]
Facebook LiveJournal Twitter

Проект Концепции информационной безопасности Украины, или Кто кому Рабинович в МинСтеце

11:01 06.07.2015 0

Как маленькое черное платье, Конституция, раз войдя в моду в 18 веке, никогда из нее не выходила. Пришел черед и информационного поля Украины обзавестись своим Основным законом. Весь июль и добрую часть августа лучшие умы медиасообщества страны будут биться над усовершенствованием Концепции информационной безопасности Украины - документом, вынесенным на общественное обсуждение Министерством информационной политики. А чтобы помочь вам в этом, я решила разобрать предложенный текст по косточками и обсудить с его авторами, что почем в главном документе информпространства, и подготовить для вас шпаргалку.

- Я не хочу, чтобы дискуссия вокруг документа опустилась до уровня «кто кому Рабинович», - сообщил мне один из авторов Концепции советник министра Дмитрий Золотухин вместо предисловия. - Если мы погрязнем в обсуждении мелочей, решении, какому ведомству какой кусок бюджета перепадет при внедрении Концепции и предусмотренных ею Программ, то за ними уйдет на задний план главная мысль документа. А именно, что Украина должна не скатиться в фашизм и ограничение свободы слова, но при этом решительно защититься от вполне осязаемой информационной угрозы, от постоянных атак на наше информпространство и пропаганды.

С этой благородной целью, как рассказала мне Татьяна Попова, коллектив авторов и приступил к разработке документа, с текстом которого можно ознакомиться вот здесь. Кстати, разработчики Концепции информбезопасности заслуживают отдельного упоминания. Среди ее составителей - собственно Министр информполитики Юрий Стець, доктора наук Георгий Почепцов и Сергей Даниленко, нардепы Виктория Сюмар и Иван Винник, журналисты Зураб Аласания и Андрей Куликов, а также Татьяна Лебедева (НАМ), Петр Бурковский, Дмитрий Дубов и Сергей Черненко (Институт стратегических исследований), Вячеслав Гусаров (Центр военно-политических исследований), Константин Квурт и Павел Моисеев («Интерньюз-Украина») и Тарас Петрив (фонд «Суспільність»). Все - члены Экспертного совета МИП.

Теперь - непосредственно о документе. Концепция информбезопасности содержит пять разделов с основными дефинициями, которые отсутствуют пока в законодательстве Украины. Проект определяет законодательное поле, которым будет регулироваться информпространство, основы информполитики государства и кто будет заниматься ее реализацией, а также механизм осуществления общественного контроля за информполитикой. После прочтения все эти составляющие вызвали у меня сплошные вопросы.

Взять, к примеру, определения угрозы информационной безопасности, стратегического контента и национального информационного продукта. Согласно проекту Концепции, «стратегічний контент – це національний інформаційний продукт, який має на меті забезпечити політичну, культурну та духовну цілісність і розвиток політичної нації», а «національний інформаційний продукт – це аудіовізуальний, друкований чи інший продукт, призначений для задоволення інформаційно-комунікативних потреб громадян України, суспільства і держави, створений громадянами або юридичними особами України згідно з чинним законодавством». То есть несмотря на все усилия по разгосударствлению медиа, созданию Общественного телевидения и постоянные разговоры о саморегуляции отрасли, Концепция и последующий закон предусматривают-таки госконтроль за коммерчески произведенным контентом? Выходит, что вся возможная копродукция оказывается подчинена предлагаемому механизму госконтроля.

Не говоря уже о том, что «загрози інформаційній безпеці – наявні та потенційно можливі явища і чинники, які створюють небезпеку життєво важливим інтересам людини і громадянина, суспільства і держави в інформаційній сфері» потребуют, судя по всему, отдельной экспертной комиссии по определению, является ли явление потенциально опасным для жизненно важных интересов человека, общества и государства. Едва избавившись от Комиссии по морали, мы столкнемся с не менее бесполезным интересным цензурирующим органом, который будет выискивать потенциальные угрозы в «национальном информационном продукте» - любом произведенном в Украине контенте?

Среди угроз информационной безопасности Украины определены и двузначное «поширення суб'єктами інформаційної діяльності викривленої, недостовірної та упередженої інформації для дискредитації органів державної влади, дестабілізації суспільно-політичної ситуації, що значно ускладнює прийняття політичних рішень» (под которое опытный юрист подведет, при необходимости, любую критику деятельности любого госоргана), и наивная «залежність національної інформаційної інфраструктури від іноземних виробників високотехнологічної продукції» (подразумевает замещение высоких технологий нацпродуктом), и неизбежное «втручання в редакційну політику з боку власників засобів масової інформації».

Что касается субъектов реализации политики информационной безопасности Украины, то тут тоже интересная коллизия: с одной стороны, центральным координирующим органом называется СНБО, с другой - некий «центральний орган виконавчої влади із спеціальним статусом, який забезпечує формування та реалізує державну політику у сферах організації спеціального зв’язку, захисту інформації, телекомунікацій і користування радіочастотним ресурсом України».

Также Концепция предусматривает создание 10 государственных программ поддержки, среди которых - абстрактные (и фондоемкие) поддержка отечественного IT-производства, иновещание, подготовка и переподготовка специалистов по информационной безопасности. Ну и мое любимое - спорный вопрос общественного контроля за реализацией политики информационной безопасности, возлагаемый на Экспертные советы, механизм формирования которых в Украине - благодатная почва для разного рода коррупционных схем.

За ответами на все эти вопросы я отправилась непосредственно в Мининформполитики. - к заместителю министра.

Минстець, Татьяна Попова, Дмитрий Золотухин, Георгий Почепцов, Нацсовет, Госкино

«Мы потому и хотим вынести Концепцию на суд общественности - чтобы наш проект отвечал вызовам сегодняшнего дня», - объяснила Татьяна Попова

- Концепция - это не нормативно-правовой акт. При этом в ней содержатся положения, которые должны закрепляться нормой права. Какую юридическую силу она будет иметь?

- Действительно, в сентябре, после публичных обсуждений проекта Концепции, мы планируем запустить юридический процесс. Это должен быть Закон Украины.

- Как, где и когда будут проводиться общественные обсуждения проекта?

- Процесс обсуждения будет идти весь июль, и в августе. Мы (члены Экспертного совета, - МН) будем выезжать в регионы и организовывать там круглые столы с местными экспертами, журналистами...

- Концепция предусматривает, что реализацию госпрограмм по информационной безопасности будет проводить «центральный орган исполнительной власти со специальным статусом». То есть предусмотрено создание нового органа исполнительной власти?

- Мы хотели отойти от упоминания Мининформполитики в тексте Концепции. Во-первых, чтобы это не выглядело как попытка легитимизировать его, во-вторых, мы не знаем, как этот орган будет называться через 2, 5, 10 лет. Во время войны во Франции создали Министерство политики, потом оно было преобразовано в Министерство культуры...

- Но министерство - это не орган со специальным статусом.

- Опять-таки, в будущем, даже уже в ближайшем, статус этого органа может измениться. Раньше координацию вопросов информбезопасности осуществлял комитет при СНБО, теперь эти функции выполняет министерство. Кто знает, как это трансформируется через несколько лет?

- Среди функций и полномочий этого центрального органа исполнительной власти многое пересекается с тем, что уже регулируют другие госорганы - НКРСИ, Нацсовет, Госкино, Концерн РРТ.

- Речь идет о координации работы этих органов, чем мы фактически сейчас занимаемся. Они должны слаженно реагировать на угрозы национальной информбезопасности, и координацию этих усилий будет осуществлять этот орган.

Еще ряд моих вопросов Татьяна переадресовала Дмитрию Золотухину, секретарю Экспертного совета, который и разработал документ.

Минстець, Татьяна Попова, Дмитрий Золотухин, Георгий Почепцов, Нацсовет, Госкино

- Дмитрий, объясните схему полномочий этого нового центрального органа исполнительной власти?

- Речи о создании нового органа не идет.

- Хорошо, но суть вопроса та же. Определенные Концепцией полномочия этого органа пересекаются с полномочиями НКРСИ, Нацсовета, Госкомчастот, Госкино и т.д. В случае конфликта интересов, кто получит приоритет на принятие решений? В Концепции это не указано.

- В Концепции это не определено. Это общий документ, он призван закрепить основополагающие принципы государственной политики в сфере информационной безопасности. Дело в том, что вызовы, которые сейчас стоят перед Украиной, уникальны. Мы советовались с коллегами из Европы, и у них не то что нет готового рецепта для решения этого вопроса, они даже не представляют суть и масштабы проблемы, с которой мы боремся. Понимаете, они нам говорят о нереалистичных сроках, например, полгода на рассмотрение рекомендаций... Да нет у Украины этого полугода сейчас - на рекомендации, на дискуссии.

- Кстати, о дискуссии. Когда и где запланированы публичные обсуждения в Киеве?

- Я сейчас не могу назвать дату, мы занимаемся выездами в регионы. Каждый из членов Экспертного совета проводит свои обсуждения проекта Концепции, у них у всех достаточно широкая аудитория.

- Да, но это их аудитория, по определению пристрастная. А открытого публичного обсуждения в планах нет?

- Оно есть, хотя я опасаюсь, что, как обычно, из попытки провести конструктивную дискуссию это превратится в балаган. Как всегда несколько городских сумасшедших перекричат тех, кто имеет замечания и предложения по сути.

- Хорошо, вернемся к собственно Концепции. В ней фигурирует некий «национальный информпродукт», и речь идет не о государственном, а о коммерческом и общественном контенте. Не противоречит ли это разгосударствлению отрасли?

- Мы вкладываем в это понятие необходимость государственной поддержки важного национального контента. Это спорная дефиниция, да, мы и сами с ней очень долго боролись. Суть в том, что общественное ли, частное ли производство контента, важного для госудаства, должно не контролироваться государством, а иметь государственную поддержку и защиту. И, тем не менее, норма достаточно общая и формулировка будет вызывать вопросы, я в этом уверен. Поэтому все члены Экспертного совета и будут объяснять значение всех норм и дефиниций Концепции.

- Еще одна знаковая дефиниция для проекта - «угроза информационной безопасности».

- Да, это тоже спорный вопрос даже внутри Экспертного совета. Информационная безопасность сейчас базируется на парадигме «угроз». То есть информационная безопасность понимается, как защищенность от угроз, которые мы сначала идентифицируем, описываем, а потом придумываем, как от них защититься. Это реактивный подход, и мы хотим от него уйти в условиях информационного пространства, где создание угроз происходит намного дешевле, проще и быстрее, чем противодействие им.

Защита от угроз постоянно граничит с урезанием прав человека и ведет к патерналистскому характеру развития общества, когда государство должно защищать граждан, а взамен просит от них индульгенцию на ограничение их прав.

- Но кто-то же должен в каждом конкретном случае определять, информационная это угроза или нет.

- В Концепции не предусмотрено фактическое детальное перераспределение функционала между ведомствами. Я не думаю, что это критическая проблема. Это основополагающий документ. Механизмы реализации его принципов будут имплементированы другими актами: предусмотрена разработка государственных программ, будут приняты соответствующие постановления, инструкции и распоряжения.

- Да, но дьявол прячется именно в таких деталях, и самые благородные цели Концепции могут быть съедены коррумпированой бюрократической машиной.

- В этом документе мы искали баланс между свободой слова, которую хотим поддерживать любой ценой, и внедрением механизмов защиты от реальных информационных атак, которые угрожают сейчас украинцам. В таких условиях в Европе и в мире никто не работал. Мы понимаем всю двойственность и временность ситуации.

Существует потребность - бороться с пропагандой и другими информационными угрозами быстро и эффективно, но при этом не создавать препятстсвий для критики государственной деятельности, которая основана на фактах и пропагандой не является. Все наши усилия при написании проекта Концепции были направлены на то, чтобы удержаться на этой грани. Но для того, чтобы документ действительно удовлетворял эту потребность, нужна конструктивная дискуссия по основополагающим аспектам, а не выяснение между ведомствами, кто за что отвечает.

Готовя проект Концепции,все прекрасно осознавали, что на нас обрушится шквал критики, мы к этому готовы. Я знаю, что у Мининформполитики есть стигма МинСтець, и дальше МинСтеця никто не смотрит, и раз МинСтець разработал документ, он по определению плох. Но вы смотрите на Концепцию, а не на ее автора.

На этой оптимистической ноте мы договорились, что публичное обсуждение, которое состоится в ближайшее время, я обязательно буду освещать. А медийщикам рекомендую заточить карандаши и готовить вопросы-предложения, чтобы дискуссия действительно получилась конструктивной. Ведь тут главное - не отвлекаться от главного: Концепцию информационной безопасности мы обсудить можем, а Закон Украины «Об информационной безопасности», Постановления Кабмина и решения других ведомств, которые будут приниматься на основании этой Концепции, нам вряд ли дадут обсудить. И война ведомств за полномочия и бюджетный пирог, выделенный на реализацию Государственных программ по информационной безопасности, пройдет под ковром. Не говоря уже о том, что свобода слова, которой медиасообщество пытаются не лишить, балансирует в тексте документа, если не в его намерениях - на самой границе. Так что до встречи на публичных обсуждениях.

Фото Иванны Зубович, Кирилла Авраменко

 telegraf.com.uapolittech.orgnnm.me

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости партнёров:

Loading...