]
Facebook LiveJournal Twitter

Съемочная группа «Ревизора» нарвалась на хамство

16:41 06.02.2012 39

Сегодня пресс-служба «Нового канала» сообщила мне об очень неприятной ситуации, случившейся на крайних съемках программы «Ревизор». В одном из ресторанов Переяслав-Хмельницкого (судя по отзывам посетителей, весьма уважаемого заведения) съемочной группе хамили, грубо выталкивали из помещения, повредили технику. А сотрудники милиции, прибывшие по вызову Ольги Фреймут, помочь «новоканальцам» ничем не смогли.

Конечно, «Ревизору», в силу специфики программы, не раз приходилось сталкиваться с нежеланием персонала показывать свое заведение. Но вчерашний случай, по словам пресс-службы канала, был просто вопиющим. Чтобы восстановить полную картину событий, я дозвонилась самой Фреймут. И вот, что она мне рассказала:

- Вчера мы, мило улыбаясь в камеру, вошли в лучший ресторан Переяслав-Хмельницкого. Не успела я подняться на второй этаж, как вышел мужчина в белой рубашке, который, не представляясь, сказал, что нам сюда нельзя. Когда я спросила, почему, он ответил, что таковы указания начальства. «Но мы же посетители», - попыталась я возразить. А он: «Нельзя, потому что у вас камеры». В плане закона я хорошо подкована, у меня есть куча выписок, позволяющих зайти в заведение с камерами. Если внимательно смотреть программу, можно убедиться: на экране нет посетителей, которые не хотят быть в кадре – мы у каждого переспрашиваем. А вот людей на рабочем месте я имею право снимать. К тому же, у меня есть медицинская книжка, дающая право входить на кухню и прочие вещи, доказывающие, что мы – не какие-нибудь аферисты, которые без всяких оснований ломятся в заведение.

- Судя по всему, ваши аргументы не подействовали.

- Сначала этот мужчина решил, что мы можем зайти. Мы вошли и принялись снимать интерьер. Но в какой-то момент ворвался мужик в полосатом пиджаке, какие носили еще в 90-х, с бритой головой (я думала, что таких типажей уже не существует, а оказалось – они есть) и стал выталкивать наших операторов – очень резко, не церемонясь. Да и меня, несмотря на то, что я женщина, грубо хватали за руки, пытались унизить морально. Честно говоря, это было ужасно: он кривлялся, обзывался – вел себя, как ребенок в песочнице.

- А он, вообще, кто – охранник?

- Неизвестно – мужчина так и не показал документов, не представился, не озвучил должность, хотя мы просили. Более того, он кричит, что это частная собственность. Я говорю: «Так покажите подтверждающий документ». Никаких документов мы так и не увидели: оказывается, люди там работают без каких-либо документов. То есть, у ресторана нет даже лицензии, дающей право обслуживать людей!

- Ничего себе. А милиция, видимо, подкуплена.

- До милиции еще дойдем – это отдельная история… В общем, я им говорю: «Мы не выйдем», - очень холодно, но вежливо. Нас продолжают выпихивать и говорят: «Ну ладно, ща Онищенко придет». Я спрашиваю: «Кто такой Онищенко?», - а они: «Увидите». Вскоре появился еще один мужчина, в два раза больше предыдущего, и набросился на операторов – просто прыгал на них. Оказалось, это и был тот самый Онищенко (это я поняла из разговора, потому что он тоже не представился). Представьте себе: он втихаря начинает сжимать мне руку – так сильно, что даже след остался. У меня выступают слезы, а в этот момент он начинает с удвоенной силой толкать операторов. Я говорю: «Вы нарушаете закон. Про вас узнает вся Украина», - никакой реакции. Пока я звонила в PR-отдел канала, операторы оказались в коридоре. А там – очень крутые ступеньки, которых ребята просто не видят, потому что продолжают снимать. Их толкают, ступеньки – за спиной, операторы вот-вот потеряют равновесие… Я прорываюсь через закрытые двери и чудом успеваю перекрыть подход к ступенькам. Вы понимаете, еще чуть-чуть и могло быть убийство! Я в жизни так не кричала.... А потом они пытались у нашего линейного продюсера отобрать петельку от микрофона, потому что думали, что  это кассета. Представьте себе, с кем мы имели дело. Я позвонила руководству канала, вызвала милицию – звонила везде, потому что у нас просто началась истерика.

- И что милиция?

- Ну, пришла и пришла, принялась вяло расспрашивать. После наших слов о документах, попросили документы. Те отвечают: «У нас нет». И милиция нам: «Так у них нет документов». И ничего, работают – два банкета накрывают. Я говорю, а можно хоть установить личности людей, с которыми мы тут только что воевали. Но ни один из работников так и не смог представиться милиции. Ни одного документа, никакого – поэтому, видимо, они так ревностно и охраняли свою кухню от «Ревизора».

- А с руководством заведения вы связывались?

- Пришла какая-то женщина, сказала, что она – директор ресторана. Милиция попросила у нее документы – она их не дала.

- Чего и следовало ожидать. В «Ревизоре» все это покажете?

- Думаю, да. Хотя, после этой картины, что операторы вот-вот упадут со ступенек, мне страшно ехать на следующие съемки. И я теперь не знаю, что будет с «Ревизором» дальше – мне важнее оставаться живой и здоровой… Возможно, будем менять формат… Не то, чтобы я сдалась, но раз даже милиция бессильна... Охватывает огромное разочарование и опускаются руки.

- Может, и правда, стоит взять небольшой таймаут и прийти в себя?

- Не знаю. Но такую агрессивную программу в стиле Агаты Кристи я точно не хотела снимать.

Когда передача про злополучный ресторан появится в эфире, пока не ясно, но фрагменты вчерашней съемки зрители канала смогут увидеть уже сегодня – в рамках вечернего выпуска новостей. А пока Ольга Фреймут приходит в себя, руководство «Нового» обещает внимательнейшим образом проследить за тем, чтобы уголовное дело в отношении лиц, препятствующих выполнению служебных обязанностей ведущей, было возбуждено. Дело, конечно, правильное, но, чувствую, обернется войной с ветряными мельницами: хамов у нас по-прежнему столько, что «Ревизоров» не напасешься.



Фото - svoi-brand.ru

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...