репортажи

Facebook LiveJournal Twitter Vkontakte

«Шоу Джорджа Жембери»: «ВОЛЯ» запускает программу лояльности, борется за УПУ и рапортует о росте финансовых показателей

12:44 08.12.2016 1

Умение продать товар подороже ценилось во все времена – хоть в Средневековье, хоть в реалиях современной экономики. С проявлением телемагазинов задача для тех, кто в них попал, упростилась. Но что делать, если ты – крупнейший телеком-провайдер «ВОЛЯ» и должен транслировать телевидение, а не рекламироваться на нем? Устроить «телемагазин» для прессы!  

Поводом для встречи – пресс-завтрака в одном из столичных коворкингов – слал запуск программы лояльности для абонентов. Ранее ее у «ВОЛИ», оказывается, не было. В компании справедливо посчитали, что перед продажей новой услуги телезрителям ее нужно презентовать журналистам. Но журналистов интересовала ситуация вокруг телеканалов УПУ и финансовые показатели, которые, оказывается, все это время только то и делали, что росли.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

В холе конференц-зала публика пила кофе и ждала зрелищ

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

В мешочках прятались шоколадки-медальки и китайские браслеты-пульсометры

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Журналист «Нового времени» Николай Олиярник коротал время в компании маркетинг-директора «ВОЛИ» Виктории Цомая и Ирины Сахно из издания «Медиасат»

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Без телевидения не обошлось: кроме телеканала «24», камеры прислали ОТV и «Первый деловой» – вещатели, которые не входят в телегруппы и как раз-таки платят провайдеру. Интересно, что тут сработало – журналистский интерес или возможность бартера?

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Мероприятие взялся провести гендиректор компании Джордж Жембери. И делал это очень непринужденно – как ведущий late night show или телемагазина. Он сходу признался, что знает: «программа лояльности» звучит скучно. А потому начать встречу решил с развлечения – взяв микрофон, отправился в зал, чтобы расспросить журналистов, почему, по их мнению, компания всех собрала.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Отвечать нужно было коротко и оригинально, но журналисты не сразу поняли, чего от них хотят. Так что в итоге оказалось, что собрали всех, «потому что скоро Новый год». Жембери признался, что похожий вопрос задает на собеседованиях, и самый популярный ответ на него – люди хотят учиться. Иногда говорят о финансовой составляющей. «А ведь могли сказать, что пришли, потому что в офисе тепло», - пошутил венгр.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Найти общий язык с пришедшими Джорджу помогал директор по работе с клиентами Антон Дзюбенко, которого Жембери сначала назвал своим водителем, а потом – очень и очень дорогим переводчиком. Функция Антона, который на днях отпраздновал 5-летие работы в «ВОЛЕ», сводилась к переводу выступления босса с достаточно понятного англо-русского на русский.     

Непосредственно презентацию Жембери начал с отчета о финансовых успехах компании. За последние три года доход провайдера увеличился больше чем на 40%, показатель EBITDA ежегодно растет в среднем на 11% (как позже уточнил Джордж, речь идет о росте в гривне). Несмотря на скачки курса и инфляцию, за три года в компании потратили 700 млн грн на модернизацию сети, еще 500 млн грн – на закупку контента (оплата телеканалов), еще 200 млн грн – на абонентское оборудование. Акционеры долгое время не выводили дивиденды – все, что зарабатывается в Украине, тратится тут же. Стоимость услуг «ВОЛИ» росла в два раза медленнее инфляции, и вырасти удалось в основном из-за того, что клиенты пользуются большим количеством услуг.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Джордж похвастал, что ему удалось улучшить репутацию компании, которая на момент его прихода (в 2013-м) находилась на уровне piece of shit. Дзюбенко перевел: «Репутация была не самой лучшей», чем рассмешил аудиторию

О программе лояльности рассказали три очаровательные дамы:

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Программу лояльности в «ВОЛЕ» придумали очень просто – абоненты сами попросили о ней в опросах компании. Чтобы получить предусмотренные программой преимущества, абоненту нужно подключить ее, зарегистрировавшись в личном кабинете (это смогут сделать все, у кого активна услуга и нет долгов). Бонусы можно будет получить за своевременную оплату услуги, в день рождения, при переходе на более дорогой пакет, подключении дополнительных сервисов, услуг и тому подобное. Тратятся бонусы на дополнительные «плюшки» – возможность доукомплектовать пакет другими каналами и т. п. В общей сложности компания разработала 12 бонусных программ.    

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Выслушав информацию о программе лояльности, журналисты принялись расспрашивать о другом – внезапно выросших финансовых показателях и действиях компании в преддверии отмены аналоговой УПУ. Впрочем, о финансах в «ВОЛЕ» предпочитают не говорить. Как и об АRPU, хотя летом Сергей Бойко публично называл цифру в пределах 55 грн для услуги телевидения. Жембери разве что озвучил свой прогноз на 2017-й, чем оживил аудиторию, – в среднем 100 грн.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

За счет чего произойдет рост АRPU, заинтересовалась Виктория Власенко из «РБК-Украина», пришедшая с мужем – журналистом liga.net Стасом Юрасовым

Джордж успокоил присутствующих: компания не собирается огульно поднимать оплату, а надеется, что телезрители будут покупать дополнительные услуги – интернет + ТВ, интерактивное ТВ, ОТТ и т. п. Ставки менеджер делает на Киев, Запорожье и Кривой Рог: количество абонентов увеличивается именно в этих городах, что позволяет сделать позитивный прогноз на будущее. Кстати, в 2013-м, когда Джордж пришел в компанию, пакеты с HD-каналами смотрело 20 тысяч клиентов, сегодня – больше 200 тысяч.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

О решении проблемы с абонентами рассказала Виктория Цомая. По ее словам, отток абонентов кабельного ТВ удалось остановить, сейчас компания может похвастать высоким процентом удержания базы. База интернет-абонентов стабильна и даже растет. Структура меняется в сторону более интерактивных услуг – VOD-сервис с фильмами. У людей постепенно вырабатывается привычка смотреть контент легально. Естественно, «ВОЛЯ» – против пиратства: в компании рады уходу с рынка пиратских порталов и намерены активно развивать внутренний киносервис.            

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

После официальной части начался фуршет и фотографирование на фоне баннера «ВОЛИ» с возможностью тут же получить готовое фото  

Воспользовавшись моментом, я отбила Джорджа у журналистов, чтобы задать ему все накопившиеся вопросы. Он тут же попросил говорить с ним по-украински: мол, хорошо понимает язык и даже немножко разговаривает на нем, а если чего-то не поймет – поможет «дорогой переводчик» Дзюбенко.  

- Недавно на рынке активизировались разговоры о возможной покупке «ВОЛИ» российскими акционерами «Киевстара» – Alfa Group. В компании активно интересовались вами. На каком этапе переговоры?

- История хорошая, но сделки нет.

Но все же, компания продается?

- Как это понимать? А МТС, «Укртелеком», lifecell – продаются?

- Вы намекаете на то, что готовы рассмотреть удачное ценовое предложение? Alfa Group предлагала мало? На презентации вы сделали акцент на растущих финпоказателях. Почему?

- Все не так. Насчет цены – к сожалению, нет.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

- Подбивая итоги третьего квартала, Госкомстат зафиксировал резкий рост абонентов кабельного телевидения – с 2,7 млн до 3,4 млн. На рынке есть мнение, что один из провайдеров провайдер старается максимально легализировать свою базу перед продажей.

- Если честно, первый раз слышу об этом.

- Тогда поговорим о том, что вы знаете наверняка. На рынке говорят, что глава правления Пьер Данон покидает «ВОЛЮ» якобы по требованию крупнейшего инвестора – американского фонда Providence, владеющего 34,95% компании. Это так?

- Нет, это не так. Господин Данон с мая 2010-го занимает пост главы правления и будет занимать его дальше. Я же отвечаю за финансы и занимаю позицию генерального директора. 

- Готовы ли ваши инвесторы признать ошибкой уход Сергея Бойко (говорят, его «устранили» по требованию Providence)? Сергея Юльевича знает рынок, у него большой опыт работы в компании. Почему так случилось?

- Бойко руководил компанией до 2010 года. До этого времени у него были операционные задачи, потом они изменились. Сейчас у него другие задачи, но уже не в «ВОЛЕ». Тем не менее, он остается моим советником – в частности, по покупке других компаний. Мы использовали его опыт и связи, понимая, что его все знают.

Антон Дзюбенко: Попытаюсь объяснить более четко – об ошибке здесь говорить некорректно. Джордж имеет в виду, что ранее Бойко выполнял задачи, связанные с операционным управлением компании, некоторое время после этого они были связаны с другими задачами, а теперь, будучи советником, у него появились новые задачи. Кроме того, у Сергея Бойко есть собственные планы. Так что глагол «устранили» здесь неуместен.         

- Сегодня вы говорили о борьбе с пиратством, при этом ваша реклама проекта «Марс» выходила на одном из пиратских сайтов, который пока функционирует. Как так получилось?

- Да? Это нужно проверить через наше рекламное агентство Media Direction. Спасибо за информацию. Мы против появления на пиратских ресурсах и четко говорим об этом нашему агентству. У нас четкая политика по пиратским ресурсам – мы там не рекламируемся. 

- На какой стадии переговоры с телегруппами по УПУ? На рабочей встрече в Нацсовете провайдеры говорили о необходимости предусмотреть переходный период. Какова ваша позиция?

- Переходный период нужен, но не нам. Если телегруппы хотят поменять свою бизнес-модель с бесплатной на платную, им нужно время, чтобы построить дистрибуцию, следить за процессом. Как это работает, к примеру, у «Медиа Группы Украина» с ее платными каналами «Футбол 1» и «Футбол 2». Как по мне, оптимальный срок для переходного периода – полгода. Но решать должен не Нацсовет – это исключительно коммерческий вопрос.

- Но ведь Нацсовету нужно до нового года внести изменения в списки телеканалов, ведь несовпадение транслируемых каналов с указанными в лицензии – нарушение. Получается, всем нужно успеть договориться до 1 января?

- Вот это очень интересный вопрос. Да, надо успеть!     

- Не секрет, что нишевые телеканалы, не входящие в телегруппы, вам платят. И теперь некоторые боятся, что вы поднимите цены и заплатите телегруппам «за их счет».

- В нашей сети есть украинские вещатели, которые платят. Но речь идет о вполне прозрачном прайсе за конкретные пакеты, в которые они хотят попасть. Его мы показывали и телегруппам: вот у нас такие-то и такие-то цены, равные условия для всех.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

- Когда вы говорите телегруппам о двойной модели зарабатывания (на телерекламе и провайдерах), они вспоминают, что вы зарабатываете так же – берете плату как с абонентов, так и с украинских каналов, не входящих в телегруппы. И при этом платите иностранным каналам, которые смотрят не так активно.

- Все же они зарабатываю на рекламе, но хотят заработать еще и на платном телевидении. Может, попросить, чтобы они поделились со мной доходами от рекламы? Закон о социальной УПУ – это возможность решить, как они хотят строить бизнес. А их позиция – давайте соберем деньги еще и с рынка провайдеров. Так неправильно. Нужно договориться, как быть дальше, и это возможно.   

- А как этот процесс происходил в вашей родной Венгрии? Сколько тамошние провайдеры платят телегруппам?

- Они не платят. Существует разница в количестве каналов УПУ и частоте их изменений. Еще два года назад в украинской УПУ было 32 телеканала, потом – 15, а скоро будет всего 8. В Венгрии же количество телеканалов УПУ всегда было стабильным – не больше пяти. К национальным телеканалам в телегруппах добавились новые тематические, платные каналы, за которые и платят провайдеры, а национальные остались бесплатными. Есть пример Германии, где телегруппы поменяли бизнес-модель и стали платными. У них даже группа Общественных вещателей запускала платные каналы, за которые платили провайдеры. Но на весь процесс договоренностей (за что провайдеры будут платить, а за что – нет) у них ушло два года.

Антон Дзюбенко: Все зависит от бизнес-модели, которую выбирает телеканал: он может быть бесплатным и зарабатывать на рекламе, а может пойти в категорию платного ТВ и просить провайдера с ним рассчитываться, но тогда его продукт должен хотеть купить потребитель. Либо же он сам платит, чтобы присутствовать в интересующем потребителя пакете.         

- На рынке говорят, что вы хотели договориться с телегруппами на эксклюзивных условиях. Почему не получилось?

- Такого не было. Чтобы вы понимали, еще 5 июля я написал телегруппам письма с предложением прислать их прайсы. Сегодня уже 7 декабря – ответ я так и не получил.

- Тем не менее, расценки известны – это 5,05 грн в месяц с абонента за 22 вещателя телегрупп и «5 канал». Раз цифры всплыли – выходит, кто-то их получал?

- Информация разная: одни провайдеры что-то получили, другие – лишь что-то слышали. Мы получили предложения только от двух медиагрупп. И все.

- Это StarLight и Плюсы?

- Не могу сказать. Отмечу лишь, что озвученные расценки отличаются от присланных предложений. 

- Ну, хорошо, и как быть? Будете отключать?

- Не будут подписаны договоры – исключим каналы. Выхода нет: мы работаем в правом поле.

ВОЛЯ, Джордж Жембери, Виктория Цомая, Антон Дзюбенко, Сергей Бойко, УПУ

Эстафета перешла к Виктории Цомая:

- Очень просто получить законопроект, но его сначала сделали, а потом подумали. Если сравнивать процесс с рождением ребенка, когда женщина, вынашивая его, девять месяцев думает о том, как назвать, чем кормить, во что одеть, то мы сейчас имеем новорожденного, который лежит на полу, и никто из семьи не знает, что с ним делать.

Есть бизнес, в котором обе стороны должны выстроить определенные процессы. О них никто не подумал – зато робингуды успели подумать о деньгах. Мы никогда не говорили, что не хотим платить. Мы хотим, но по определенным правилам – с прозрачной и обоснованной моделью ценообразования.

Кроме того, в коммерческих отношениях существует определенный риск для простого гражданина, который является пользователем информационного поля. Цель существования как медиагрупп, так и провайдеров – обеспечить стране информационное поле, без риска получить в открытом доступе на спутнике каналы, которые приведут к усилению неконтролируемого информационного поля России. У них же в открытом виде – не только информационные, но и развлекательные, и даже религиозные каналы. Это беспорядок, спровоцированный теми, кто, наоборот, должен организовывать информационное пространство и формировать культуру.

То, что происходит сейчас, - бизнес-ерунда, потому что до формирования законодательства должны быть созданы рабочие группы, построены бизнес-процессы, прозрачные подходы к взаимодействию, обсуждения. Ничто не мешает сформировать этот процесс сейчас: в законе написано, что необходимы соглашения, но не указано, что именно должно в них быть.   

Вчера я 40 минут смотрела пресс-конференцию одесских операторов. Честно говоря, достаточно толково, если отбросить, с какой интонацией все было сказано. Людям больно, потому что это их бизнес. И живые люди – простые одесситы – могут остаться в дураках. 

- А вы подписали Меморандум кабельных провайдеров?

Он публичен, и да, мы его подписали. Там четыре очень простых пункта.    

- Как думаете, почему цены группы «Интер» в три раза выше (из расчета на канал) предложения других телегрупп? 

- Да не в этом вопрос. Мы же не садимся с компанией «Триолан» обсуждать стоимость интернет-услуг (а если бы садились, этим должен был бы заинтересоваться Антимонопольный комитет). Цена должна соответствовать стоимости, а я не вижу прозрачности цены ни у одной из телегрупп. В отличие от каналов Fox или Discovery. Кроме того, еще не поднимался вопрос присутствия в пакете «Интера» канала Euronews. У нас, например, подписано соглашение с французским офисом напрямую – мы транслируем англозычную версию. Не вижу необходимости брать канал у группы «Интер». И потом, кому в Украине глобально нужен этот канал, если наша статистика показывает, что первым среди информационных каналов является «Дождь»? Можно, конечно, их критиковать (рейтинги «ВОЛИ», считающей клики, - МН), но если в панели Nielsen первое место – у Плюсов и СТБ, то у нас так же.         

- Будет ли компания вести переговоры о поштучной покупке каналов?

- Это не принципиальный вопрос. Наше внимание сейчас сконцентрировано даже не на стоимости, а на исполнении, контроле и внедрении – каким будет процесс перехода на договорные отношения. И потом, какой смысл медиагруппам идти к мелким игрокам, если есть большой, который раньше давал ноль, а сегодня – вон сколько. И игрок честный, платит все налоги. 

- Эта тема уже поднималась: якобы медиагруппам проще договориться с ТОП-20 провайдеров, которые обеспечат 80% в городах «50 тысяч+»…

- Им нужен охват для построения рекламных компаний медиа-агентств. Агентства уже разрывают нам телефон и спрашивают, как строить охват. Почему это должно волновать меня? Идите к медиагруппам и спрашивайте. А какая тогда будет стоимость 1 grp?..

Насколько информативными получились ответы спикеров – судите сами. Я же напоследок предлагаю вам маленькую задачку. Заявленная база «ВОЛИ» – 1,1 млн семей, стоимость каналов телегрупп (по неофициальным данным) – 5,05 грн с абонента в месяц. Сколько миллионов придется выложить компании в год? То-то.  

Фото Кирилла Авраменко

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...