]
Facebook LiveJournal Twitter

Пособие по прозрачной медиасобственности, или Как «Институт массовой информации» освоил немецкий грант

08:22 19.10.2016 0

На днях Закон о прозрачности медиасобственности, в свое время наделавший много шума, отметил первую годовщину. Эту дату решили «отпраздновать» в Институте массовой информации (ИМИ) презентацией результатов мониторинга собственников украинских СМИ, проведенного в партнерстве с международной организацией «Репортеры без границ» (РБГ). На мероприятии побывала и я: признаться, промо конференции оказалась куда круче, чем обнародованная на ней информация. Сложилось впечатление, что анализировать информацию о собственности СМИ никто не планировал, просто перепечатав уже известные данные из материалов профильных изданий. Причем с неточностями.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Гостей встречали под музыку АС/DC

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Исполнительный директор ИМИ Оксана Романюк была рада всех видеть

Опережая закономерно возникающий вопрос, откуда дровишки, рассказываю: проект реализован при финансовой поддержке правительства Германии (впрочем, сумма освоенного гранта не называлась). Мониторинг медиасобственности проводится «в развивающихся странах»: в прошлом году – Камбодже и Колумбии, в этом – Тунисе, Турции, Филиппинах, Перу, Монголии и Украине. Приятное соседство, ничего не скажешь.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Впрочем, подали все корректно: по словам директора немецкого представительства РБГ Кристиана Мира, Украина была выбрана из-за «противостояния кремлевской пропаганде». С эвфемизмами у немцев, как видите, все прекрасно. 

Результаты работы ИМИ и РБГ представлены на специально созданном сайте ukraine.mom-rsf.org. Пока что доступны не все разделы, но информации к размышлению достаточно. Среди пользователей ресурса его создатели видят не только медийщиков, но и более широкую аудиторию.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Главный минус исследования – очень скромная база данных: только 12 телеканалов, 10 радиостанций, 11 интернет-изданий и 10 печатных СМИ. Медиа отбирались по информационной составляющей (развлекательные отбрасывались сразу), влиянию на общественное мнение и показателям доли аудитории. Последние определялись по данным работающих на рынке измерителей: для ТВ – Nielsen, для радио – TNS, для прессы – Factum Group.

В ИМИ сразу признали, что информацию о структуре собственности украинских медиа исследователи собирали в профильных онлайн-СМИ, реестрах Нацсовета и предприятий, на веб-сайтах самих медиа. Конечно, соответствующие запросы были отправлены всем попавшим в исследование СМИ, но только 3 из 43-х ответили, поэтому на сайте есть и информация, «достоверность которой вызывает сомнения». Также СМИ не предоставили исследователям финансовую информацию и информацию, связанную с рекламой.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Главная проблема медиа в Украине – зависимость от олигархов. Интересно, почему Игорь Коломойский и Дмитрий Фирташ на фото (как и на главной странице сайта) – значительно крупнее и в центре?

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Также в ИМИ решили расписать, как произносится слово «джинса»

«Джинса», олигархизация медиарынка и офшорность – зло украинских СМИ. Но конкретной информации по офшорной собственности в ИМИ не предоставили (видимо, для этого нужен еще один грант). А общий вердикт таков: 75% медиа в Украине принадлежит политикам и олигархам, что очень плохо для европейской страны.

Наше информпространство находится под влиянием «политически аффилированных собственников»: телевидение принадлежит им на 78%, радио – на 84%, онлайн-издания – на 21%, пресса – на 16%. 

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Из финальной графики почему-то выпал Николай Баграев, как совладелец «ТАВР Медиа»

Показатель концентрации – еще интереснее: 76% – в ТВ, 93% – на радио, 19% – в печатной прессе, 18% – в интернет-изданиях. В первых двух он слишком высок, в остальных – оптимальный.  

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Очень занимательна статистика популярности украинских информресурсов в соцсетях. Предлагаю изучить ее самостоятельно:

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

В ИМИ называют украинский телевизионный рынок «высоко концентрированным», так как на четыре ведущие телегруппы приходится 76,25% аудитории. Каждая из групп имеет долю аудитории около 20%, что очень плохо: StarLight Media (21,68%), «1+1 медиа» (20,49%), Inter Media Grooup (21,42%) и «Медиа Группа Украина» (12,66%). Но самая высокая концентрация – у радиорынка, который более чем на 90% принадлежит пяти лицам: Виктор Пинчук/Николай Багрев, Сергей Курченко, Анатолий Евтухов, Андрей Садовой. Концентрация аудитории в печатных СМИ намного ниже – там ключевые медиагруппы охватывают лишь 18,6% аудитории. Несмотря на маленькую концентрацию олигархов, рынок сосредоточен в руках четырех владельцев – Ринат Ахметов («Сегодня»), Сергей Курченко («Корреспондент», «КП в Украине», «Аргументы и факты»; «Деньги», «Теленеделя»), Александр Клименко («Вести») и Александр Швец («Факты»). Трое из них (кроме Швеца), по мнению экспертов, отличаются пророссийской позицией и издают СМИ преимущественно на русском языке.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Живой интерес участников мероприятия вызвал рассказ о борьбе с концентрацией в Германии. По словам Бернда Мальдзанини, главы отдела Комиссии по концентрации медиа, вопросом концентрации и прозрачной собственности медиарынка в стране занимается исключительно Комиссия. Она тесно сотрудничает с госрегуляторами, которые могут аннулировать лицензии без суда - на основе выводов ведомства о превышении концентрации. Причем эта возможность закреплена за чиновниками регионального уровня (каждая из 16 земель имеет своего локального регулятора). Концентрация, согласно немецким законам, не должна превышать 30% аудитории. Также существуют ограничения для компаний, достигших доли 25% и работающих в других сегментах медиарынка.

Комиссия состоит из 12 членов, работающих на общественных началах (в резерве – еще четыре человека, которые могут заменять выбывших): половину назначают руководители 16 земель, курирующие медианаправление, вторую половину выбирают госорганы по регулированию медиа из числа своих сотрудников. Прозрачность собственности в Комиссии мониторят только пять человек, получающих зарплату. А финансируется ведомство из… абонплаты: каждое домохозяйство в Германии оплачивает специальный сбор на общественное вещание – 16-18 евро в квартал. 2% этих средств тратится на работу государственных медиаорганов – в том числе и Комиссии. Кстати, всего в Германии работают 185 национальных телеканалов. При этом сформированы только три телегруппы – две частные (ProSiebenSat.1 и RTL) и группа общественных вещателей. Спикера удивила информация в выведенных на экран таблицах: доля украинского общественного вещателя составляет всего 0,76% (на самом деле 0,4%). По его словам, доля общественных вещателей в Германии за последние 10 лет выросла с 8% до 12%.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

По мнению Института массовой информации, в украинском законодательстве есть ряд неточностей в вопросах регулирования концентрации

Как рассказал юрист ИМИ Роман Головенко, законом о прозрачности медиасобственности установлен лимит контроля одним лицом – 35% общенационального, регионального или местного рынка, но не указано, что подразумевается под рынком (аудитория, доход от рекламы или покрытие частотами). При этом закон предоставляет определенные полномочия не только Антимонопольному комитету, но и Нацсовету, что тут же оспорила Ульяна Фещук – мол, только АМКУ. Реальный механизм Нацсовета – только штраф в разме 5% от стоимости лицензии за несвоевременную подачу информации (максимальный штраф не превысил 50 тыс. грн, а самый маленький составил меньше гривни). Кроме того, не существует правового регулирования перекрестной концентрации собственности – когда медиагруппа работает в различных сегментах медиа.

Для печатных СМИ законом предусмотрено ограничение 5% общественно-политических изданий в руках одного владельца. На практике – все печально: из 33 тысяч зарегистрированных изданий реально функционируют около 4 тысяч, часть которых выходит раз в квартал, полгода, год. И как тут посчитать 5%?

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Начальник юридического отдела Украинской ассоциации издателей периодической прессы (сегодня – Украинская ассоциация медиабизнеса) Александр Дяченко рассказал об опыте разгосударствления СМИ

Из 562 коммунальных СМИ, которые должны пройти разгосударствление, прибыльными можно назвать примерно треть, так что выживут не все. Заявки на первый этап разгосударствления подали 244 издания: он должен закончиться до конца года, и уже не все успевают. Есть ряд проблем с возможность. использования помещения, психологией работающих в изданиях журналистов и полной зависимостью от местных бюджетов, но главное – непонимание местных «князьков»: они, мол, не спешат отдавать в собственность редакций свои рупоры власти. Процессом разгосударствления занимается Госкомтелерадио (согласно закону).

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Добиться прозрачности медиасобственности – наше обязательство перед Советом Европы с 2005 года, и сейчас местные власти тесно работают по этому вопросу с Нацсоветом, рассказала Галина Смирнова, представитель медиапроектов Совета Европы в Украине

В прошлом году эксперты проанализировали для Нацсовета закон о прозрачности медиасобственности, создав некую «дорожную карту» – что нужно сделать за год. В частности, предписывалось принять закон об аудиовизуальной услуге, дедлайн для регистрации которого – июль 2016-го – успешно провалили. Услышав это, Ульяна Фещук вместе с помощницей Виктории Сюмар пообещали разрулить вопрос. Кстати, на деньги Совета Европы Нацсовет создает новый сайт ведомства, на котором будет размещена улучшенная база всех лицензиатов с указанием бенефициаров и т.п

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Когда сайт заработает и во сколько обошлось его создание, на конференции не рассказали 

Как рассказала замглавы регулятора Ульяна Фещук, в Нацсовете структуры собственности СМИ анализируют три человека (вместе с ней самой). Зарплаты юристов украинского регулятора не сравнятся с зарплатами и ресурсами юристов медиагрупп, а потому те всегда смогут доказать свою правоту в суде. Впрочем, Совет Европы в этом вопросе действительно помогает – предоставили, мол, экспертов, которые отвечали на сложніе вопросы. На практике же возникали ситуации, когда даже Фещук, считающая себя специалистом по корпоративному праву, удивлялась.

До 1 апреля Нацсовет получил информацию о структуре собственности (за 2015 год) только от 862 лицензиатов из 1557. 482 из них регулятор выписал штраф, которые оплатили далеко не все: в настоящее время в госбюджет поступило 880 тыс. грн, а 9 лицензиатов несморя на смешные суммы, оспаривают штрафы в суде. По двум судам уже принято решение в пользу Нацсовета.

Регулятор все еще обрабатывает представленные документы о структуре собственности, и в случаях, предусмотренных действующими законодательными нормами, может признать структуру собственности некоторых компаний непрозрачной. Да, в Нацсоветпомнят, что обещали сделать это за шесть месяцев (с апреля), но регулятор не успевает: обработали 700 структур собственности из 1500. По словам Фещук, первые результаты будут обнародованы уже в ноябре. Впрочем, признание Нацсоветом «непрозрачности» структуры ничего не даст, пока не истечет строк лицензии компании – других механизмов влияния на «непрозрачных» лицензиатов нет.

Информация о структуре собственности учитывается Нацсоветом при рассмотрении вопросов о выдаче и продлении лицензий. Если предоставленные документы не соответствуют требованиям, регулятор может принять решение о возвращении их без рассмотрения. Рассматривая заявления на выдачу лицензий на внеконкурсной основе, Нацсовет также может отказать, если структура собственности заявителей непрозрачна. Чтобы вернуться к рассмотрению этих вопросов, лицензиаты должны уточнить информацию за 10 дней. Срок, по мнению Фещук, можно увеличить до 45 дней, поскольку получить все выписки за 10 дней нереально.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Чиновница пришла на конференцию, хотя была в отпуске. Вот это любовь к работе – берите пример!

Фещук продолжила: существуют разные трактовки и коллизии. К примеру, Нацсовет откажет в продлении, а компания обратится в суд – и тот смело может принять решение в ее пользу (доказательством будут печати). Нацсовет может запрашивать дополнительные документы и декларации владельцев, но когда компании предоставляют декларации с солидными суммами – причин отказать нет, даже если регулятор знает, что собственник медиа на самом деле другой. Некоторые бенефициары, с которыми встречался Нацсовет, удивляли полным непониманием происходящего (не Александрова ли из «Вестей»?). Если актив записан на иностранцев, приходится учитывать нюансы зарубежного права, и в итоге придраться нельзя. Озадачивают Нацсовет и закольцованные схемы собственности, в которых нет бенефициара.  

В общем, в вопросе прозрачности медиасобственности регулятор лишен возможности регулировать, поэтому Фещук планирует вносить в закон правки. После выступления я расспросила Ульяну о судьбе лицензий компаний с непрозрачной собственностью («Ретро ФМ», «Авторадио» и «Радио Next» из УМХ и канал КРТ). Замглавы Нацсовета рассказала, что вопрос разрешится не раньше ноября, не уточняя о причинах затягивания (хотя о них мы и так знаем).

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Перейдем непосредственно к исследованию.

Больше всего авторы почему-то наседали на собственника группы «1+1 медиа» Игоря Коломойского – он упоминается чаще всех. У Коломойского есть два бизнес-партнера по разным телеактивам – собственник ФК «Динамо», бизнесмен Игорь Суркис и совладелец группы «Приват» Геннадий Боголюбов. Игорю Суркису принадлежит 17,157% телеканала «1+1» и 24,51% телеканалов «2+2», ТЕТ и «Бигуди». Владельцем телеканала ПЛЮСПЛЮС и аналоговой лицензии «2+2» в Днепре («9-й канал»), помимо Коломойского, значится Боголюбов – они владеют активами пополам. Несмотря на это, Коломойский указан единоличным конечным бенефициарным собственником всех каналов группы.

В ИМИ почему-то акцентировали внимание на том, что у «1+1» расписано до 75% владения, где только около 50% числятся за Коломойским (еще 25% якобы записаны на «офшоры, структура владения которых не указана»). Хотя на самом деле в схеме расписаны все 100% офшорного владения канала. По поводу Суркиса же прозвучал риторический вопрос – почему, мол, почему никто не удосужился объяснить его присутствие.

Также исследователи прошлись по схеме собственности информагентства «Униан»: ИА принадлежит компании «Молодость Дистрибьюшн», которая находится в собственности некой Катерины Костенко (1%) и офшора «Посидония трейдинг ЛТД» из Белиза (99%) без уточнения конечнонр бенефициара. Однако ИМИ в своих данных почему-то сослался на старую информацию по структуре собственности агентства, по которой партнером Коломойского указан Боголюбов (разумеется, через офшоры).

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

«Официальный владелец не всегда реальный собственник», – резюмировал модератор модуля Андрей Куликов. Он вдруг припомнил, как работал на канале «1+1» в 2008 году. Его тогда удивило, что большое влияние на канал имел Вадим Рабинович, не владевший долями вещателя.

Вместе с «Унианом» под горячую руку попало агентство «РБК-Украина», которое платит за лицензию российскому РБК, но позиционируется как независимое украинское информагентство. Основателем компании является ООО «Масс медиа групп», владельцем которого указан офшор «Торнли инвестментс лтд» с Британских Виргинских островов. Руководитель предприятия-учредителя – Кирилл Цымбал, он же директор частного предприятия «Конте Украина», которое импортирует и продает оптом колготы.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Редактор «Детектор медиа» Галина Петренко припомнила, что руководителем «РБК Украина» в реестре числится гендиректор агентства Иосиф Пинтус. Но колготы… Просто смешно, честное слово!

Половина Inter Media Group через ряд офшоров все еще принадлежит структурам экс-вице-премьера Валерия Хорошковского, остальное – олигарху Дмитрию Фирташу (40%) и нардепу «Оппозиционного блока» Сергею Левочкину (10%). А телеканалами «Интер», «Пиксель» и «Энтер-фильм» на 10% владеет структура Светланы Плужниковой – жены первого собственника. Последнее заинтересовало ИМИ лишь в контексте «раз Хорошковский публично продавал группу, то его присутствие в структуре собственности нелогично». Действительно. 

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Переварить услышанное участникам конференции помогал кофе

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

И плюшки

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Вместе с фруктами-овощами

Отдельный разговор – печатные СМИ. Особенно обнародованная информация о собственности УМХ. Как известно, активами группы беглого Сергея Курченко владеет некий Метью Брэдли Адриан из Белиза, но его имя из уст организаторов мероприятия почему-то не прозвучало. Не фигурирует этот человек и на сайте исследования, хотя в госреестре указан как собственник практически всех активов холдинга. На конференции разве что напомнили, что под госрегуляцию Нацсовета печатные СМИ холдинга не подпадают. Но попадают активы «Радиогруппы УМХ» («Авторадио», «Наше радио», «Ретро FM», «Радио Пятница», сетевая NRJ, а также киевские «Джем FM», «Голос столицы» и Lounge FM). Правда, со списочком радиостанции холдинга в ИМИ немножко напутали, но это уже неважно. 

Не менее интересно говорили о холдинге «Вести Украина» (газета «Вести», «Радио Вести», новостной канал UBR, цифровые телеканалы «Все новости» из Киева и «Запад новости» из Львова), который, как известно, принадлежит беглому экс-министру доходов и сборов Александру Клименко. Официально холдинг  записан на звукорежиссера Дениса Мозгового и донетчанку Татьяну Александрову, а местными телеканалами «Все новости» и «Запад новости» владеет слесарь Илья Гаевой. В исследовании сделали акцент только на первых двух – и никаких выводов, хотя в ИМИ работает немало юристов. Видимо, для этого нужен новый грант.

К газете «Факты» и холдингу «Экономика» у исследователей также возникли вопросы (напомню, после того, как Виктор Пинчук отказался от изданий, они были переданы в управление менеджмента): мол, как можно выжить без денег олигарха при нынешнем состоянии рекламного рынка? Еженедельник «Фокус» числится за одесским бизнесменом Борисом Кауфманом, но то, что в СМИ последнего часто называют игроком из сферы влияния беглой «семьи», ИМИ не заинтересовало. Зато заинтересовал издательский дом «Новая информация» («Газета по-украински» и журнал «Країна») из сферы влияния экс-политика Игоря Васюника: тот переписал активы на своего помощника времен депутатства Романа Вавриша.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Также под прицел ИМИ попал западноукраинский печатный холдинг «Експрес», в который входят 20 украиноязычных изданий, включая флагманскую газету «Експрес». В Институте отмечают, что холдинг числится во владении его главреда Игоря Починка (90%), но исчерпывающей информации о структуре компании и корреляции между компаниями в группе нет. Бизнес-партнером Починка указан некий Николая Коман, но кто он и какова его доля, авторы исследования не уточнили.  

Ситуация в других печатных холдингах не менее интересна, но ИМИ почему-то не стал ими заниматься. И очень зря. Взять, к примеру, «Картель» («Деловая столица»): как-то я вам рассказывала, что группой владеет киприот Насос Куриакидес, но реальным владельцем все же называют агрария Олега Бахматюка, хотя тот уже трижды публично опровергал эту информацию. Ранее собственником и ТОП-менеджером холдинга был нардеп БПП Вадим Денисенко, который, говорят, до сих пор имеет влияние на холдинг, но тщательно это скрывает. А ведь Денисенко – один из соавторов закона о прозрачности медиасобственности. Почему же Романюк и Ко этот кейс не показался интересным?..

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Когда перешли к информационным вещателям, главным мальчиком для битья стал «112 Украина». Как я вам рассказывала, в мае с канала исчез бенефициар Андрей Подщипков вместе с Ивором Омсоном с Сейшельских островов – теперь активом попарно владеют 12 компаний из группы «112», бенефициара у которой нет. В связи с этим Оксана Романюк рассказала, что на днях встречалась с представительницей ОБСЕ по свободе слова Дуньей Миятович. С ее слов, все международные правозащитные организации получили письмо-просьбу посодействовать экс-владельцу и экс-директору «112 Украина» Андрею Подщипкову в получении статуса политического беженца в Брюссель. Напомню, канал уверял, что его экс-собственник передал дела в управление менеджменту, а сам эмигрировал из страны из-за давления власти. Романюк не знала, что посоветовать Дунье, попросив совета у Ульяны Фещук.  

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Оксана Романюк не только докладывала, но и активно участвовала во всех модулях конференции  

В июле Нацсовет получил заявление, в котором канал просил прописать в свою лицензию новую собственность. На протяжении двух месяцев регулятор приглашал представителей вещателя на заседания, чтобы расспросить, куда делся Подщипков и почему определить бенефициара по новой схеме невозможно. Но канал, проигнорировал вриглашения, подал на Нацсовет в суд – за то, что собственность не переоформили в отведенные законом 14 дней. Впрочем, на рынке (и, естественно, в Нацсовете) все и так знают, что причина разрыва Подщипкова со «112» банальна – расставание сестры Андрея Ольги с Виктором Зубрицким, который ранее называл себя креативным продюсером канала, и, по информации министра МВД Арсена Авакова, был медиакоординатором беглого Виталия Захарченко.

«112 Украина» – далеко не единственный информационный канал со специфической структурой собственности: например, сам себе принадлежит канал коммунистов «Гамма», но в ИМИ это никого не интересует. Зато интересует ТРК «Эра» (радио «Эра» и телеканал «Эра», вещающий на частоте «Першого»): вместо нардепа «Воли народа» Андрея Деркача владельцем, как я вам уже рассказывала, значится Антон Симоненко. Телеканалом NewsOne якобы владеет нардеп Евгений Мураев, хотя в прессе канал связывают с беглым сыном беглого Николая Азарова. Кстати, в информации о вещателе была масса неточностей: вместо NewsOne – логотип «24», а генпродюсером указан Игорь Лоташевский вместо Алексея Семенова.

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Телеканалом «Еспресо» владеет жена нардепа «Народного фронта» Николая Княжицкого Лариса, хотя, поговаривают, финансирует вещатель министр МВД Арсен Аваков. Последний скрывает свою собственность в харьковском телеканале А/ТВК – канал ретранслирует 14,5 часов «Еспресо» и принадлежит киприотам Влакоу Георгиосу и Сидеру Панелопи. Не заинтересовал ИМИ и канал 3S.TV, который на 50% принадлежит Савику Шустеру, на 40% – Павлу Елизарову, на 1% – экс-жене беглого Игоря Бакая Елене Демчук. Как и канал News Network нардепа Вадима Рабиновича, который летом переписал 50% собственности на Эвелин Софи Жубер с Сейшельских островов, проживающую в Лондоне. 

Собственность провайдеров – вообще темный лес, хотя закон обязал и их раскрыть информацию о владельцах. Они, конечно, раскрыли, но толку от этого немного: так, собственниками цифрового провайдера «Зеонбуд» оказались киприоты Деметрис Феллас, Ренос Мичалаки Янгоу, Дякоу Грегорис и британец Томан Адриан Дэвид Майлз. Оксана Романюк назвала «Зеонбуд» показательным примером: никто ничего не может поделать с компанией с непрозрачной собственностью за все годы ее существования. Фещук же вспомнила историю с АМКУ, который даже не может доказать в суде, что компания – монополист, хотя другого провайдера эфирного цифрового телевидения в стране нет. 

ИМИ, закон о прозрачности медиасобственности, Оксана Романюк, Ульяна Фещук

Забавной оказалась информация и о группе компаний «Триолан», которая так и не указала своего бенефициара, переписав собственность на кипрскую компанию «Триолан Бродкастинг лимитед» (без какой-либо конкретики). Собственником провайдера в СМИ всегда называли Алексея Липчанского – соратника мэра Харькова Геннадия Кернеса. Сам же Липчанский, как сообщалось в прессе, находится заграницей – из-за расследования деятельности сепаратистской организации «Оплот». Министр информполитики Юрий Стець в публичной перепалке с министром МВД Арсеном Аваковым даже не постеснялся назвать владельцев бандитами. По словам Ульяны Фещук, компании из группы «Триолан» не подали в Нацсовет структуру собственности и были оштрафованы, из-за чего теперь судятся с регулятором. Впрочем, непрозрачная собственность не помешала Нацсовету выдать компании IPTV-лицензию

Вместо резюме пожелаю ИМИ впредь тщательнее изучать информацию. И исправить ошибки на сайте – вдруг грантов больше не выделят. В целом же, презентация была очень информативной и, надеюсь, на этом авторы исследования не остановятся.

Фото - Кирилл Авраменко, Институт массовой информации

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...