]
Facebook LiveJournal Twitter

Телеакадемики протестуют, часть 2. Кто и зачем тянет украинское телевидение ко дну?

09:40 05.02.2016 0

Прошлая неделя выдалась крайне плодотворной для медийных законопроектов. Верховная Рада приняла в первом чтении проект №3081-д, но на фоне этой вехи медийщики не забыли, что на повестке дня нарисовался другой законопроект - №2766 авторства Виктории Сюмар, в который раз продемонстрировавший полную поляризацию медиасообщества в Украине. 

Начну с небольшого напоминания: в апреле 2015 года Виктория Сюмар подала законопроект №2766 - проект изменений в Закон Украины о телевидении и радиовещании, якобы о введении квот на украинскую продукцию, но на самом деле вводящий ограничения на копродукцию с Россией и телетрансляцию контента, отталкиваясь от страны-производителя, а не от сути этого контента. В ноябре 2015-го законопроект был принят в первом чтении.

25 января Украинская телеакадемия, мирный, в общем-то, коллектив, редко отвлекающийся от своих прямых обязанностей по экспертизе претендентов на «Телетриумф» и поэтому малозаметный остальному медиарынку, высказался против законопроекта, разослав ставшее скандальным письмо. О его содержании я вам подробно рассказывала, но вот несколько основных тезисов: законопроект не стимулирует развитие национального телепроизводства, а только квотирует национальный продукт, создавая тем самым почву для существенного снижения качества украинского контента; цель законопроекта - ограничить количество российского контента в украинском информпространстве, что уже было сделано Законом Украины «О защите информационного пространства Украины» Княжицкого-Денисенко; квоты предусмотрены для контента производства Европы, США и Канады, почему-то полностью игнорируя все остальные страны, производящие не менее достойный, интересный и, что немаловажно, более доступный продукт.

На последнем пункте следует немного задержаться. В законопроекте Виктории Сюмар европейский контент определяется, как продукт производства стран, ратифицировавших Европейскую конвенцию о трансграничном телевидении. Таких всего 34. В том числе Конвенцию не ратифицировали Грузия, Армения и Азербайджан - страны, которые многими расцениваются, как потенциальные для сотрудничества с Украиной. А также Бельгия, Дания, Греция, Ирландия, Исландия, Швеция, Нидерланды - все успешные производители качественного и доступного контента. И это только европейские страны, о продукции Израиля или, скажем, Китая я даже не говорю. А все потому, что Конвенцию подписала, но не ратифицировала Россия.

Объясняю на пальцах: вместо того, чтобы «в лоб» квотировать совместное производство сериалов с Российской Федерацией, что явно подразумевал законопроект, депутаты попытались сделать это завуалировано. И вместе с ограничением копродукции с Россией до 30% начали рубить с плеча все головы подряд и буквально насильно заставлять медиагруппы заполнять 20% эфира «европейским», а также производства США и Канады, контентом. Который вдруг подходит украинскому зрителю «по определению». Даже когда Украину выставляет, как часто происходит, в крайне неприглядном свете.

В общем, украинские телеакадемики из Экспертного совета обратились к депутатам с просьбой не отпиливать вместе с российской копродукцией и сук, на котором можно сидеть. Да и Нацсовет, подозреваю, с ума сойдет, мониторя телепространство на предмет соблюдения 30% квоты и пытаясь подсчитать, сколько процентов производства какой стране принадлежит.

Впрочем, одна медиагруппа, а именно «1+1», тут же решила, что они против письма, а законопроект поддерживают, и отозвали подпись Анатолия Еремы, одного из членов Экспертного совета. Еще и обвинили УТА во всех смертных грехах, а Индустриальный телевизионный комитет - в продажности.

УТА, Украинская телеакадемия, законодательство, законотворчество, Виктория Сюмар

Не далее как вчера история получила закономерное развитие. Украинская телеакадемия снова обратилась к рынку, с новыми аргументами. Поблагодарив депутатов за принятие в первом чтении законопроекта №3081, академики перешли к делу - сразу объяснили, кто они такие. «Украинская телеакадемия - это общественная организация, объединяющая физических лиц - профессионалов рынка. Академия - негосударственное, неполитическое объединение и действует прозрачно и демократично, основываясь на принципе равноправности и независимости своих членов, которые действуют от своего имени, лично, будучи равноотдаленными от интересов медиагрупп и любых организаций». Также академики уточнили, что управление объединением совершает Экспертный совет из 15 членов, которые регулярно ротируются. Сейчас это Сергей Амеличев, Валерий Бабич, Татьяна Гнедаш, Алексей Гончаренко, Ирина Заря, Ольга Захарова, Валентин Коваль, Ирина Костюк, Виктор Мирский, Валентин Опалев, Виктор Приходько, Владислав Ряшин, Сергей Созановский - и, собственно, Анатолий Ерема.

В ответ на претензии медиагруппы «1+1» УТА сообщили, что решение Экспертного совета, изложенное в их предыдущем обращении, было принято большинством голосов. А простое большинство не требует единогласия, хотя отдельные члены могут высказать несогласие, как, например, Анатолий Ерема. Кроме того Экспертный совет УТА подчеркнул, что все еще считает, что под прикрытием патриотических лозунгов законопроект №2766 продолжает оставаться лоббистским и антииндустриальным.

Чтобы меня не обвиняли в том, что я чего-то не так поняла (хотя некоторые, конечно, уже успели), я попросила медиаюристов дать оценку законопроекту. Анатолий Максимчук, заместитель генерального директора StarLightMedia, сообщил мне по этому поводу следующее:

УТА, Украинская телеакадемия, законодательство, законотворчество, Виктория Сюмар

- Законопроект №2766 – больше политический, чем практический (основное изменение - перестать называть российский продукт «европейским», исключить его из европейской квоты, но при этом добавить в нее неевропейские страны, относящиеся к «западной цивилизации», США и Канаду). По моему мнению, он не несет особой пользы для телеканалов и телезрителей. Если законодатели хотят еще раз сказать «мы идем на Запад», то давайте в первую очередь внедрять в законы западные ценности, в частности, стимулирование экономики и поддержку производителя. Квоты и запреты не построят здесь Европу.

Этот законопроект внесет дополнительные сложности в работу телеканалов и регулятора. Если говорить о реформировании законодательства, которое регулирует медиа, то подходить к этому стоит комплексно, приводя украинское законодательство в соответствие с европейским регулированием, с Директивой  об аудиовизуальных медиауслугах.

За комментариями о законопроекте я обратилась и к некоторым членам Экспертного совета, подтвердившим, что решения ЭС принимаются простым большинством и не требуют единогласного голосования; что при обсуждении основных тезисов письма УТА Анатолий Ерема высказывался «за» и не голосовал «против» обращения; что Экспертный совет УТА всегда был против отстаивания корпоративных интересов каких-либо компаний и медиагрупп, чем и вызвано письмо по поводу законопроекта; что законопроект №2766, носит лоббистский характер; что УТА не участвует в информационных войнах и в недобросовестной конкурентной борьбе.

Большинство отделывалось общимим фразами, а Ольга Захарова поделилась со мной интересными подробностями:

УТА, Украинская телеакадемия, законодательство, законотворчество, Виктория Сюмар

- Мы начали обсуждать в составе Экспертного Совета эту тему еще в декабре, согласовав ключевые тезисы, наши действия и сроки. Протокол зафиксировал наши договоренности. После Нового года мы в письменном виде согласовали финальный текст письма. И опубликовали его.

- Почему, по вашему мнению, Анатолий Ерема изменил свое мнение и отозвал подпись? 

- Вопрос о причинах нужно адресовать Анатолию. Открытое письмо против закона №2766 было опубликовано после согласования финального текста членами Экспертного совета. Но уже после публикации Анатолий озвучил свое несогласие с последней редакцией письма. По сути - отозвал свою подпись.

- Как, по вашему мнению, повлияют нормы законопроекта на рынок и на зрителя?

- Предлагаемые нормы повлекут за собой изменения программной политики украинских телеканалов. И эти изменения произойдут не потому, что поменялась потребность нашего зрителя, а потому, что государство этим законом навязывает телевизионным каналам новую программную политику, четко зафиксировав новые нормы и определив, какие телепродукты оно (государство) считает безопасными для просмотра украинскими зрителями, а какие нет.

- Как это отразится на уже существующей библиотеке каналов? Станет ли в эфире меньше российских сериалов или они по-прежнему будут проходить по 30% квоте? 

- Я думаю, можно говорить о десятках тысяч часов ликвидной библиотеки контента, использование которой нужно будет пересмотреть всем каналам. Так как согласно закону №2766, если проект производился в копродакшене с российскими партнерами, этот контент теряет статус национального автоматически. Даже если он производился в Украине, для Украины, по заказу украинских телеканалов, на украинские деньги.

Количество сериалов российского производства значительно уменьшилось после введения закона, запрещающего к показу в Украине контент производства 2014 года и позже. Запрет коснулся также всех сериалов и кинофильмов, где в сюжете фигурируют представители силовых и военных ведомств РФ, или играют актеры, которые попали в так называемый «черный» список. И с точки зрения регулирования, и с точки зрения здравого смысла – запретов, которые действительно защищают украинского зрителя, уже более чем достаточно.

- Почему, по вашему мнению, такая преференция была отдана контенту производства США, Канады и Европы? Почему дискриминируются остальные страны-производители?

- Если следовать логике авторов закона, контент производства США, Канады и Европы безвреден с точки зрения государственной безопасности Украины. Просто наши чиновники не знают, что контент, который производится в демократически развитых странах, это не только «Гарри Поттер» или «Звездные войны». Производится большое количество политических сериалов, сюжеты некоторых достаточно неоднозначны. Например, в сериале «Государственный секретарь», второй сезон которого выходит на крупнейшем телеканале США - CBS, одним из главных героев является президент Украины Михаил Бозак. И этот герой совершает ряд не совсем законных действий, которые ставят мир на порог третьей мировой войны… Как вам такой сюжет?

Или другой вариант. Совместный российско-немецкий фильм о Борисе Немцове, который рассказывает в том числе о российских реалиях в далеко неприглядном свете. Почему не показать этот фильм в Украине?

А что делать каналу, который специализируется на показе индийского кино или корейских сериалов и из-за закона должен поменять свою концепцию? Уйти с рынка? Получается, этот закон - вкусовщина, а не истинная забота о развитии национального медиарынка.

- На рынке законопроект №2766 многие оценили как политический и который не учитывает ни потребностей, ни интересов индустрии (и общества в целом). В чем, по вашему мнению, противоречие норм проекта потребностям рынка?

- Законопроект №2766, разработанный без привлечения участников медиаиндустрии и экспертов рынка, отбрасывает нас далеко назад, во времена жесткого государственного регулирования и ограничений свободы слова. Этот закон не является шагом в реализации стратегии привлечения инвестиций, стратегии развития бизнеса.

Естественно, ряд вопросов - как о законопроекте, так и странной истории с отзывом подписи - я задала и руководству холдинга «1+1 медиа». Но ответов пока не получила. Надеюсь, еще получу.

Ну а сегодня в одном известном украинском информагентстве состоится очная ставка автора законопроекта Виктории Сюмар с представителями индустрии. Так что не переключайтесь, буду держать вас в курсе!

UPD

Почти четыре дня спустя Плюсы таки прокомментировали эту историю, ответив на мои вопросы. Предлагаю ознакомиться:

- Члены Экспертного совета УТА говорят, что Анатолий Ерема во время обсуждения письма от имени организации по поводу законопроекта 2766 не высказывался против. Когда и почему он изменил свое мнение?

Отвечает Анатолий Ерема, главный продюсер развлекательных программ «1+1»: Я принимал участие в обсуждении, и мы договорились над ним работать, но с финальной версией заявления был не согласен. 

- В связи с призывом вашей медиагруппы выходить из УТА, известно ли вам о случаях, когда сотрудники группы отказались от членства?

Отвечает Александр Ткаченко, генеральный директор «1+1 медиа»: Мы в корне не согласны с тем, что от имени всех членов академии заявление делает небольшая группа экспертов, но подписывается, как вся телеакадемия. Телеакадемия намного больше, мнения у них разные и невозможно в коллективной организации от имени президиума подписываться за всех. Скорее всего, мы будем инициировать собрание всех академиков, чтобы принять решение о том, какие публичные заявления и кто может делать от имени всей академии.

- Как вы думаете, повлияет ли выход сотрудников «1+1 медиа» из УТА на судьбу продукции телегруппы в рамках «Телетриумфа»?

- Здесь вопрос стоит в плоскости того, будет ли его проводить в этом году телеканал «Интер», а не по поводу нашего участия.

- В заявлении против письма УТА и в поддержку законопроекта 2766 «1+1» ссылается на то, что существующие нормы права и запреты, принятые 5 февраля 2015 года, недостаточно регулируют рынок. В чем именно заключается недостаточность регулирования?

- Вопрос скорее заключается в том, что многие вещи связаны с переосмыслением ситуации, в которой мы сейчас находимся, и требуют координации усилий по всему фронту. Например, принятый закон в первом чтении о поддержке киноматографии без принятия закона о квотировании может привести к тому, что все совместное производство и льготы, которые предполагаются этим законом, будут направлены на совместное производство исключительно с Россией. Это наиболее очевидный путь. Но это квотирование стимулирует и совместное производство с европейцами, и большее сосредоточение на собственном производстве. Во вторых, есть злоупотребление, как минимум одной медийной группы этим законом, когда сериалы, произведенные в 2014 и 2015 годах, выдаются за сериалы произведенные в 2013 году.

- В письме холдинга <1+1>, а также в комментарии Аллександра Ткаченко для «Медиабизнеса» указано: «30% квота, которая остается для цивилизованного совместного производства с российским рынком - вполне оправданна». Однако в законопроекте говорится: «У випадку, якщо передача створена на замовлення або за участі однієї або декількох юридичних осіб - резидентів країни, що визнана Верховною Радою України державою-агресором (державою-окупантом), така передача не може вважатися передачею європейського чи українського виробництва». Таким образом, 30% квота касается не только совместного производства с российским рынком, но и любого другого продукта, покупного или в совместном производстве, которй не считается «европейским». Если речь о странах, ратифицировавших Конвенцию о трансграничном телевидении, то таких всего 34. Чем, по вашему мнению, вызвала дискриминация остальных стран и территорий? Например, копродукция с Грузией, Беларусью или Казахстаном, тоже не ратифицировавшими конвенцию, будет попадать под ограничения.

- Как только страны как Грузия, Белоруссия, Казахстан будут в едином европейском поле, вместе с Украиной, думаю, таких вопросов возникать не будет. Мы живем по европейским правилам, и хотели бы, чтобы наши коллеги тоже с нами там оказались.

Фото - ruscur.ru, Кирилл Авраменко, Александр Аврамчук, Иванна Зубович

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...