]
Facebook LiveJournal Twitter

«За» и «против». Чего ждать телекомрынку от закона «Об аудиовизуальных услугах»

13:03 09.03.2016 0

Одним из постмайданных трендов в медиаиндустрии оказалось законотворчество. «Творцам» при этом обладать юридическим образованием или хотя бы быть в теме совсем необязательно – это, согласитесь, тоже тренд. И в результате такой вот творческой реализации одного индивидуума из-под купола ВР страдает целая индустрия.

Недавно Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания определился с новой редакцией законопроекта «Об аудиовизуальных услугах» и после полугодичной работы над документом передал его для регистрации в Верховной раде через Комитет по свободе слова. Глава комитета – Виктория Сюмар из «Народного фронта» – перед эпохальной регистрацией решила поговорить о законопроекте с рынком.

Новая редакция Закона содержит 75 страниц, поэтому я подготовила для вас краткий пересказ: 10 плюсов, которые с легкостью могут стать минусами, и 10 минусов, часть из которых вполне может превратиться в плюсы.

Десять плюсов

1. Регистрация провайдеров вместо лицензирования

Законопроект называет провайдеров программной услуги, телеканалы и радиостанции субъектами предоставления аудиовизуальной услуги. Для осуществления деятельности в сфере аудиовизуальных услуг провайдеру предлагается регистрация вместе лицензирования. В документе упоминаются всевозможные технологии: спутник, кабель, проводная, в сети интернет, с использованием технологии IPTV или любая другая технология без использования радиочастотного ресурса. Для регистрации субъект направляет в Нацсовет письменное уведомление не позднее, чем за 30 дней до начала осуществления деятельности. Лицензирование телеканалов и радиостанций (как субъектов, использующих радиочастотный ресурс) сохраняется. Лицензиатам предлагается новая норма для вычисления лицензионного сбора, а вот начисление сбора за регистрацию для кабельщиков законодатели прописать забыли.

2. Штрафы Нацсовета

Пожалуй, самая спорная норма законопроекта. Но учитывая, что все предыдущие годы регулятор не мог штрафовать своих лицензиатов, присутствие этого пункта выглядит вполне логично. Регулятор хочет штрафовать не только за нарушение лицензии, но и за нарушение рекламного законодательства (сейчас за это штрафует Госинспецкция по защите прав потребителей), законе о выборах (ЦИК), трансляцию российской кинопродукции (Госкино). Размер штрафа будет зависеть не от стоимости лицензии, как сейчас, а от минимальной зарплаты:

- 75 минимальных зарплат – за трансляцию программ с призывами к разжиганию вражды и свержению конституционного строя; программ со сценами порнографии и употребления наркотиков; программ о гадалках; несбалансированных новостей; запрещенной российской кинопродукции; нарушения во время избирательной компании (в частности, отказ в предоставлении эфирного времени); ретрансляцию неадаптированных или запрещенных телеканалов (сумма штрафа для провайдера умножена на коэффициент территории трансляции);

- от 5 до 50 минимальных зарплат – за нарушение программной концепции;

- 50 минимальных зарплат – за нарушение закона о рекламе; за нарушение УПУ (для провайдеров); нарушение законодательства о выборах (в частности, фальсифицированные соцопросы, агитационные ролики).

Два штрафа по одному вопросу и наличие третьего нарушения позволяют Нацсовету объявить предупреждение о возможности аннулировании лицензии (для провайдера – исключение из списка регистрации), а четвертое нарушение по тому же вопросу позволяет аннулировать лицензию самостоятельно, без суда.

3. Прозрачная собственность

В структуре собственности объектов аудиовизуальной услуги должны отсутствовать оффшорные компании – в противном случае он будет назван Нацсоветом «субъектом с непрозрачной структурой собственности». В случае выявления факта нарушения регулятор сообщает субъекту о необходимости его устранения в трехмесячный срок со дня отправления уведомления. Если субъект не устраняет нарушение в указанный срок, Нацсовет рассматривает вопрос об аннулировании лицензий (для кабельщиков – отмена регистрации) и может обратиться в суд. При участии субъектов в конкурсах Нацсовет имеет право запросить информацию о распределении долей уставных капиталов, а также резюме Антимонопольного комитета.

4. Продление срока действия лицензии

В законе остаются нынешние нормы, регулирующие продление срока действия лицензии: не ранее, чем за 210 дней и не позднее, чем за 180 дней до истечения срока лицензиат представляет в Нацсовет заявление о продлении. У регулятора есть 90 дней до окончания срока действия лицензии, чтобы принять решение. При этом появился новый пункт об отказе – кроме нарушения сроков подачи заявления, Нацсовет может отказать после двойного штрафа.

5. Изменение программной концепции на 50%

Нацсовет хочет узаконить возможность отказать в переоформлении лицензии, если программная концепция, с которой лицензиат выиграл в конкурсе, меняется более чем на 50%, а также невозможность изъятия вещателями детских или местных передач. Обращаться с просьбой об изменении концепции лицензиат может не ранее, чем через четыре года со дня выдачи лицензии. Повторное внесение изменений разрешается не ранее, чем через три года со дня выдачи переоформленной лицензии. В течение срока действия лицензии не разрешается внесение изменений более двух раз.

6. Аннулирование лицензии

Нацсовет может аннулировать лицензии без суда из-за:

- непрозрачной структуры собственности;

- отсутствия вещания 90 дней (совокупно) в течение одного года;

- применения к лицензиату санкций в виде штрафа два раза и более. Об аннулировании после вынесения предупреждений информации нет.

7. Оплата вещателями выводов УГЦР

Разработка выводов УГЦР о возможности и условиях пользования радиочастотным ресурсом осуществляется по заказу Нацсовета, но оплачивать разработку будет не регулятор (как сейчас), а субъект хозяйствования, победивший в конкурсе.

8. Адаптация иностранных телеканалов

Нацсовет прописал порядок регистрации иностранного телеканала, ретранслируемого на территории Украины. Она должна произойти не позднее, чем за 30 дней до запланированного начала ретрансляции. Канал (или его представитель в Украине) должен предоставить регулятору ряд документов: информацию о вещателе, копию разрешительного документа страны происхождения; общие контакты и название субъекта, создающего канал; информацию о территории распространения программы; технические параметры вещания (с кодированием), информацию о наличии передач со сценами насилия, эротики и других, требующих ограниченного доступа (защита несовершеннолетних); информацию о наличии запрещенной рекламы. В случае отмены регистрации канала, поставщик или сам вещатель  имеют право обратиться в Нацсовет о повторной регистрации не ранее, чем через год. Регулятор имеет право самостоятельно определять стоимость регистрации иностранных телеканалов.

9. Хранение передач в течение 45 дней

Новая редакция Закона обязывает вещателей обеспечить запись и сохранение целостной программы в течение 45 дней (сегодня – только 14 дней) с даты ее распространения. Если регулятор получил жалобу на программу, ее запись должна храниться телеканалом или радиостанцией до тех пор, пока будет принято решение по жалобе (заявлению).

10. Первые шаги к независимости Нацсовета

Членов регулятора продолжают выбирать президент и парламент (по четыре), но теперь это должно происходить максимально публично. Комитеты Верховной Рады должны рекомендовать членов Нацсовета на своих заседаниях с прямой интернет-трансляцией процесса. Президент должен создать конкурсную комиссию из пяти авторитетных членов, которая будет рекомендовать ему кандидатов. Заседания комиссии также должны транслироваться в Интернете.

Десять минусов

1. УПУ

В части об Универсальной программной услуге Виктория Сюмар решила оставить нормы своего скандального закона об УПУ: включить аналоговые эфирные телеканалы, каналы Общественного вещателя («Перший», «Культура» и сеть областных ТРК), госканал «Рада», а также все местные и региональные каналы, которые «технически принимаются на территории расположения соответствующей сети». Телеканалы могут выйти из «соцпакета» только в городах с населением свыше 50 тысяч человек, в населенных пунктах с населением менее 50 тысяч выход запрещается. 

2. Контроль «монополистов»

Нацсовет намерен следить за соблюдением антимонопольного положения: субъект аудиовизуальной услуги не должен превышать 35% общего объема соответствующего телерадиорынка – общенационального, регионального или местного. Но что подразумевается под словом «рынок» – аудитория, доля или рекламные деньги, в документе не указано.

3. Языковое квотирование для телевидения и радио

Передачи на украинском языке должны занимать не менее 30% времени вещания в сутки (не менее 75% – для общественных вещателей) и выходить ежедневно в промежутке с 07:00 до 22:00 – то есть 5 и 10 часов вещания соответственно. Европейские аудиовизуальные произведения и передачи в эфире всех вещателей должны занимать не менее 60% времени вещания в сутки и не менее 55% в прайм-тайме (18:00-23:00), за исключением времени, отведенного на рекламу, новости, спортивные передачи.

Европейские произведения независимого производства должны составлять не менее 10% еженедельного вещания, не менее половины таких произведений должны быть созданы в течение последних 5 лет. А дальше я даже не буду переводить вам с юридического на понятный – полюбуйтесь на отечественное законотворчество, как оно есть: «Європейськими творами незалежного виробництва є твори, що були створені іншою особою, ніж суб’єкт надання аудіовізуальної послуги, за умови, що така особа не є пов’язаною особою такого суб’єкта».

4. Обязательный сурдоперевод

Все без исключения телеканалы и радиостанции должны обеспечивать доступность 5% суточного вещания в промежутке 07:00-22:00 (45 минут ежедневно, за исключением рекламного времени) людям с ограниченными возможностями зрения или слуха путем адаптации передач с помощью аудио-описания, субтитрования или перевода на язык жестов. Нацсовет определяет порядок адаптации передач после консультаций с рынком и общественностью.

5. Опровержение информации

Нацсовет пытается обязать вещатели опровергать информацию. Заявление с требованием обнародования ответа или опровержения должно быть подано в течение 20 дней со дня распространения недостоверной информации. Вещатель обязан рассмотреть заявление и проинформировать заявителя о принятом им решении в течение 7 дней. Впрочем, вещатель может предложить заявителю сократить или изменить текст ответа или опровержения.

6. Доступ к эксклюзивным трансляциям

Нацсовет намерен обязать вещатель, имеющий эксклюзивное право на трансляцию событий «значительного общественного интереса», предоставить другим вещателям доступ к трансляции – для подготовки коротких новостных сообщений, каждое из которых должно составлять не более 60 секунд. Вещатель, получающий доступ к трансляции, оплачивает фактические расходы на предоставление этого доступа и имеет право транслировать короткие новостные сообщения не более трех раз в одной программе (в течение 24 часов) при условии указания предоставившего доступ субъекта. Какие события представляют «значительный общественный интерес», определяет Нацсовет. Неужели регулятор собрался заставить «Медиа Группу Украина» поделиться футбольными трансляциями?

7. Обязательный аудит

Нацсовет хочет обязать общенациональных вещателей (ТВ и радио) проходить ежегодный внешний независимый аудит финансовой отчетности и другой информации о финансово-хозяйственной деятельности лицензиата, а также обнародованной информации о его структуре собственности. Лицензиат имеет право заключать договоры на проведение аудиторских проверок с одной аудиторской компанией не более пяти лет подряд. Аудиторы обязаны сообщить Нацсовет о выявленных искажениях показателей финансовой отчетности, недостоверности обнародованной структуры собственности и других нарушениях законодательства.

8. Конкурсы красоты на свободные частоты

В документе впервые прописываются конкурсные условия для телекомпаний, но остается принцип отбора, как на «конкурсе красоты». Приоритет отдается детским программам, передачам, удовлетворяющим общественный интерес, потребности территориальной общины и нацменьшинств, а также пропагандирующим здоровый образ жизни. При этом канал обязан соблюдать формат вещания (или музыкальный формат) и 15% квоту украинского языка (вот тут не пойму – а как же квота 30% в слоте 07:00-22:00?).

Норма о максимальном размере лицензионного сбора для участников конкурса – 10%  – остается, лицензионный сбор возвращается проигравшим конкурс. У компаний и в дальнейшем будет 30 дней на оплату (иначе лицензия аннулируется), после которой Нацсовет выдает лицензию в течение десяти дней.

9. Вещание общины и коммунальные субъекты

Теле- или радиокомпания может стать вещателем общин, если:

- транслирует 50% собственного продукта в сутки;

- развлекательные передачи составляют не более 20% общего объема ее вещания;

- не менее двух часов суточного вещания (с 07:00 до 22:00) составляют передачи с информацией местного (регионального) значения.

Коммунальные субъекты предоставления аудиовизуальной услуги – это юридические лица, созданные органами местного самоуправления, более 50% их уставного капитала находится в коммунальной собственности. Что в таком случае делать с днепропетровским «34 каналом», который входит в «Медиа Группу Украина», но на треть все еще принадлежит горсовету?

10. Заоблачные зарплаты и миллионы для Нацсовета

Должностной оклад члена Нацсовета предлагается установить в размере 40 минимальных заработных плат (55 200 грн), а должностной оклад главы регулятора – пропорционально, с коэффициентом 1,3 (71 760 грн). При этом о зарплатах сотрудников аппарата, делающих всю подготовительную работу, ничего не сказано.

Государство обеспечивает финансирование деятельности Нацсовета отдельной строкой в госбюджете в размере не менее 0,01% расходов за предыдущий год, что сегодня составило бы 54 млн грн (в этом году ведомство обойдется государству в 28,5 млн грн). Поступления от платы за выдачу лицензий зачисляются в доходную часть госбюджета, а поступления от платы за выдачу разрешений и других услуг – в специальный фонд Нацсовета.

Вердикт телеиндустрии

У провайдеров, радийщиков и телевизионщиков есть время внести правки в законопроект (до 25 марта) – стараниями ИТК регистрация была отложена еще на месяц. Первое общественное обсуждение законопроекта состоялось 29 февраля, но дискуссии не удалась из-за неготовности участников рынка говорить о конкретных изменениях (кое-кто, судя по всему, не удосужился даже прочесть текст законопроекта). К тому же, как оказалось, существует несколько вариантов текста (если что, я работала с вариантом, который распространил глава «Телекомпалаты» Константин Грицак).

Выводы с первого обсуждения безутешны: представители индустрии считают законопроект бесполезным – он лишь расширяет полномочия Нацсовета и практически не регулирует деятельность новых медиа. Участники дискуссии вспомнили, как обсуждали новую редакцию Закона об аудиовизуальных услугах еще 4 года тому назад с участием Елены Бондаренко и Дмитрия Котляра, после чего о документе забыли, а все наработки… испарились.

На обсуждения своего законопроекта Виктория Сюмар не явилась, поскольку улетела в Брюссель, но прислала помощницу Анну Камуз, которая заявила, что 28-29 марта Комитет проведет большую конференцию с участием экспертов Совета Европы, после чего зарегистрирует законопроект. Помощница также рассказала, что закон должен быть принят до июля – согласно с договоренностями с Еврокомиссией, после чего украинским телепроизводителям будет доступная программа «Креативная Европа», на которую ЕС выделил 1,5 млрд евро для производства телепродукции (до 2020 года). На самом деле с программой не все так просто, но это – тема для другого материала.

Напоследок предлагаю ознакомиться с озвученными на обсуждении мнениями: 

Наталья Клитная, вице-президент ассоциации провайдеров и дистрибуторов АППК: «В Комитете по свободе слова создана рабочая группа, в которую входят все ассоциации кабельных провайдеров, и мы работает над законопроектом. Каждый раз, читая текст, находим множество оплошностей. Мы поддерживаем регуляцию и лицензирование только тех, кто использует ограниченный радиочастотный ресурс. При регистрации провайдеров законопроектом не устанавливается регистрационный взнос – на это нужно обратить внимание Нацсовету. Нас насторожило, что регулятор может исключить из реестра провайдеров по собственному решению, без суда. То же и с телеканалами – законопроектом предлагается аннулирование лицензий без суда. Нужно исправить этот момент. Есть ряд замечания к дефинициям, а еще нам бы хотелось, чтобы одинаковая система регулирования использовалась для всех платформ.

У нас есть замечания и к регистрации иностранных телеканалов – в документе указана регистрация даже тех, что соответствуют Евроконвенции о трансграничном вещании. Конечно же, есть замечания и по УПУ – хотелось бы, что она соответствовала Директиве ЕС (только общественные вещатели). Эфирные аналоговые каналы будут присутствовать до перехода на «цифру», и это нужно указать в переходных положениях, прописав, какой должна быть УПУ после перехода. Есть ряд замечаний и поводу прозрачности собственности. Также мы предлагаем прописать конкретные нарушения в части защиты экономической конкуренции (демпинг, перекрестное субсидирование и т.д.)».

Сергей Бойко, президент компании «ВОЛЯ»: «В целом законопроект залатал пробелы, накопившиеся с 2006 года, когда принимался Закон. Регулирование должно касаться только субъектов, использующих частотный ресурс, всех остальных должны регистрировать. Мы – за введение особого регулирования для жанровых, нишевых вещателей. Я не понимаю, почему вводится ограничение доли на рынке – это уже существующая норма антимонопольного законодательства. Ограничения могут быть только по эфиру – вычислить монополиста можно «по мегагерцам» и частотам вещания. Если нужно – могу показать, как именно. Но я не понимаю, каким образом государство собирается ограничить 35% регионального рынка: не описано, что такое рынок, не описана цель этого ограничения. У нас есть также вопросы к норме об УПУ, деятельности Нацсовета, в частности, о регистрации документов регулятора в Минюсте и месяце на общественное обсуждение – эта норма почему-то исключена».

Ольга Большакова, главный юрист «Независимой ассоциации вещателей»: «Эта редакция законопроекта хуже предыдущих. В проект закона снова внесли определения жанра и формата, но юридически очень сложно прописать, соответствует программа формату или нет. Отдельные статьи – в частности, о неприкосновенности частной жизни – нужно выбрасывать сразу (помощница Сюмар заверила, что ее не будет, - МН), это должно рассматриваться исключительно в судебном порядке, без надзорных полномочий Нацсовета. Битва по поводу аудита еще предстоит – мы дали правки к получению данных об отчетности, такие положения не должны быть отдельной статьей. У нас также есть дополнения о 35% норме монополизма. В документе нет ничего о регуляции деятельности «Зеонбуда» – он уже монополист и это природная монополия. Вместо того, чтобы сразу урегулировать его деятельность, нормы этого законопроекта подводят «Зеонбуд» под бесконечные штрафы – будут постоянные конфликты.

Есть вопрос и к списку телеканалов УПУ, но это уже отдельная тема. Необходимо предусмотреть исключения для субъектов хозяйствования, осуществляющих деятельность на территории проведения АТО, в части продления действия лицензий и документов разрешительного характера на срок, равный сроку проведения АТО, что будет означать освобождение от уплаты сбора, поскольку фактически субъекты не осуществляют деятельность. Несмотря на действие моратория на рассмотрение всех вопросов регулирования, нужно понимать, что после окончания АТО им придется все же платить лицензионные сборы, а платить – не из чего».

Григорий Шверк, народный депутат из БПП, защищал расширение полномочий Нацсовета:      «С текстом можно работать, но есть несколько болевых точек. Когда в законе указано 35% антимонопольного отслеживания, то нужно точно прописать, о чем идет речь – аудитории, деньгах или доли на рынке. 30-процентное квотирование украинского языка не должно быть одинаковым для нишевых и национальных телеканалов или радиостанций. Дискуссии вокруг полномочий Нацсовета ведутся постоянно, но поймите, по закону о выборах, регулятор, отмониторив эфир, ничего не может сделать – только обратиться в ЦВК. Конечно, никто не запрещает Нацсовету создавать административные протоколы о нарушениях, но суды чаще всего не готовы даже принимать их к рассмотрению – мол, «мы не видим правонарушения» или «у вас неправильно сшиты документы». То же по рекламе: неправильно, когда есть два органа, рассматривающих вопрос. Выборы – компетенция ЦВК, но не вопрос о джинсе...

Насчет провайдеров: действительно должна быть прописана стоимость регистрации – одна зарплата, к примеру. А досудебное решение вопроса аннулирования лицензии – это европейская практика, именно так работают регуляторы в Европе. В наших условиях это, конечно же, опасно, поскольку есть давление общества. С провайдерами, в отличие от телевизионщиков, намного проще работать: люди зарабатывают деньги, хоть и не большие, поэтому понимают – если не договоришься, то заработаешь меньше. Я верю, что как раз они и согласуют между собой все спорные пункты». 

Игорь Коваль, исполнительный директор Индустриального телевизионного комитета: «Нужно понять, к чему этот законопроект? Чтобы получить транш по «Креативной Европе»? Нацсовет полгода рассказывал, что пишет закон, но конечный текст мы получили не полгода назад, а только в январе. Поэтому и попросили отложить регистрацию хотя бы на месяц. Да, по каким-то каналам мы могли получить его ранее, но конечного текста никто не видел.

Эра линейного телевидения заканчивается, и мы не понимаем, почему так много внимания в законе уделили именно нам – телевидению. Наше влияние уже не столь сильно. А сферой применения закона должны быть новые медиа. Но в результате мы имеем лишь расширения полномочий регулятора, что в дальнейшем будет способствовать принятию спорных решений, которых за 1,5 года уже насобиралось немало. Аргументировать это общественным интересом не нужно – его никто не измерял, давайте говорить объективно. Все судят по количеству подписчиков в Фейсбуке или по проплаченным митингам… Регулирование рекламы Нацсоветом не нужно: пропихнете рекламу в законопроект, он не наберет даже половины необходимых голосов, поскольку вспомнят о рекламе алкоголя, лекарств... Кстати, вы знаете, что оружие в рекламе нельзя показывать, а вот реклама оружия позволена? Поэтому, показывая социальную рекламу с воинами АТО, мы нарушаем.

На уровне телегрупп мы договорились не выносить на публику пункты, по которым у нас разногласия. Чего-то нового вы от меня не услышите, но мы готовы обсуждать и вносить свои правки».

Как будут развиваться события – увидим. Но мой оптимизм давно иссяк… Впрочем, может это такая тактика?

Фото - vk.com

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...