Facebook LiveJournal Twitter

«Право на владу»: рука Коломойского и чей-то голос свыше

09:00 07.10.2014 4

Чтоб как у соседа... только с лебедями. Этот неизбывный принцип работает не только в отрасли дачной самодеятельности, но и в такой креативной сфере, как телевидение. Поглядывая за забор конкурентов, имеющих собственные полит-ток-шоу, в медиахолдинге Коломойского разбили и собственную беседку для политических посиделок. 11 сентября на «1+1» стартовал проект «Право на владу».

Казалось бы, телепроектов, где политики могут поспорить между собой и повеселить публику под конферанс маститого ведущего, в украинском медиапространстве более чем достаточно. Но под шумок парламентских баталий - сам бог велел. Тем более, подчиненные Александра Ткаченко так любят экспериментировать. А поскольку в означенном пространстве они всегда имели репутацию особенных, то и в классическом формате политического ток-шоу нашли способ отличиться.

Дискуссию гостей студии модерирует безликий ведущий. В том смысле, что в студии его просто нет. Поэтому и телезрители, и присутствующие на площадке, слышат только голос свыше. Естественно, как только подвернулась возможность увидеть производство проекта изнутри, я ею воспользовалась.  

1+1, Право на владу

«Право на владу» варят в съемочных павильонах на бульваре Лепсе - сюда съезжаются зрители, гости и сотрудники проекта. А вот удастся ли здесь отыскать этого самого таинственного оракула... В ответ на этот вопрос руководитель проекта Олеся Кос лишь загадочно улыбнулась. 

1+1, Право на владу

Вот, собственно, и Олеся. В прошлый четверг она лично встречала приглашенных журналистов и гостей-политиков - Борислава Березу («Правый сектор»), Вячеслава Кириленко («Народный фронт»), Светлану Фабрикант («Сильная Украина») и министра образования Украины Сергея Квита

1+1, Право на владу

После положенного досмотра охранниками зрители проходят в студию на первом этаже. Мы же, поднявшись по крутой лестнице, отправились на экскурсию в аппаратную 

1+1, Право на владу

Режиссер-постановщик ток-шоу Ирина Карпова встретила нас с улыбкой, как, впрочем, и вся режиссерская группа

Признаюсь, давно не встречала такого радушного приема на съемочных площадках - несмотря на то, что проект выходит в прямом эфире, за кулисами нет суеты и ругани - все работают слаженно и без нервов.

1+1, Право на владу

«Это аппаратная, из которой ведется управление эфиром», - объяснила Ирина

1+1, Право на владу

«В студии у нас работает 8 камер»

1+1, Право на владу

«А девятую зрители не могут увидеть, но она есть. Она работает только для нас - мы втайне подсматриваем за экспертами. И если они начинают ерзать на стуле - даем им слово. Ведущего в студии представляет камера. Мы очень переживали, как на это будут реагировать гости, но они как-то справились. Уже сами ждут, когда к ним повернется камера и обратится ведущий. А камера не всегда успевает поворачиваться. С Тигипко на прошлом эфире так случилось, и он стоял молча и размахивал руками. Это наше самое главное отличие от других подобных проектов. Все остальное происходит по законам ток-шоу», - рассказала режиссер.

И представила коллег:

1+1, Право на владу

Элла Шикер - «режиссер выпуска, которая своими руками собирает из этого большого набора наш эфир». И просто Юра - «ассистент, который занимается изображением»

1+1, Право на владу

«Саша Исаев отвечает за титры и анимацию голосования»

1+1, Право на владу

«Юра, который занимается модерированием и координацией голосования»

На момент экскурсии в студию еще не пришли гости, поэтому на мониторах были видны только зрители.  «Спящих у нас пока не было, - похвасталась Карпова. - Зато был парень, который хватал свою девушку за грудь, как только на него поворачивался объектив».

1+1, Право на владу

В аппаратной я обнаружила удивительные детали. Но учитывая, что это политическое ток-шоу - без медицинской маски тут никак

1+1, Право на владу

А этот плакат я бы на всякий случай повесила прямо в студии

1+1, Право на владу

Но нет - там висят только камеры, софиты, и есть что-то от операционной: сцена блестящая, поэтому ее регулярно убирают...

1+1, Право на владу

... а зрителей заставляют разнообразить прикид бахилами.

1+1, Право на владу

Над ярко красной платформой в виде креста, по четырем концам которой становятся участники дискуссии, висит чудо техники - камера с импровизированными глазами.

1+1, Право на владу

- У нашего ведущего есть обращение к гостям: «Подивіться мені в очі»! Поэтому для наглядности мы сделали такие глазки, - объяснила Олеся Кос. - Идею с невидимым ведущим предложила я. Новость о том, что в кадре его не будет, сам ведущий воспринял очень положительно. Возможно, для него это лучший вариант, ему так спокойнее. Мы изначально не планировали открывать его имя и в данное время это правильно. С другой стороны, мы даем нашим участникам вести диалог между собой, находить консенсус, а не общаться исключительно с ведущим или через него. Наше основное задание - чтобы они говорили между собой и чтобы люди, которые потом будут выбирать их, увидели, как они могут общаться между собой и могут ли они совместно принимать решения.  

1+1, Право на владу

Во время прямого эфира главная камера передвигается самостоятельно - у нее же есть глаза.

1+1, Право на владу

А вот остальные нуждаются в мануальном управлении.

1+1, Право на владу

Операторы не стоят на месте, а постоянно передвигаются - по сцене и между зрителями...

1+1, Право на владу

... иногда при этом попадая в кадр. Зрителю явно дают понять: все, происходящее на съемочной площадке - под прицелом

1+1, Право на владу

Пошаркав бахилами в студии, мы продолжили экскурсию, переместившись в гримерки для гостей. Понаблюдав, как наводят марафет Береза и Фабрикант, я обнаружила комнату некой бабушки. Здесь мне на помощь пришла Олеся: «Мы арендуем это помещение. Рядом вы можете видеть студию другого канала, там снимают «Говорить Україна». И это их гримерка. Это не наша бабушка (смеется). Почему решили арендовать именно здесь? Так договорились. Студия устроила, техника устроила»…

1+1, Право на владу

За 20 минут до эфира накрашенные и причесанные политики получают последние инструкции

1+1, Право на владу

Их раздавали дамы в строгих костюмах, которые позже будут «руками» ведущего - они подносят микрофоны экспертам и зрителям. Столкнувшись с одной, я, было, подумала, что передо мной Дакота Фаннинг

1+1, Право на владу

В мой объектив так часто попадают играющие на работе телевизионщики, что некоторые из них иногда даже позируют на фоне своих компьютерных баталий. Но здесь геймер, пожелавший остаться неизвестным, завидев меня, мигом захлопнул крышку ноутбука. Надеюсь, успел сохраниться.

1+1, Право на владу

Зрители тоже вкушают прелести технологического прогресса - по-своему

1+1, Право на владу

Отче, и вы туда же?!

1+1, Право на владу

У женской половины экспертов - другие заботы

1+1, Право на владу

В шоу «Право на владу» нет ведущего, зато есть барабанщики - невоспитанных политиков они «застукивают»

1+1, Право на владу

Но в этот раз гости в студии были дисциплинированные. Разве что Береза переговаривался с ведущим, Кириленко пару раз выругался, а Фабрикант открыла нелицеприятный исторический факт: по ее словам, в свое время Иван Франко лечил в Одессе геморрой

За два часа эфира гости студии должны были обсудить две темы - ленинопад и люстрацию. Кстати, коммунист Петр Симоненко отказался от участия в дискуссии, как и его заместитель Адам Мартынюк. 

Неудобные вопросы прозвучали от зрителей в студии (исключительно молодых студентов), ведущего и экспертов - ими стали журналисты ТСН Ольга Кошеленко и Мария Васильева, Владимир Вятрович, директор Украинского института национальной памяти, и Георгий Коваленко, протоиерей УПЦ.

1+1, Право на владу

На протяжении всего эфира зрители имеют право голосовать по телефону и в интернете за присутствующих в студии политиков. Также в программе предусмотрен интерактив - вопросы от интернет-пользователей. Самые интересные и уместные оглашает ведущий. К сожалению, вопрос Андрея Яичко в эфире не прозвучал.

1+1, Право на владу

В начале выпуска ведущий устроил блиц-опрос участников дискуссии. «Готовы ли оказаться на мусорке, поддерживаете ли тех, кто воюет с памятниками?» У Фабрикант «голос свыше» спросил, проведала ли она Шуфрича в больнице. Персональный вопрос для Квита - исключит ли он своего студента, если тот отпилит ногу памятнику Сковороде?

Дальше следуют более серьезные вопросы, на каждый ответ - 2 минуты.  За нарушение правил - «штраф и санкции» (отключение микрофона на минуту). Вполне привычная картина для политиков, которые привыкли выступать на время по регламенту в Верховной Раде. Редакторы проекта подготовили вопросы, исходя из актуальных событий, последних заявлений политиков, попытались разворошить ошибки прошлого и темные факты биографий народных избранников. Так, например, ведущий спросил Фабрикант, есть ли у нее высшее образование, а у Квита - кто мешает побороть коррупцию в сфере образования. Несколько раз у политиков была возможность задать вопросы друг другу - по отмашке «голоса свыше». 

1+1, Право на владу, Право на власть, Олеся Кос, Сергей Попов, Элла Шикер, Ирина Карпова

На экране в этот момент - красноречивые эмоции обоих спикеров

Несмотря на отсутствие ведущего на площадке, складывалось впечатление, что он контролирует в студии всех, включая зал - зрителям он иногда тоже задавал вопросы, вроде «Чего смеемся? Чего хлопаем?» По отношению к политикам «голос» был строг и порой излишне надменен: «Борислав, поднимите глаза выше. Еще выше. Еще. Все, меня устраивает», «Вам, господа политики, только дай эфир - и вы расскажете все, что угодно, только не то, что надо. Простите».

1+1, Право на владу

Бла-бла-бла в студии разбавили видеокомментарии простых украинцев, которые отсняли перед эфиром, вопросы экспертов,..

1+1, Право на владу

а также голосование участников дискуссии друг за друга: на экваторе выпуска ведущий подводит промежуточный итог, и гостям предлагают проголосовать за того, чья позиция импонирует им больше

1+1, Право на владу

В конце программы политикам снова дают шанс высказаться -  с учетом услышанного в выпуске

Сделать после эфира жизненно важные выводы и получить новые знания вам, как всегда, не удастся. Впрочем, это вопрос не к производителям политических ток-шоу, а к их участникам. 

1+1, Право на владу, Право на власть, Олеся Кос, Сергей Попов, Элла Шикер, Ирина Карпова

Не удивительно, что голос из ниоткуда закончил эфир прозаично: «По результатам этого разговора предлагаю считать ленинопад явлением природы, как листопад. А с природой, как известно, не спорят. Насчет люстрации предлагаю дождаться слова президента, который может направить это спонтанное явление в законное русло».

Впрочем, все это вы могли видеть и по телевизору. Я же приберегла на сладкое несколько кадров из закулисья:

1+1, Право на владу

Сергей Квит в рекламных перерывах был нарасхват

1+1, Право на владу

Феи чистоты тоже получили свою порцию внимания

1+1, Право на владу

Вячеслав Вятрович, который при включенных камерах был суров и задавал острые вопросы, не упускал момента полюбезничать с политиками во время рекламных пауз

1+1, Право на владу

Особняком держалась Светлана Фабрикант. К ней ожидаемо было больше всего неудобных вопросов, поэтому после эфира она пулей вылетела со съемочной площадки и скрылась в гримерке

1+1, Право на владу

На контрасте Квит получил порцию народной любви как в эфире, так и за его пределами

Вдоволь налюбовавшись цветущим и пахнущим Квитом, я отправилась за полезной информации к руководителю «Права на владу» Олесе Кос.

- Олеся, расскажите о команде проекта.

читайте также
Шок! В ток-шоу «1+1» политикам диктуют правильные ответы

- С режиссером-постановщиком вы уже познакомились, оператор-постановщик - Владимир Гуевский, директор по производству - Юрий Калиновский, продюсер проекта - Владислав Матяш, редактор-аналитик - Федор Прокопчук, гостевой редактор - Лидия Гливинская. Над проектом работает собранная команда: с ТСН, «1+1», а также специалисты, которых мы приглашали с других каналов и проектов. Редакторская команда полностью приглашенная. 

- У Шустера людей переманивали?

- Я бы не хотела говорить, с каких проектов пришли люди.

1+1, Право на владу

- Что входит в обязанности руководителя проекта «Право на владу»?

- Микс организационной и творческой работы.

- Вы работали в «Большой политике» с Киселевым. Помогал этот опыт в создании проекта для «1+1» или мешал? Опирались ли вы на какие-нибудь идеи, приемы «Большой политики»?

- Любой опыт помогает в будущем. Я очень благодарна, что мне выпала возможность работать с Евгением Алексеевичем. Он профессионал и отличный аналитик, у него есть чему поучиться. И я многому научилась! Если говорить об идеях, то это разные программы. И приемы, которые бы сработали в «Большой политике», не будут действовать здесь. И наоборот.

- Как пришла идея создать проект «Право на владу»?

- Мысль запустить на «1+1» ток-шоу была уже давно. Мы обсуждали это, я предлагала несколько вариантов - написала концепцию нескольких ток-шоу, разных по формату, и отправила Александру Ткаченко. Он выбрал этот формат. Потом собрались командой - с Ткаченко, Сергеем Поповым, программным директором и маркетологом группы - обсудили все нюансы, страхи.

- А идея сделать ведущего невидимым?

- Во-первых, хотелось сделать что-то такое, чего не было в классических политических ток-шоу. Во-вторых, я отталкивалась от того, что гостям нашей студии, если они попадут в Верховную Раду, все равно придется решать вопросы сообща, договариваться друг с другом. Я хотела предложить потенциальным депутатам показать всем, как они могут приходить к общему знаменателю, искать компромиссы. Основная идея была в этом, а потом уже искали способы, как это лучше передать. Некоторых в нашей команде пугало отсутствие ведущего - мол, это даст возможность нашим участникам нарушать правила, перебивать других, говорить столько, сколько захочется и вообще вести себя вызывающе, если можно так сказать. Но сейчас мы видим, что этот «голос сверху» как раз и заставляет гостей придерживаться правил. Я считаю, это плюс.

- Откуда вещает ведущий, как меняется его голос?

- К счастью, развитие техники сегодня пошло далеко вперед, поэтому мы меняем голос с помощью обычной программы. А место, где он находится, мы засекретили согласно концепции. Даже те люди, которых вы видели сегодня в аппаратной, не знают, кто ведущий. Об этом знает буквально 2-3 человека.

- Гостей программы это не пугает? 

- Нет. Но иногда они спрашивают, кто за кадром.

- Борислав Береза сказал мне, что знает имя ведущего. 

- Свои догадки есть у многих. Но я не говорю, что это действительно так, потому что слышала уже огромное количество догадок. Иногда такие необычные! Сначала даже предполагали, что это я.

1+1, Право на владу

- Мне кажется, измененный голос за кадром в вашем проекте режет ухо. Как подбирали его тембр, почему остановились именно на таком? 

- С голосом работают звукорежиссеры, перед каждой программой они выбирают тот тембр, который будет лучше всего восприниматься, несмотря на то, что он изменен техникой. Мне важен конечный результат работы звукорежиссеров. Мы выработали формулу, как должен звучать голос. 

- Расскажите о ней.

- Ой, это сложно. Мы проводили несколько раундов кастинга, слушали разные варианты и выбирали тот, который лучше воспринимается. Подробнее о технических моментах вряд ли смогу рассказать, потому что я не звукорежиссер. 

- Есть ли у ведущего сценарий, или все, что он говорит – экспромт?

- Конечно, есть сценарий. Сценарная часть, которую можно полностью спланировать, длится до первой рекламы. Нельзя предсказать диалог участников, их реакции, поэтому все, что идет дальше, - спонтанно. Редакторская группа готовит серьезный бекграунд для ведущего, чтобы он ориентировался во всех разговорах, которые происходят в студии. Это кропотливая работа перед эфиром. А дальше много зависит от ведущего. Он разбирается в этой теме, давно знает все о политиках - это помогает ему ориентироваться.

- Но это ведущий, а не политик?

- На этот вопрос я не буду отвечать. 

- Во время эфира он сидит один или с консультантами, редакторами, сценаристами? Кто-то ему помогает?

- Я нахожусь рядом.

- Проходил ли он какой-то кастинг?

- Да, мы выбирали. Но это мы сейчас называем его ведущим, а вообще этот человек не ведущий (классический, которого вы могли видеть). 

- Опишите его.

- Авантюрист, и этим все сказано (улыбается).

- Вам не кажется, что шоу теряет из-за отсутствия харизматичного мужчины в кадре? 

- Знаете, если бы вы спросили меня об этом перед первой программой - я бы задумалась, потому что такие опасения действительно у нас были. Сейчас я уже на 100% уверена, что нет, не теряет. Я бы не предлагала эту идею, если бы не понимала, что это сыграет. По специальности я режиссер телевидения - работала на разных каналах, писала сценарии... И сейчас это уже профессиональное - ты чувствуешь, что сыграет, а что нет. В этот раз у меня было предчувствие: в данное время, в данной ситуации такой формат должен выстрелить. К счастью, мне удалось убедить в этом своих коллег. 

- Иногда ведущий ведет себя просто надменно – видно, что это сценарная задумка. Это нужно, чтобы ставить на место политиков или показать зрителям, что здесь все жестко?...

- Само наличие голоса сверху сдерживает гостей. Кроме того, ведущий занимает наступательную позицию, он руководит процессом на площадке. Он не вступает в дискуссии, он не может подойти и дотронуться до участника или отвернуться, обидевшись. В обычном ток-шоу ведущий может жестом, прикосновением дать понять гостю - мол, заканчивай. У нас такой возможности нет, поэтому голос сверху может либо резко прервать разговор, либо перевести на другой вопрос. 

Наше задание - показать зрителю участников такими, какие они есть, как они реагируют на ту или иную ситуацию. Человек может проявить себя в рамках правил ток-шоу. И если он не подчиняется этим правилам или отрицает их - это его позиция, которая тоже о чем-то скажет зрителям.

- Учитывая, что наши политики – люди эмоциональные, а в студии нет ведущего, интересно узнать – что будет, если гости начнут драться, бросаться друг на друга?

- Как правило, ведущий в драку не ввязывается. У нас есть барабаны, которые заглушают критические ситуации - по аналогии с бочками на Майдане. Это один из методов. Но мы надеемся, что наши политики не пойдут врукопашную (улыбается). Охрана, конечно, есть - если вы ее не видите, значит, она хорошо работает. Пока не нужна - ее не видно, понадобится - появится. 

1+1, Право на владу

- А кто придумал фишку с барабанами?

- Я предложила. Но не была уверена, что ее примут.

- Кто разрабатывал дизайн студии?

- Дизайнеры «1+1 Медиа». 

- Сложно ли сейчас договариваться с политиками, приглашать их в студию?

- Как в любой новой программе: сначала относятся критически, все расспрашивают. Было очень сложно объяснить, что в студии не будет ведущего. «Как это нет ведущего»?! После каждого выпуска я интересуюсь у политиков - как впечатления. В принципе, их не пугает отсутствие ведущего и они готовы приходить к нам и дальше. 

- Сегодня не пришел Симоненко. Часто ли политики отказываются от участия в вашем шоу и на какие причины ссылаются?

- Что касается Симоненко - это неудивительно. Коммунисты постоянно так себя ведут: они сначала говорят «да», а потом передумывают, боятся. В данной ситуации им невыгодно приходить и они прекрасно понимают, что все шишки полетят на них. Пока что нам отказывали по вполне логичным, реальным причинам - командировки, какие-то рабочие моменты. Так, например, было с Луценко - он презентовал книгу во Львове и не смог приехать к нам на первый эфир. Идеологических отказов не было.

- Какие критерии влияют на подбор гостей, экспертов?

- Ориентируемся исключительно на тему эфира и, конечно, возможности гостей. Если, например, до избиения Шустера… точнее Шуфрича… Оговорка по Фрейду, да? (смеется) Так вот, до избиения Шуфрича у нас была тема Ленина, и мы хотели пригласить Кернеса. Но сложные события в Харькове еще не закончились, поэтому нам ответили, что Кернес принял решение остаться в городе. А нам по формату нельзя «включаться», прямое включение - это уже не то. А потом в Одессе побили Шуфрича, мы взяли эту тему более глобально и сами отказались от Кернеса. 

- Есть ли табу на каких-то политических персонажей?

- Нет. Не знаю, можно ли назвать табу понимание командой интересов зрителя - мы знаем, кого хотят услышать, а кого нет. Кому интересны партии, которые появились перед выборами? Или «клоунские» партии? 

- То есть, Дарта Вейдера в студии ток-шоу «Право на владу» не будет?

- Ну назовите мне человека, который за него проголосует.

- Одно дело проголосовать, другое - посмотреть эфир.

- Тут еще важно, чтобы человек принимал какое-то участие в дискуссии, нес какую-то информацию. Чтобы это не было просто ярким явлением или какой-то новинкой. 

1+1, Право на владу

- В студии Шустера часто появлялся скандалист Ляшко - его присутствие повышало рейтинги. Ориентируетесь ли вы при подборе гостей на живой интерес именно публики, а не электората?

- Возможно, кто-то скажет, что это неправильно и нужно вносить элементы шоу, но мы все-таки больше на дискуссию настроены, чем на приглашение героев ради поднятия рейтингов. 

- Таких ждать не стоит?

- Если нам по теме будет видно, что сегодня наш основной спикер - это Ляшко, то мы его пригласим. Но приглашать Ляшко ради Ляшко мы не будем. 

- Зачем звать персонажей вроде Тигипко? Он всегда говорит одно и то же, ничего конкрентного - кажется, зрители уже наперед знают, что он скажет…

- Понимаете, нами руководит осознание того, что есть люди, которые будут за него голосовать. И если таковые имеются - им нужно показать его. Тогда они будут понимать, как он реагирует в той или иной ситуации, стоит ли за него голосовать. Если бы этот политик не имел поддержки избирателей - мы бы его не приглашали. Да что там, даже гости студии не будут вести с ним дискуссию. А так как этот человек (Тигипко,  - МН) сейчас набирает плюс-минус проходные цифры, мы должны с этим считаться. 

- Украинского зрителя приучили к экшну, дракам, скандалам в политических шоу. «Право на владу» показывает спокойную и взвешенную дискуссию. С одной стороны, вы диктуете новые стандарты для аудитории. Но отсутствие привычного «цирка» может привести к тому, что зритель просто потеряет интерес к этому проекту. 

- Зрителю нужно предлагать что-то новое, разные варианты. Вы думаете, все вокруг меняется, развивается, а зритель стоит на месте?

- Борислав Береза попросил меня спросить вас, почему его больше полугода не приглашали на Плюсы, а тут вдруг решили позвать?

- Скажем так, это не очень достоверная информация. Мы его приглашали на марафоны, спецпроекты (ранее Олеся работала информационным продюсером ТСН, - МН), приглашали господина Яроша. Они ответили, что не могут присутствовать, и мы пригласили других представителей «Правого сектора». Но нам снова ответили отказом. Было даже такое, что они отказывали нам за 15 минут до эфира. Честно говоря, я слегка удивлена, потому что ситуацию с приглашением гостей на «1+1» я знаю хорошо. 

1+1, Право на владу

- Вы довольны дискуссиями в студии? Кажется, иногда это получается слишком скомканно, ведущий прерывает всех, не получается конструктивного диалога.

- Ситуации бывают разные, иногда мне кажется, что мы можем быть более жесткими. Иногда бываю довольна. 

- Какие инструкции вы даете политикам перед эфиром?

- Рассказываем правила проекта, объясняем, в какие камеры смотреть, предупреждаем, что на ответ есть только две минуты (и одна - в заключительном слове). Во время диалога время не регламентируется, но мы просим политиков держать себя в рамках. Никто не будет выделять им десять минут - их будут перебивать, задавать уточняющие вопросы или передадут слово другому. «Мы вас не перебиваем, даем время высказаться, но относитесь с уважением к своим оппонентам».

- Перед программой вы спрашиваете, какие вопросы будут задавать политики и эксперты?

- Абсолютно. Мы ничего не спрашиваем, тем более, они узнают, с кем придется дискутировать, во время эфира. 

- Учитывая, что рейтинги политических шоу падают – не страшно ли было вообще все это начинать?

- Нет. Все-таки сейчас такое время, что людям все больше хочется слышать политиков, смотреть, как они себя ведут. Мы сделали такие выводы, общаясь с людьми, журналистами, во время поездок по регионам… Люди хотят видеть не записанные синхроны и пресс-конференции, а живые дискуссии. Несмотря на то, что такие ток-шоу себя дискредитировали, аудитория их смотрит и слушает. 

- Вы довольны рейтингами?

- В это время, в этот день, когда мы выходим, - да.

- А Ткаченко?

- Тоже.

- Я обратила внимание, что в зрительном зале сидят исключительно молодые люди. Есть возрастной ценз?

- Нет. Но мы изначально, еще при разработке идеи, учитывали, что это проект и для молодежи - им выбирать, это основной электорат. Естественно, если посмотреть по рейтингам, нас смотрит старшая аудитория. Но молодежь - это наше будущее. Во-вторых, нужно привлекать молодых людей, чтобы они увлекались не только дискотеками. Если они хотят достойно жить в Украине - нужно уже сейчас задуматься, менять страну и привлекать к этому политиков.

- Кроме молодежи вас смотрят женщины, это основная аудитория «1+1». Зачем вашим зрительницам политическое ток-шоу?

- А вы считаете, что женщины должны смотреть только кулинарные программы или мыльные оперы? (смеется) Женщины интересуются не только тем, кто что сказал и почему. Им интересно, кто в чем пришел, кто как выглядит. Неспроста всем нам интересно, кто какие часы и сумки носит в Верховной Раде.

- Как с этой точки зрения вы подходили к производству программы? Может, концентрируетесь на деталях той же одежды, которые могут заинтересовать женщин?

- Нет, на этих нюансах мы не зацикливались.

1+1, Право на владу

- В свое время вы были в кадре, могли построить хорошую карьеру в этом направлении. Почему ушли в производство ток-шоу?

- (смущается) Не знаю, развитие… По первому образованию я вообще пианистка! По второму - режиссер телевидения. Я делала экономические программы и действительно была ведущей одной из них. После этого заинтересовалась политикой. И это длится уже много лет. С другой стороны, каждый проявляет себя, как может. Я разбираюсь в этой тематике, знаю ее и могу помочь другим людям разобраться во всех этих политических партиях, проектах…

- Что может заставить такую красивую женщину заинтересоваться политикой?

- Интриги (смеется). На самом деле, я не понимаю, как тема политики может не интересовать? Меня это очень привлекает, а как будет дальше - посмотрим. 

- Не было ли у вас мыслей стать ведущей проекта «Право на владу»? Женщина-модератор политического шоу - это редкость. К тому же, вы могли привлечь новую аудиторию и заинтересовать целевую.

- Честно говоря, даже не задумывалась над этим.

1+1, Право на владу

Наш с Олесей разговор состоялся далеко за полночь, когда съемочная группа уже сворачивалась, обнажив декорации другого проекта. Очень символично: под правом на власть скрываются храбрые сердца...

А вот кто скрывается за скрежещущим голосом сверху - нам еще предстоит узнать. В качестве пищи для размышлений вам - два совпадения. Из офиса Плюсов на Фрунзе в павильоны на Лепсе мы выезжали параллельно с Аллой Мазур. А на выходе со съемочной площадки, около трех часов ночи, неожиданно встретили Сергея Попова - он сгреб в охапку уставшую Олесю Кос и увел ее подальше от моих вопросов. Думайте теперь.

Фото Иванны Зубович

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''