]
Facebook LiveJournal Twitter

Нацсовет против канала «112-Украина». Пытка продолжается

09:10 31.03.2015 4

На прошлой неделе в мыльной опере под названием «Нацсовет против канала «112 Украина» произошла очередная кульминация, о которой я обещала вам рассказать подробнее. Чем сейчас и займусь. Но для начала – краткое содержание предыдущей серий: в четверг «112 Украина» получил от Нацсовета второе предупреждение по пяти цифровым лицензиям, которым регулятор еще и не узаконил информационный формат. При этом со спутниковой лицензии канала было снято одно их трех предупреждений, несмотря на неполное выполнение программной концепции. Вопросы, связанные с каналом «112 Украина», Нацсовет собирался рассмотреть еще 19 марта, но вещатель попросил перенести порку на неделю, поскольку его юрист не успел подготовиться – канал, мол, поздно получил результаты проверки. При этом «112» успел обратиться в суд, чтобы обжаловать законность этой проверки.

Судя по происходящему на последнем заседании Нацсовета (26 марта), главный юрист канала Василий Сметана всю неделю корпел над законами, не поднимая головы. Полагаю, не обошлось тут и без помощи Олега Шосталя, директора по развитию сети канала, который прекрасно знает все тонкости работы Нацсовета – по иронии судьбы, именно Шосталь готовил юридическое обоснование всех предупреждений, полученных каналом в прошлом году.

Предыдущий опыт общения Сметаны с Нацсоветом  (в августе 2014-го) принес каналу первые предупреждения, отчасти полученные из-за некорректного поведения юриста. Напомню, на вопрос Юрия Артеменко о владельце компаний, формирующих канал «112 Украина», Сметана посоветовал главе Нацсовета заглянуть в госреестр. С тех пор на заседаниях регулятора Василий Васильевич не появлялся, но и это не уберегло вещатель от санкций.

Переходим к делу. Для начала председатель Нацсовета поинтересовался у юриста, почему телеканал манипулирует общественным мнением, выдавая в эфир ложь о том, что Нацсовет его закрывает? Сметана факт манипуляции не признал, но согласился, что по закону аннулировать лицензию канала может только суд, а вовсе не регулятор. И отметил, что на контент канала не влияет: это, мол, работа редакторов – с них и спрашивайте. Тогда первый заместитель председателя Нацсовета Григория Шверк заставил Василия Васильевича признать, что телеканал не вещает согласно концепции, указанной в цифровых лицензиях (и проделывал этот трюк еще несколько раз за время заседания).

На этом обвинения не закончились. Председатель Нацсовета отметил, что вещатель обманывает зрителя: нарушая лицензии пяти региональных цифровых каналов, вещает как один общенациональный канал. А Катерина Котенко добавила, что «112 Украина» нарушал условия цифровых лицензий с начала своего вещания (конец ноября 2013-го), но не беспокоился об этом целый год. И лишь когда появился новый состав Нацсовета, вдруг решил узаконить информационный формат, прописав его в цифровых лицензиях вместо развлекательного. На вопрос Котенко, что мешало каналу переоформить лицензии раньше, Сметана затянул знакомую песню: в прошлом году Нацсовет не работал – в помещении находилась самооборона Майдана, а потому зарегистрировать заявку на переоформление было невозможно.

Катерина конкретизировала вопрос: почему вещатель не переоформил цифровые лицензии при старом составе Нацсовета? Бинго! Сметана объяснил, что летом 2013-го, покупая цифровые лицензии, канал обратился в Нацсовет за переоформлением. Но регулятор изменил лишь логотип, оставив вещателю концепцию развлекательного телеканала. «112 Украина» консультировался с предыдущим составом регулятора, - рассказал юрист. - И они (без указания конкретного лица, - МН) уверяли менеджмент, что такое вещание не будет нарушением»... Кто в предыдущем составе Нацсовета пообещал каналу отсутствие проблем и какой интерес при этом преследовал, предлагаю вам подумать, прочитав этот материал.

Следующим слово взял член Нацсовета Владислав Севрюков, сообщивший Сметане, что с логотипом у телеканала тоже не все слава богу. Как оказалось, кроме собственно логотипа, вещатель должен прописывать свое название буквами, чего не делает. И это тянет на нарушение.

Напоследок Юрий Артеменко поинтересовался, располагает ли юрист фактами, подтверждающими, что Администрация президента дала членам Нацсовета указание «мочить» канал, о чем не раз сообщалось в эфире «112». Сметана ответил, что лично у него такой информации нет. Главе регулятора осталось лишь прочитать короткую лекцию об объективной журналистике, что он незамедлительно сделал.

Ну а Сметана перешел к главному пункту – принялся убеждать членов Нацсовета, что проведенная регулятором проверка незаконна. Во-первых, проверяющие должны были предъявить основания для проведения проверки, чего не сделали. Во-вторых, проверка должна была проводиться региональными представителями регулятора, а была проведена секретариатом. В-третьих, по итогам канал получил «степлером сшитые бумажки и в файлике документы» о результатах проверки. На самом же деле основанием для проверки стал мониторинг, за который  Нацсовет проголосовал большинством голосов и который обнаружил нарушения вещателя. С региональными представителями не сложилось, видимо, по той простой причине, что телеканал вещает как национальный (если компании, на которые записаны региональные цифровые лицензии, зарегистрированы в Киеве, то смысла отправлять региональных представителей в столицу нет). Впрочем, это я пытаюсь разложить все по полочкам, а Григорий Шверк на вопрос о законности проверки ответил лаконично: спросил, присутствуют ли в эфире канала 12 часов кинопоказа, как прописано в лицензии? «Я не буду манипулировать данным вопросом – фильмов нет», - признался Сметана. Шверк продолжил: может ли отсутствие фильмов быть достаточным основанием для признания Нацсоветом нарушения? «На кухне – да», - отрезал Сметана.

Краденая цифра

Формулировка о кухне изрядно повеселила председателя Нацсовета, который впоследствии все время пытался напомнить ее Сметане. Дальше Юрий Артеменко зачитал письмо Независимого медиапрофсоюза, который обратился к каналу с просьбой не манипулировать решениями Нацсовета, назвать владельцев и открыть источники финансирования. Артеменко поинтересовался у Сметаны, почему канал не осветил это сообщение в своем эфире? Юрист снова посоветовал адресовать вопрос редакторам канала, но напомнил, что «112» ответил медиапрофсоюзу на своем сайте. Признаться, я этого сообщения так и не нашла... Уважаемые представители телеканала, будьте так любезны, пришлите ссылку – чертовски интересно, что вы тогда ответили.

Кроме того, Нацсовет получил обращение от НАМ, которая, как известно, объединяет региональные вещатели. Ассоциация считает, что вопреки условиям регионального цифрового конкурса, проведенного в 2011 году, предыдущий состав Нацсовета выдал лицензии компаниям, у которых была одна концепция на общее вещание. В Украине около 170 региональных вещателей, и очень немногие попали тогда в региональную цифру. Члены Нацсовета с этим согласны: в качестве примера Артеменко вспомнил родное Запорожье, где местная телекомпания «Алекс» не получила цифровую лицензию, так как ее место досталось одной из компаний, объединенных под логотипом «112 Украина», а Шверк вспомнил родной Харьков, где без цифровой лицензии остался местный телеканал АТН.

Условия конкурса на региональную цифру в 2011-м предполагали региональное и местное вещание, а в итоге канал «112 Украина» оказался национальным. По мнению Григория Шверка, результаты конкурса на региональную цифру должны быть отменены, чтобы дать телеканалу возможность посоревноваться с другими вещателями, работающими в информационном формате. «Вы купили краденое, а сейчас хотите доказать, что мы должны сделать из региональных лицензий цифровое национальное вещание», - подытожил Артеменко. Шверк сравнил канал с киоском, имеющим алкогольную лицензию, но стоящим возле школы (спиртное, мол, не следует продавать, но оно таки продается). Нужно внимательно смотреть, что покупаешь, убеждала Катерина Котенко, поэтому владельцам «112» в то время было бы проще приобрести телеканал с общенациональной цифровой лицензией.

Сметана парировал: региональный мультиплекс можно раздуть, раздав лицензии каналам, которые хотят вещать в региональной цифре, или вообще уменьшить количество цифровых мультиплексов с четырех до двух. Переоформить каналу региональные цифровые лицензии было бы правильно – закон этого не запрещает. Тем более, что осенью Нацсовет переоформил цифровую лицензию телеканалу «Еспресо ТВ». Шверк назвал этот пример некорректным, поскольку цифровая лицензия «Еспресо ТВ» – канал «Голдберри» – была общенациональной, а «112» собрали из пяти региональных. И примера хотя бы одного национального телеканала, который вещает на пяти компаниях, в Украине нет. На это Сметана ответил, что региональные лицензии не отличаются от цифровых, а потому Нацсовет должен позволить каналу их переоформить.

А что «на кухне»?

Выслушав аргументы Шверка, Василий Васильевич заверил присутствующих в том, что телеканал не намерен отказываться от своих цифровых лицензий, поскольку у него есть бизнес-план. Григорий Аронович возразил: по данным ИТК, цифровое эфирное телевидение имеет возможность смотреть 6% всех телезрителей, а потому это не может влиять на аудиторию канала. По словам Сметаны, цифровая лицензия дает 25% аудитории «112», а спутниковое телевидения «не очень распространено» в нашей стране.

Тут уже не выдержал член Нацсовета Олег Черныш, взявшись объяснять юристу, что телевидение через спутниковую тарелку смотрит 5,5 млн семей, кабельное телевидение – еще практически 6 млн семей, а цифровое – только 1,5 млн. Спутниковая лицензия позволяет вещать на спутнике и в кабеле, а ее обслуживание стоит $15 000 в месяц, а «Зеонбуду» нужно платить 1,5 млн грн в месяц. «Мы не платим «Зеонбуду» уже несколько месяцев», - ответил Сметана.

Катерина Котенко поинтересовалась, что это за бизнес-модель, по которой канал не платит «Зеонбуду». Нет ли в ней, случайно, пробелов? Ответ мне очень понравился: кроме высокой оплаты «Зеонбуду», есть большие налоговые обязательства. И вообще, другие каналы тоже не платят, а с «Зеонбудом», у которого появились проблемы, «может что-то случиться».

Естественно, такой ответ не избавил юриста от дальнейших расспросов по поводу бизнес-модели «112». Олег Черныш, к примеру, отметил, что рекламы на канале почти нет. По словам Василия Сметаны, рекламу начали продавать с января 2015-го, поскольку договор с сейлз-хаусом можно подписать только в начале года – мол, весь прошлый год вещатель провел в ожидании. А когда договор все же подписали, рейтинг «112» был невысок. Сейчас же рейтинг вырос, что позволило уменьшить продолжительность рекламных блоков с запланированных 6 минут в час до 4 минут... Думаю, мне не стоит рассказывать вам, дорогие читатели, что вещатель может заключить контракт с сейлз-хаусом не только в начале года – было бы желание. Ну а фразу про зависимость продолжительности рекламного блока от рейтингов я, признаться, вообще не поняла: если канал действительно смотрят, то рекламодатели выстраиваются к нему в очередь, а потому продолжительность рекламных блоков должна бы увеличиваться, а не уменьшаться, разве не так? Интересно, что на это ответят в сейлз-хаусе Валерия Маштакова, который и продает рекламу на «112».

На этом дискуссия, очень напоминавшая битву в суде, была окончена. Обсуждение вопроса заняло практически 1,5 часа с 15-минутным антрактом. Я продолжаю следить за судьбой канала «112 Украина» и собираю интересные детали, стоящие вашего внимания. Не пропустите.

Фото - 112.ua

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...