Facebook LiveJournal Twitter

Ответишь за базар! Что можно медийщику в соцсетях

12:02 11.12.2014 3

Свобода - река с необозначенным фарватером: если не чуешь его нутром, легко потерять берега. На российском и украинском медиарынках почти синхронно обострился вопрос о поведении медийщиков в соцсетях. И если наши соседи, столкнувшись с проблемой, по привычке решили действовать радикально и загнали своих журналистов в жесткие рамки, то в украинских СМИ корпоративных кодексов, регламентирующих твиты, лайки и репосты сотрудников, нет - вся надежда на адекватность самих пишущих.

Хорошо это или плохо? Должны ли наши издания и каналы контролировать соцсети своих журналистов и ведущих? Стоит ли представителям конкретных СМИ свободно высказывать в онлайне свои личные взгляды на политику, религию и прочие спорные темы?.. С этими и подобными вопросами я обратилась к представителям основных медийных цехов - главреду, пиарщикам, медиаменеджеру и журналисту.  

Виталий Сыч, Виктория Волонтырец, Зураб Аласания, Денис Бигус, поведение журналистов в соцсетях

Виталий Сыч, главный редактор журнала «Новое время»:

- У нас этот вопрос уже вставал. В большинстве западных медиакомпаний есть правила, которым нужно следовать, в Украине их нет. Мы решили пока не ограничивать людей и считать это их территорией свободы. Я лично просил коллег не ввязываться в публичные ссоры, обмен оскорблениями и помнить, что они представляют издания.

У нас пока не было прецедента, который бы вынудил нас изменить политику.   

Виталий Сыч, Виктория Волонтырец, Зураб Аласания, Денис Бигус, поведение журналистов в соцсетях

Виктория Волонтырец, руководитель департамента внеэфирного промо СТБ:

- До того момента, пока журналист или ведущий не начинает писать о канале или его проектах, это исключительно его территория. Корпоративные кодексы, возможно, не такая уж и плохая мысль - если они носят рекомендательный, а не указательный характер. 

 - Хотелось бы рассмотреть ситуацию на конкретном примере. Возьмем Николая Тищенко, который часто высказывается о политике в своем Facebook – считаете ли вы нужным контролировать содержание его публикаций? Или Оксану Марченко и Дмитрия Карпачева, на которых нередко нападают в СМИ... Советуете ли вы им как лицам канала высказывать в соцсетях свою позицию?

- Мы советуем, если у нашего ведущего или журналиста возникает в этом потребность, и он к нам за этим советом приходит. У Оксаны Марченко есть своя PR-служба, у Николая Тищенко также есть люди, которые отвечают за его коммуникации. Но еще раз подчеркну, что сейчас вы смешиваете два понятия – Facebook и СМИ. Facebook Дмитрия Карпачева и его позиция по тому или иному вопросу – исключительно его территория. Его позиция, связанная с проектами СТБ в СМИ, –  уже прерогатива пресс-службы СТБ. Ну, а 27 место Дмитрия Карпачева в топе самых популярных украинских блогеров, по-моему, говорит само за себя. И о том, что он сам прекрасно знает, как ему общаться со своими подписчиками и зрителями. 

- По-вашему, должны ли журналисты и ведущие, чье имя ассоциируется с брендом издания или канала, свободно высказывать свои взгляды на политику/религию и подобные темы в соцсетях?

- Конечно, должны. Любые запреты - самая примитивная форма поведения, не требующая никаких интеллектуальных усилий и не приводящая к созданию новых смыслов. Каким образом можно запретить человеку высказывать свою точку зрения на своей странице в соцсети? А главное – зачем? Если та или иная позиция и формирует личность, интересную зрителям? Разумеется, это не касается спойлеров или любой другой информации, когда может быть раскрыта интрига телевизионного проекта. 

Кроме того, существует корпоративная этика, которой, безусловно, должны придерживаться все публичные персоны. Например, в моем понимании, два публичных человека, работающих на одном канале, не могут публично выяснять отношения – для этого есть другие способы. 

Виталий Сыч, Виктория Волонтырец, Зураб Аласания, Денис Бигус, поведение журналистов в соцсетях

Сергей Товстенко-Забелин, начальник отдела коммуникаций и связей с общественностью МГУ:

- Контролировать не нужно, можно лишь рекомендовать определенные желательные правила в рамках общечеловеческой этики и профессиональных стандартов. У нас была практика таких желательных рекомендованных правил, которые были составлены в дружеской и даже юмористической манере. При этом данные рекомендации не носили характера жесткого регламента «под роспись». Преимущественно они адресовались сотрудникам, работающим в кадре.

- Хотелось бы рассмотреть ситуацию на конкретном примере. Летом произошел небольшой скандал с Алексеем Сухановым, вследствие которого ведущий уволился с «РЕН ТВ», предпочтя работу на «Украине». Тогда он часто высказывался в соцсетях, объясняя зрителю свою позицию. Пытались ли вы в тот момент повлиять на его поведение в Facebook, корректировать его публикации, или в таких ситуациях вы предпочитаете давать сотрудникам медиагруппы полную свободу?

- Безусловно, мы никак не влияли на характер публичных высказываний Алексея Суханова по данной теме. Вся ситуация с «РЕН ТВ» и его переездом в Украину была его личным непростым человеческим выбором, которая и нашла отражение в его высказываниях в СМИ и соцсетях. Алексей Суханов – опытный журналист и зрелый человек, который в полной мере знает цену своим словам.

- По-вашему, должны ли журналисты, чье имя ассоциируется с брендом издания или канала, свободно высказывать свои взгляды на политику/религию и подобные темы в соцсетях?

- Мы считаем, что стандарты профессии налагают на каждого журналиста определенные этические ограничения. Примерно такие же, какие имеют учителя и священники. Журналисты работают на благо общества в целом, а оно состоит из совершенно разных групп людей – с разными политическими, религиозными и мировоззренческими взглядами. Поэтому, откликаясь на события и процессы, происходящие в обществе, журналист должен учитывать, что любые его высказывания, в том числе и в соцсетях, воспринимаются прежде всего как высказывания публичного лица, и имеют тот же вес и степень ответственности.

читайте также
Лесин угрожает уволить Венедиктова

Виталий Сыч, Виктория Волонтырец, Зураб Аласания, Денис Бигус, поведение журналистов в соцсетях

Зураб Аласания, генеральный директор НТКУ:

- У нас таких вопросов не возникало. Думаю, все люди взрослые, должны как-то «давати собі раду» в этом смысле. Насколько я знаю, в Украине уже несколько десятков лет ходит рекомендательный этический кодекс поведения журналистов, но это касается и стандартов работы, и всего остального. Вот можно дописать туда пару строк о поведении в соцсетях. И другой вопрос - кто как его придерживается.

Если говорить о кодексе «Эха», у них поднялся хипиш из-за конкретного случая, они ввели у себя правила, но здесь еще важна общая атмосфера в стране. У них же там совсем с этим бедулька, вы знаете, и принято это, только чтобы они себя сдерживали. Украина - свободная страна, в тысячу раз свободнее России. Это имеет свои недостатки и преимущества, но последних больше. В свободной стране - свободные журналисты. Если кто-то из них урод, то я скажу, что такие есть в любом профессиональном сообществе. Саморегуляция цеха - это лучше, чем что бы то ни было. 

У меня сейчас появляются примеры в компании, когда люди после многих лет давления получили возможность на свободу в интернете. Но это имеет и обратную сторону: человек абсолютно вольный, и свободу воспринимает как... инструмент для всего, чего угодно. И, конечно, этим злоупотребляет. Свобода - это, в первую очередь, ответственность. Если человек имеет чувство меры в профессии (я уже не говорю о чувстве вкуса) и делает все, что угодно - я вижу это по коллегам - ему нужен редактор, а у него нет редактора. Внимание: не цензор, а редактор. Так вот, когда человек абсолютно волен, у него нет точки отсчета, у него нет авторитетного человека, на которого он бы полагался, которому доверял бы - он загоняется так, что просто не хочется считать его журналистом. Опять-таки, это профессиональная проблема...

- Возможно, таких людей могло бы остановить наличие корпоративного кодекса, угрозы официальных наказаний?

- Не думаю. Я много раз был работодателем и могу сказать, что никогда систему штрафов не применял. Возможно, это моя беда, но я не считаю, что взрослого человека можно наказать штрафом - ну нет! Удержать от чего-то - да. Перевоспитать, заставить думать иначе - нет. Поэтому считаю, что кодекс может и должен быть, написанный авторитетными людьми, монстрами профессии... Более того, он есть в Украине и не один. На рынке должен быть выбор: хочет человек жить по Библии - пусть живет, хочет по Корану - пусть живет, хочет по сатанинским запискам или вообще без ничего - тоже его проблема. Тут вопрос рынка - оценит читатель или нет. Короткое резюме: кодекс может и должен быть написан, но никем и никогда не должен быть навязываем.

Виталий Сыч, Виктория Волонтырец, Зураб Аласания, Денис Бигус, поведение журналистов в соцсетях

Денис Бигус, журналист и ведущий канала ZIK

- Такие кодексы целиком в интересах изданий и телеканалов. Должны ли они их создавать? Нет. В интересах ли журналистов такие кодексы? Однозначно, нет. Позволил бы я своему изданию контролировать мой персональный контент? Нет, не позволил бы. Боже мой, вы видели мой Facebook? (смеется) Понимаю желание медиакомпаний контролировать такие процессы, но лично я с таким контролем не согласен. В то же время, я допускаю, что издание может выдвинуть подобные требования при приеме на работу. Тогда выбор за журналистом - работать там или нет.

- Канал ZIK пытался когда-нибудь контролировать ваши записи в соцсетях?

- Вообще ни разу! Мы это даже не проговаривали.

- Нужны ли такие корпоративные кодексы в Украине? Может, последние скандалы в соцсетях показывают, что они бы не помешали?

- Я против любого цензурирования в любой форме. Никакой формальный кодекс не остановит пьяного Кутепова, который решит послать Влащенко. Не думаю, что это реальный фактор влияния. А то, что при наличии такого кодекса Кутепова можно будет уволить, - не знаю, насколько это правильно. Он признал свою ошибку и долго извинялся. Не очень хорошо устраивать подобные эскапады - и это понятно без кодексов, с какой-то общечеловеческой точки зрения. А запретить журналисту иметь свою позицию (и, соответственно, выражать ее) по религиозным, политическим, гражданским, сексуальным и любым другим вопросам, как мне кажется, некорректно. Но, опять-таки, желание запретить я понимаю (улыбается). Всем всегда хочется что-нибудь поцензурить. А в Украине, кстати, целое министерство завели (смеется).

- Мы пока обсуждаем нововведения на корпоративном уровне.

- Так тенденция общая. Ввиду особой интернетизации нашего правительства за последний год, я не исключаю, что у нас заведется какое-нибудь Министерство комментариев на Фейсбуке. А чего нет? Департамент лайков. Дирекция репостов... Если серьезно, нужны ли такие кодексы в Украине - нет, вообще не нужны, другого головняка хватает. И даже когда с этим головняком разгребемся - по-прежнему вообще не нужны. Штука всецело вредная, а в наших реалиях - вредная с особой лютостью. 

Как видим, общий посыл спикеров - нам нужна свобода, умноженная на благоразумие. И надеюсь, еще много лет украинские медийщики будут примером самодисциплины всему миру, в котором, кстати, ведущие медиакомпании все-таки предпочитают контролировать поведение сотрудников в соцсетях. 

В Reuters, к примеру, все строго. «Здесь существует правило: если на твоей Facebook-странице указано, что твоим работодателем является Reuters, то ты не имеешь право высказываться по каким-то политическим поводам и должен сохранять супернейтральную позицию, - рассказывает экс-сотрудник агентства Денис Синяков. - Но как только ты снимаешь со своей страницы упоминание о том, кто является твоим работодателем, то отныне это уже твой собственный аккаунт. Теперь ты пишешь под свою собственную ответственность, но за корпоративной этикой все равно строго следят, за определенные высказывания можно как минимум получить выговор. В таких компаниях даже проводятся летучки на тему поведения в социальных сетях, где объясняются правила, которые специально разрабатываются. Разбираются конкретные примеры: уместно ли было высказывание того или иного человека или неуместно».

В Associated Press сотрудникам пошагово объясняют, как правильно донести мысль подписчику: «И ваши твиты, и ваши ретвиты не должны выглядеть так, как будто вы выражаете личное мнение по поводу событий дня. Ретвит без комментариев может быть принят за одобрение информации, которой вы делитесь. Примеры твитов, которые могут вызвать проблемы: 1. RT @jonescampaign: Политика Смита уничтожит наши школы. 2. RT @dailyeuropean: Наконец-то появился работающий план поддержки евро. Такого рода ретвитов следует избегать. Однако мы можем ретвитить подобные сообщения, если мы четко продемонстрируем, что мы просто используем их как цитату, точно так же, как в репортаже. Помочь в этом могут вводные слова. Примеры: 1. Кампания Джонса решила раскритиковать политику образования Смита. RT @jonescampaign: Политика Смита уничтожит наши школы. 2. Крупная европейская газета одобряет план по спасению евро. RT @dailyeuropean: Наконец-то появился работающий план поддержки евро».

В New York Times журналистам по-отечески советуют включить мозг, прежде чем опубликовать что-либо в своем аккаунте, и запрещают хвастать в интернете инсайдерской информацией до того, как ее обнародуют в материале издания. На ВВС, в первую очередь, настоятельно рекомендуют не наносить ущерб репутации компании своими ценными высказываниями в социальных сетях. Хочешь написать гадость или выразить альтернативный взгляд? Будь добр - сделай ремарку, что к официальной позиции BBС твое личное мнение не имеет никакого отношения. 

Авторы Wall Street Journal и вовсе приняли превентивные меры - и сами попросили руководство составить для них правила поведения в соцсетях.

Что касается нашумевшего «кодекса Рябцевой» - свода правил для сотрудников «Эха Москвы» - там все очень... по-русски. Если еще не успели ознакомиться - он здесь.

Будьте свободны, дорогие коллеги - и будьте ответственны. 

Фото - Кирилл Авраменко, facebook.com

vk.com, youtube.com

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''