]
Facebook LiveJournal Twitter

Панельный скандал. Развязка: ИТК выиграл суд у GfK. Но немцы требуют компенсацию

09:00 20.06.2014 3

Который год подряд начало летнего сезона отмечается экстраординарными событиями в отечественной телевизионной кухне. Нынешнее лето исключением не стало: вняв многочисленным вопросам читателей, что там с GfK, я собрала всю имеющуюся информацию, которой и собираюсь поделиться с вами. Главная новость такова: украинский офис немецкой компании GfK проиграл суд своему экс-заказчику – Индустриальному телевизионному комитету. Правда, частично – в пункте о разрыве контракта на 2014 год.

В конце мая суд постановил признать контракт ИТК с GfK на измерения телеаудитории недействительным. Но не задним числом, то есть с 1 января, как того хотел ИТК, а со дня вступления постановления суда в силу. Обе стороны, недовольные таким ходом дел, подали на апелляцию: ИТК все же надеется разорвать контракт задним числом, а GfK – «продержаться» до конца года. Очередное судебное слушание по апелляции запланировано на 3 июля.

Поскольку суд не готов разорвать контракт задним числом, вопрос, что с ним делать, остается открытым. И у GfK нашелся ответ: на правах обиженной, компания подала на ИТК в суд с требованием выплатить за потерянное исследование компенсацию в размере 6,7 млн грн.

Краткий экскурс в историю скандала

Напомню, GfK потеряла контракт на измерение телеаудитории после того, как стало известно об утечке контактов семей, принимавших участие в телеисследованиях. Ровно два года назад – в июне 2012 года – директор нишевого музыкального канала Ru music Рудольф Кирнос заявил, что до 5% из 2540 семей, в которых компания GfK установила пиплметры, накручивали рейтинги некоторым нишевым телеканалам и отдельным телепрограммам. Как следствие, 142 семьи, чье телесмотрение было нетипичным, в июне-октябре 2012-го исключили из исследования.

Крупнейший телевизионный скандал светил тюрьмой всем его организаторам и фигурантам, среди которых значился ряд продюсеров нишевых телеканалов и отдельных продакшенов. Но за два года милиция так и не смогла довести дело до конца, несмотря на все имеющиеся факты манипуляций, о которых я вам неоднократно рассказывала.

Не стоит напоминать, что для рынка важна, прежде всего, точность исследования, ведь именно по этим данным телеканалы ежегодно делят свои $450 млн рекламных средств. А потому ИТК, как заказчик телеисследования, в конце 2012-го подписал пятилетний договор с американо-голландской компанией Nielsen – несмотря на то, что контракт с GfK истекал только в конце текущего года.

С 1 января 2014-го весь телерынок перешел на данные Nielsen, но компания GfK продолжала делать хорошую мину при плохой игре, измеряя рейтинги телеканалов. Все это время данные GFK отражались в Маркдате, но доступ к ним был закрытым – для всех. Причина такого поведения очень проста: судебный процесс с ИТК продолжался, и измеритель, прекратив исследования, автоматически признал бы свое поражение. К тому же, GFK не подписала ни одного контракта: с одной стороны, спроса на исследования компании не было, с другой стороны, нужно было договариваться с Коммуникационным альянсом о мониторинге, без которого исследование - не исследование. Ну а Коммуникационный альянс уже работал в связке с Nielsen и ИТК.

Как я вам уже рассказывала, стоимость контракта ИТК с GfK составляла 39,7 млн грн. И именно эта сумма формировала половину годового дохода киевского офиса компании. Его потеря уже сейчас нанесла GfK весомый урон, а потому желание судиться – вполне логично. И хотя ИТК весь прошлый год пытался разорвать контракт мирно, переговоры провалились: GfK требовала оплатить сначала всю, а потом половину суммы годового контракта. Ну а поскольку к консенсусу не пришли, в ноябре прошлого года ИТК пришлось разорвать контракт с GfK через суд. С тех пор и тянется процесс, бывший интересным лишь в самом начале и вот теперь – в преддверии финала.

В начале судебного процесса – в декабре прошлого года – стало известно, что телеизмеритель занимался «черными» выплатами семьям-участникам исследования. После этого GfK тут же уменьшила исковые требования на три четверти суммы годового контракта – до 9 млн грн. Напомню, чтобы избежать уплаты налогов, расчет с панелистами вели работники GfK, а не сама компания, что позволяло скупым немцам экономить почти 1 млн грн. ежегодно. Поскольку налоговая интересуется данными за последние три года, то компании могли светить штрафы в размере 25% от суммы плюс пеня (до 0,5%) за каждый день просрочки платежей. Ко всему прочему, к уголовной ответственности могли быть привлечены директор и главный бухгалтер компании… История получила огласку в СМИ, но GfK удалось каким-то образом увильнуть от ответственности. Каким именно – история умалчивает, но вопрос о том, как именно осуществлялась оплата участия семей в исследовании, на суде больше не поднимался.

Пиррова победа

Главной мотивацией для разрыва контракта с GfK в Индустриальном комитете назвали манипуляции с рейтингами, которые, по словам юристов ИТК, продолжались и после исключения из панели GfK 142-х семей с нетипичным просмотром. Процесс, кстати, проходил довольно прозаично: сначала судья Виктория Ломака болела, а когда вылечилась, дело было передано коллегии из трех судей – Вадима Босого, Марии Любченко и Т. Васильченко.

Если о Виктории Ломаке всемирная сеть знает очень мало, то о Вадиме Босом и Т. Васильченко ей известен один пикантный факт: эти судьи были замешены в процессе отчуждения двух объектов эстонской компании Arricano в Киеве – известных едва ли не каждому киевлянину торговых центров Sky mall и RayON. Процесс носил все признаки рейдерства, и чем все закончилось – сказать сложно, поскольку суд, кажется, еще продолжается. Но промежуточные решения Босого и Васильченко вызвали удивление у многих бизнес- и политических изданий. А вот Мария Любченко в октябре 2012-го отличилась спорным решением в корпоративном скандале между авиакомпаниями Swissport International и МАУ в пользу последней… Данная коллегия судей взялась за дело о телеисследованиях только в феврале этого года. О ходе судебных процессов известно немало, но остановлюсь лишь на нескольких деталях.

Итак, ИТК впервые за два последних года признал, что манипуляции с рейтингами таки существовали. Главной зацепкой для комитета стали 142 семьи, исключенные GfK в разгар скандала. Факт исключения домохозяйств из панели компанией, по мнению ИТК, подтверждает, что GfK признало существование накрутки рейтингов. Собственно, именно аудит панели, проведенный GfK, и обнаружил 142 коррумпированные семьи, связанные с третьей стороной – заинтересованными лицами, которые предоставляли им инструкции «правильного» телесмотрения. А манипуляции с рейтингами, по мнению того же ИТК, не могли возникнуть без ведома GfK, которая допустила утечку данных.

Более того, в суде наконец-то обнародовали результаты аудиторского исследования Syfret&Ruud, проведенного в июле-сентябре 2011 года, которое все это время было засекреченным. Как оказалось, аудиторы компании в своем отчете акцентировали внимание именно на телесмотрении исключенных 142 семей, которые, по их мнению, являлось нетипичным и могло подтверждать манипуляции в пользу телеканалов и продюсеров отдельных программ.

Кроме этого, на арену вышла «темная лошадка» в лице эксперта в области социологических исследований, доктора философских наук, профессора кафедры методологии и методов социологических исследований Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, к которому ИТК обратился в октябре 2013-го с просьбой провести аудит качества панели после после пресс-конференции Рудольфа Кирноса - за период с июня по сентябрь 2012 года. За четыре подотчетных месяца профессором был обнаружен (цитирую) «ряд недостатков ТВ-панели, в частности, недостоверность данных ТВ-панели по причине внешнего воздействия на домохозяйства со стороны заинтересованных третьих лиц». 

Выходит, профессор, имя которого не разглашается, обнаружил манипуляции с телерейтингами даже после скандала. А это уже, согласитесь, куда серьезнее, и дает зеленый свет рекламодателям, деньги которых шли «не туда». Вот это будет номер, если какой-нибудь Procter&Gamble таки надумает подать на телеканалы в суд...

Кроме того, ИТК жаловался, что GfK в течение 2013 года постоянно препятствовала доступу к необработанным данным. А в одном из писем в марте прошлого года компания вообще сообщила ИТК о том, что не имеет возможности предоставить необработанные данные. Также ИТК обратил внимание на то, что GfK в одностороннем порядке отказалась от выполнения работ по контролю качества телевизионной панели (предоставления комитету алгоритма, который и служил для подтверждения качества). Измеритель прекратил предоставление услуг и при этом оказался неспособен обеспечивать функционирование панели в 2014 году. К тому же стороны не согласовали стоимость услуг на 2014 год, а потому, по мнению ИТК, «недееспособность» GfK также могла стать весомым аргументом для суда.

Юристы GfK, в свою очередь, утверждали, что проведение аудита является обычной практикой в деятельности телевизионной панели, и сам по себе факт его проведения не является доказательством низкого качества услуг. Аудит системы (после которого и были исключены 142 семьи), мол, оценивал отдельные вопросы измерения для определения действий, которые могут «совершенствовать работу ТВ-панели, вопросы безопасности, поддержки панели, обработки данных». Также в GfK отметили, что аудит Syfret&Ruud не содержит данных о недостатках в услугах компании: по их мнению, слово «подозрительный» в этом отчете взято в кавычки, поскольку коррумпированность соответствующих домохозяйств не была установлена, а вывод о подозрительности был сделан «только по результатам математического анализа».

Также GfK оспаривала пункт о том, что компания препятствовала получению данных комитетом: всю полученную информацию, мол, подтверждают акты приема-передачи услуг, которое подписывала директор ИТК Катерина Котенко. И договором, по словам GfK, не были предусмотрены дополнительные обязательства комитета по сбору соответствующих данных и их повторного предоставления.

Когда дело дошло до экспертов, GfK заручилась поддержкой доктора социологических наук, профессора Института социологии Национальной академии наук, который в ноябре 2013 года заверил, что в панели GfK все в порядке. В экспертном заключении этот человек отметил, что, по его мнению, недостатков системы, которые влияли бы на достоверность результатов социологического исследования, не обнаружено, компанией GfK соблюдены все требования технического задания и ТВ-панель способна выполнять функцию социологического исследования телевизионной аудитории в 2014 году так же, как она исполняла ее раньше. Имя этого профессора я пока не выяснила, но когда оно всплывет, его научная карьера явно окажется под вопросом.

А что же судьи, спросите вы? Выслушав все это, суд решил, что аргументы ИТК были более убедительными. И 20 мая принял решение – договор нужно расторгнуть. Но разорвать его задним числом, чего добивается ИТК, суд не может, поскольку это противоречит «требованиям закона, которые определяют последствия расторжения договора». И даже это решение не может вступить в силу, поскольку и GfK, и ИТК подали на апелляцию. Причем в тот же день – 20 мая. Первый суд состоялся 10 июня, по решению судьи апелляционные жалобы были приняты и объединены в одно апелляционное производство. Рассмотрение дела, как я уже говорила, назначено на 3 июля. И уж очень похоже, что разорвать контракт задним числом не удастся. Неужели GfK таки добьется компенсации за эти 5 месяцев так называемого «простоя»?

Наглость – второе счастье

Подавая в суд на индустриальный комитет, GfK не постеснялась потребовать компенсацию по контракту – 3,3 млн грн. Однако 6 марта иск компании был отклонен судьей из-за неправильно поданных документов. В GfK не расстроились и уже 22 апреля решили подать новый иск на... внимание... вдвое большую сумму – 6,7 млн грн. Последнее заседание по этому вопросу состоялось 15 мая, никакого решения пока не приняли.

Дело рассматривает судья Хозяйственного суда Киева Елена Чинчин, летом прошлого года по решению тогдашнего президента Виктора Януковича переведенная из Донецка в Киев вместе с мужем Николаем, которого назначили начальником Главного следственного управления МВД. Отметиться на новых постах успели оба. Елена Чинчин – не так давно, в марте, вынеся спорное решение относительно собственности двух торговых центров в Днепропетровске. А ее супруга Николая Чинчина вы, должно быть, хорошо знаете: во время Майдана он частенько докладывал обстановку из параллельной реальности:

В общем, ИТК в этой ситуации не позавидуешь.

И еще один нюанс, который может быть интересен комитету. Как мне удалось выяснить, после решения суда – с 1 июня – киевский офис GfK распустил отдел, который занимался телеисследованиями. Когда в стране кризис, и производственные процессы приходится оптимизировать, решение избавится от ненужного финансового бремени, распустив безнадежный отдел исследования телеаудитории, вполне логично. Как следствие, 20-25 человек потеряли работу. А Nielsen, согласно договоренностям с ИТК, не может принимать в штат бывших работников GfK, поэтому эти люди остались ни у дел.

Думается, до развязки этой истории осталось немного: ясно, что судебная волокита не вернет компании потерянного контракта. Однако апелляция – дело тонкое, суд снова можно проиграть, но выиграть время – и запросить у ИТК уже другую компенсацию. Впрочем, такой поворот выгоден даже не GfK (которая, на минуточку, судится за потерю контракта на телеисследования, которыми манипулировали все, кто хотели), а, скорее, юридической компании, которая представляет исследователя в суде.

Вместо послесловия

Помнится, все, что касается судов, директор ИТК Катерина Котенко комментировать не хотела - по крайней мере, до завершения дел. Поэтому я решила попытать счастья у другой стороны, по старой доброй привычке позвонив Ольге Росмановой – руководителю медиаисследований GfK. Ольга также отказалась что-либо комментировать, и на то, как выяснилось, есть свои причины: Росманова, работавшая в компании с момента ее основания, – больше не директор по медиаисследованиям. Ее место занял Олег Тверской, который также отказался что-либо комментировать.

Удивляться тому, что гражданский муж Ольги Росмановой – директор GfK Александр Федоришин – уволил собственную жену, не спешите. На самом деле, Ольга находится в декретном отпуске: несколько месяцев назад она родила сына, с чем я ее от всей души поздравляю.

И лишь одно меня беспокоит: кто теперь будет отвечать на мои вопросы? Явно не Федоришин, нерешительность которого проявилась еще в разгар панельного скандала, когда за все грехи телеисследования отдуваться пришлось не директору GfK, а именно его супруге Ольге - по крайней мере, в публичном поле.

Надеюсь, до завершения судов мне удастся раздобыть для вас еще каких-нибудь подробностей. А пока что, как видите, в нашей стране за манипуляции с телерейтингами можно еще и компенсацию просить... Так и хочется сказать словами киношного героя: да здравствует украинский суд, самый гуманный... и далее по тексту.

Фото - ok.ya1.ru

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...