в те дни, когда нет, цифры в эфире были приблизительно одинаковыми. Но на узнаваемость журналиста и истории это работает, все же аудитории у вечернего выпуска ТСН и «Снiданку з 1+1» несколько разные, то есть мы расшираем аудиторию наших спецпроектов.

Что касается проектов журналистских расследований, мне кажется, такие тяжеловесные большие темы не очень и уместны в ежедневных новостях.

- Я имела в виду сотрудничество наоборот: часто бывает, что у таких проектов есть истории, которые для их формата слишком маленькие, которые на получасовое расследование не тянут.

- Да, это интересная возможность. Ее надо рассмотреть отдельно.

ТСН, 1+1, 1+1 медиа, Ольга Кашпор

- Судя по всему, вас можно назвать не отделом, а уже самостоятельным продакшеном.

- Наверное, уже скорее да (смеется). У нас уже есть своя аппаратная, с красивой буквой S на двери, есть люди, которые любят художничать и делать больше: и журналисты, и операторы.

В августе прошлого года, когда начали снимать неделя в неделю, мы с удивлением обнаружили, что график до нового года забит полностью. Сейчас у меня до конца лета уже практически все расписано. Так что маленькими силами мы делаем уже, по сути, работу продакшена.

На прощание Ольга подтвердила, что в закромах ее отдела - еще много незакрытых гештальтов продюсеров нереализованых форматов, и узнаваемых, и не очень, до которых журналисты так или иначе скоро доберутся. Главное теперь, чтобы сериалы не затмевали собой информационную картину дня, а новости не превратились в полноценное реалити.

В любом случае, Виктории Лезиной стоит обратить внимание на подрастающих конкурентов.

Фото - Кирилл Авраменко, пресс-служба 1+1

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...