]
Facebook LiveJournal Twitter

Топольской на заметку. Все о новом Законе о квотировании эфира, чтобы поняли и люди, и куры

11:14 02.11.2016 0

Иногда соцсети напоминают стакан воды: буря в нем выглядит внушительно, но в реальный мир выплескивается всего ничего. Это не наш случай.

Скандал с квотированием радиоэфира, телеэфира и вообще квотами - вполне настоящий, задевает всех, кто смотрит, слушает или иным образом потребляет аудиовизуальный контент. Один из Законов Украины, квотирующих эфир (в данном случае радио), вступает в силу уже 8 ноября, через неделю. Как выяснилось, мало кто понимает, что это значит для украинского медиапространства. Свежий пример - история с Анастасией Топольской, известной одной части населения как девушка экс-журналиста и нардепа Сергея Лещенко, другой - как диджей и радиоведущая KISS FM.

В воскресенье Анастасия возмутилась введением квот на украиноязычную музыку:

А в понедельник - стала центральной темой в новостях:

Впрочем, как часто происходит в подобных ситуациях, основная проблема в том, что «не прочли, не поняли, не разобрались». И «тупых куриц» в этом сценарии - не пересчитать, а обвинять диджея в недопонимании Закона Украины - немного скоропалительно. Прежде чем вы придете под мои окна со штыками, напоминаю, что даже эксперты Евросоюза, специализирующиеся в вопросах контроля за аудиовизуальным продуктом, не разобрались до конца. А все потому, что квот в последнее время развелось очень много, и, при всем уважении к законотворцам Виктории Сюмар и Николаю Княжицкому, а также их юрслужбе, законы часто написаны плохо, и нормы одних квот противоречат нормам других квот.

Впрочем, как всегда в случаях с непонятным законодательством, Няня спешит на помощь: присаживайтесь поудобнее и давайте разберемся в этом загадочном мире установленных законодательством квот.

Что такое квоты?

Квота - это доля, то есть определенная часть целого (в нашем случае - эфира), к которой предъявляются определенные требования. Именно поэтому речь идет о процентном соотношении - треть эфира, 50% эфира и т.д.

Вам уже кажется, что все понятно, но не тут то было. Проблема в квотировании радио- или телеэфира сводится к простому вопросу «что считать эфиром». Брать за целое все время вещания (или, как указано в законе, дневное время вещания)? Или вычитать из него рекламу? А как быть с разговорными шоу? Считать ли процент от всей музыки, которая звучит в эфире? А как определить язык инструментальной музыки? То-то и оно. Впрочем, механизмы контроля - на совести Нацсовета. А я вам уже рассказывала, как исполнение норм собираются считать там.

Какие квоты применяются к украинскому эфиру?

Заранее предупреждаю - этот пункт нужно читать внимательно, и, возможно, несколько раз - ситуация запутанная.

Украинский радиоэфир будет квотироваться дважды. Существуют нормы квотирования, связанные со страной происхождения аудиовизуального контента, так называемые «евроквоты», а с 8 ноября в силу вступает Закон Украины, квотирующий языковую политику эфира, назовем это «украиноязычные квоты». Согласно Закону о «евроквотах», эфир оценивается с точки зрения страны или стран, которые ответственны за производство аудиовизуального контента, и применяется как к радио, так и к телевидению. Закон об украиноязычных квотах касается только радиоэфира, и оценивает не страну происхождения контента, а язык, на котором этот контент звучит в эфире.

При чем тут Виктория Сюмар и Николай Княжицкий?

Именно эти два народных депутата считаются авторами большей части законотворческих инициатив по регулированию и ограничениям украинского медиапространства под лозунгом информационной безопасности. Поэтому, если вы не поняли предыдущий абзац, и зачем столько квот, друг на друга навешенных, или почему нормы закона так странно сформулированы - обратитесь за пояснениями непосредственно к ним: в конце концов, это наши с вами народные избранники.

А как же украинский язык на телевидении?

Украинские депутаты помнят и об этом. Но квотирование телеэфира по языковому принципу пока находится на стадии законопроекта, причем только-только зарегистрированного (27 октября 2016 года). Попробуйте с трех раз угадать, кто значится авторами этого законопроекта. Подробней об этом можно узнать здесь.

Сейчас текст законопроекта только готовится к первому чтению: профильные Комитеты Верховной Рады какое-то время будут думать, что с предложенными для телевидения квотами делать. Зная наш парламент не по наслышке, сложно предположить, что в ближайшее время этот вопрос будет поднят в зале. Но, будем откровенны, лучше его пока отложить - по крайней мере, пока народные депутаты не проголосуют госбюджет на 2017 год. 

Что из себя представляют требования «евроквот»?

Вообще, я об этом уже писала целую пьесу в трех актах. Но если нет времени разбираться, можете прочесть краткое резюме.

Закон о «евроквотах» официально преследовал цель выполнить требования давным-давно принятой и ратифицированной Украиной Европейской конвенции о трансграничном телевидении, неофициально - ограничить российско-украинскую копродукцию. Номинально квоты вводятся следующие: 70% аудиовизуального контента в эфире радио или телевидения должны быть произведены странами, ратифицировавшими Конвенцию, из которых 50% - Украиной, 20% - европейскими странами а также, в порядке исключения, США и Канадой, и остальные 30% отвели для «всего остального» (читай - копродукции с российскими продакшнами, или «копродукции» с ними же).

О реальной цели Закона можно догадаться как минимум по тому, что его нормы регулируют исключительно общенедельный объем вещания (с уточнением, что квоты распространяются на вещание с 7:00 до 23:00). Его 50%, согласно нормам Закона, должны составлять «передачи украинского производства» и «музыкальные произведения украинских авторов и исполнителей». Впрочем, в одной из моих дискуссий с замглавы Нацсовета Ульяной Фещук представитель регулятора уточнила, что они намерены мониторить, чтобы соблюдалась норма «50% от 70%» – то есть от 35% эфира должны быть, согласно трактовке регулятора, украинского производства

Исполняются ли «евроквоты»?

Закон о «евроквотах» вступил в силу 15 сентября.

Как рассказал мне руководитель управления контроля и анализа телерадиовещания Нацсовета Роман Кифлюк, мониторинг эфира на предмет выполнения этих норм ведется с начала октября. Увы, результаты его пока никто не обнародовал, поэтому понять, как исполняется Закон, невозможно.

Каковы требования по «украиноязычным квотам»?

Требования нового Закона, который вступит в силу 8 ноября, распространяются на ведение радиоэфира и на музыку, звучащую в радиоэфире. В связи с первым ведущие (дикторы) обязаны от 50% до 60% эфира вести на украинском языке, в связи со вторым устанавливается минимальное количество песен на украинском языке, которые должны звучать в дневном эфире радиостанций.

Поговаривают, языковая и европейская квоты друг другу противоречат?

Да. В законе о европейских квотах для радиостанций прописано, что музыка украинских исполнителей (вне зависимости от языка песни) должна составлять не меньше половины еженедельного вещания. При этом другой закон о квотах (на песни на украинском языке) устанавливает норму в 35% украиноязычных песен для временных промежутков с 07:00 до 14:00 и с 15:00 до 22:00 (в течение первого года – 25%, второго – 30%, третьего – 35%). Кроме квоты на музыку, закон об украиноязычных радиоквотах вводит квоту на украинский язык ведения эфира – 60% (в течение первого года – 50%, второго – 55%, третьего – 60%).

Готовы ли радиостанции перейти на украинский язык?

Готовы. Основные радиогруппы подписали Меморандум, в котором убеждают регулирующие органы, что могут и готовы исполнить требования нового Закона Украины. Полностью с текстом Меморандума можно ознакомиться здесь.

Откуда претензии к украиноязычным квотам?

Первые версии текста законопроекта писались, вероятно, авторами, плохо понимающими, что собой представляет радиоэфир. Таким образом, чтобы выполнить нормы закона, радиостанциям, которые не транслируют песни (разговорным, инструментальным и т.д.) пришлось бы менять концепию и начинать включать в эфир композиции с вокалом.

Впрочем, законотворцы исправились - официальный текст закона, опубликованный в газете «Голос Украины», говорит, что квота на украиноязычные песни будет считаться не от общего объема вещания радиостанции, а от общего объема песен, которые звучат на радио в определенные временные промежутки.

А что будет, если вещатель не будет соблюдать квоты?

Штраф в размере 5% от лицензионного сбора, который назначит, и собирать будет, Нацсовет по результатам мониторинга.

Поэтому радио KISS FM, в частности, на котором звучит преимущественно музыка без текстов - то есть не «песни» - можно вздохнуть спокойно, а программе Анастасии Топольской со стороны Закона Украины о квотах ничего особенно не угрожает. Кроме, конечно, рассерженных слушателей, которые уже кричат «зрада».

Уважаемые «зрадофилы», надеюсь, прочтя все вышеуказанные, вы поймете, что разобраться в этом хитросплетении простым диджеям, слушателям или пернатым было и правда непросто - очень уж много противоречий. Давайте простим музыкантам слабое знание основ правоведения, и займемся действительно важными вещами.

А бдительная няня продолжит следить за работой Нацсовета по мониторингу эфира и сообщит вам, как радиостанции и телеканалы исполняют требования нашего непростого законодательства. Впереди еще много интересного.

Фото - vitamin-ha.com

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...