Facebook LiveJournal Twitter

С Надежды Савченко сняли обвинение в убийстве российских журналистов

10:45 19.03.2016 0

На следующей неделе украинской летчице Надежде Савченко, обвиняемой в убийстве журналистов ВГТРК Корнелюка и Волошина, вынесут приговор. Накануне адвокаты Надежды – Марк Фейгин и Николай Полозовдали интервью Антону Красовскому, в котором рассказали немало интересного. В частности – о том, что абсурдное обвинение в убийстве журналистов с Савченко снято:

- Корректировка огня – достаточно сложная наука, а летчик и артиллерист – это две разные профессии, - объяснил Полозов в ответ на вопрос, откуда взялась история про наводчицу, убившую Волошина и Корнелюка. – Ее к тому же обвиняют в том, что она корректировала огонь с территории, контролируемой ополченцами: по версии следствия, она пробралась в зону батальона «Заря», залезла на техническую вышку, скорректировала огонь, слезла, обежала вокруг перед расположением позиции батальона «Заря» и тут попала в плен.

- А что это за вышка? С нее было видно, что это именно журналисты? – уточнил Красовский.

- Нет, - ответил Полозов. – Журналистов вообще нельзя было распознать, они были без специальных касок и бронежилетов. Поэтому это обвинение снято.

Но экспертиза определила, что эта мачта – единственная точка, с которой вообще можно было распознать людей, поэтому теперь ей предъявлено обвинение в убийстве мирных граждан из-за личной неприязни к русскоязычному населению Украины.

По словам адвокатов, в том обстреле, кроме Волошина и Корнелюка, погибли только террористы из батальона «Заря». Но обвинение не хочет об этом говорить: рассыпается их утверждение, что Савченко корректировала огонь по мирным гражданам.

Кроме того, огонь, открытый украинцами, не был прицельным:

- Клали куда попало, - рассказал Фейгин. – Они знают приблизительные координаты, вот подкрутил – пальнул. По существу, естественно, все, в том числе и журналисты ВГТРК, тогда погибли случайно.

- То есть, когда погибли наши журналисты, из Москвы позвонили и просто приказали найти идеального стрелочника? – поставил вопрос ребром Красовский.

- Вот именно, - констатировал Марк.

21 и 22 марта Надежде Савченко будут выносить приговор. Через 10 рабочих дней он вступит в законную силу, и с этого момента минюст Украины, по конвенции о выдаче осужденных 1983 года, будет добиваться выдачи летчицы (для отправки отбывать наказание в Украину). А вот с украинским режиссером Олегом Сенцовым, осужденным в России на 20 лет строгого режима, так, к сожалению, не получится:

- Савченко – это военнопленный, оказавшийся в результате военной операции на территории фактически врага, - объяснил Марк Фейгин. – Мне рассказали, что Путин Сенцова изначально не хотел обсуждать. Ну, вот Савченко, эта ваша бандитка. А Сенцов? А о нем я вообще ничего слышать не хочу, это гражданин России, и если мы вам его отдаем, то это что значит – Крым не наш? Но это слух, мне рассказывали его в Украине люди, близкие к переговорам нормандского формата. Так это или не так, я не утверждаю, но в этом есть их логика: ага, Крым наш, кого хотим, того и судим.

Надежда Савченко, Марк Фейгин, Николай Полозов, Борис Ложкин, пранкер Вован, суд

Рассказали адвокаты и о том, как приняли пранкера, звонившего якобы из Администрации президента Украины, за Бориса Ложкина:

- Ничего бы этого не произошло, если бы они напрямую мне позвонили, - уверил Фейгин. - Они позвонили и развели сначала генерального консула в Ростове, Москаленко. А уже он мне сказал: Марк, тебе сейчас будет Ложкин звонить лично.

- И ты считал, что с Ложкиным разговариваешь?

Фейгин: А как я мог подумать, что это не Ложкин? Тем более просьба же была – нужно что-то сделать, иначе Савченко умрет из-за голодовки, она же упертый человек. Вот президент хочет проект письма прислать, посмотрите его, подлинник мы утром пришлем в генконсульство диппочтой. И они позвонили Москаленко снова и сказали: «Ну вы ждите, утром будет диппочтой», - называя фамилии людей, которые осуществляют эту дипкурьерскую доставку. Откуда они знают внутренние подробности работы дипломатической службы? Везде дипломатические ведомства связаны с разведкой, контрразведкой, гостайной и так далее. Откуда? Москаленко говорит: да, конечно, я утром получу. И утром в генконсульстве отключают свет, и они не могут поднять ворота, чтобы выехать к тюрьме. А я в девять уже захожу в тюрьму и думаю, что на выходе получу подлинник документа.

Если бы мне позвонил пранкер Вован, я бы что, поверил? Но дело в том, что до этого мне четыре раза передавали письма Порошенко – не таким образом, но похожим. Москаленко так же передавал письмо, от руки написанное президентом. Он писал, когда она была еще в Воронеже, что не волнуйся, мы тебя поддерживаем, ты наш герой, поздравлял с присвоением звания Героя Украины.

Проблема здесь в чем? Что нельзя звонить консулу. На территории страны подобного рода разводы по отношению к дипломатическим сотрудникам запрещены, у них иммунитет по Венской конвенции. Иначе наши вас будут разводить на такие вещи, от которых вы потом не отмоетесь. И поэтому в России никто не говорит, что первые звонки были генконсулу. Они сразу говорят: мы Фейгину, дураку, позвонили, и лох развелся. Но главным был звонок генконсулу.

- И он украинцами зафиксирован?

Фейгин: Ну конечно! Они еще в вайбере переписывались. А письмо, которое они мне на мейл прислали, они удалили. Вошли ко мне в почту и стерли.

Разговор зашел и о делах других подопечных адвокатов – к примеру, Аркадия Бабченко, и Рустема Адагамова. Также Фейгин и Полозов рассказали, почему побили горшки с российскими журналистами, зачем «разводят пафос в соцсетях» и как освещение судебных процессов в СМИ сказывается на судьбе подсудимого. Я уже не говорю о темах, с медиа не связанных. В общем, отличное чтиво на выходные, рекомендую

По материалам snob.ru

Фото - 112.internationalsnob.ru

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''