Facebook LiveJournal Twitter

Цвет настроения синий: эксклюзивное интервью с кастинг-директором «Аватара» и его сиквелов

13:01 28.09.2018 0

«Последнее, что вам нужно сделать, если вы украинский актер и хотите сниматься в Голливуде, – это сесть на самолет и полететь в Лос-Анджелес», – так в первые же минуты своего выступления на KYIV MEDIA WEEK Марджери Симкин аккуратно «завернула» тех, кто уже, возможно, вызывал Uber в Борисполь. Не самое вдохновляющее начало для inspiration talk одной из самых известных кастинг-директоров Голливуда нашего времени? Отнюдь.

Наоборот – госпожа Симкин считает, что сегодня возможностей пробиться стало намного больше: в частности, благодаря сериальному буму. И даже акцент не будет проблемой. Главное – выделяться из общей массы, а еще – идти в ногу со временем: собственно, зачем куда-то лететь, если есть скайп?

Впрочем, чтобы получить видеокол с самой Симкин – или просто оказаться в ее базе – действительно придется постараться. По ее словам, оптимальный путь для этого – сначала стать известным в своей стране, засветиться в ярких проектах, которые могут попасться на глаза тем, кто занимается международным кастингом. А вот если у вас есть личный e-mail Симкин, слитый в сеть во время хакерской атаки на Sony несколько лет назад, то писать на него примерно так же эффективно, как паковать чемоданы в LA: кастинг-директор призналась, что не открывает письма от неизвестных ей актеров. Иначе только этим бы и занималась – слишком уж много желающих.

Марджери Симкин, KYIV MEDIA WEEK

Ажиотаж неудивителен, ведь Марджери Симкин с полным правом можно назвать легендой голливудского кастинга. В конце концов, это ведь она 30 с лишним лет назад нашла Тома Круза для Top Gun.

Еще в ее портфолио – культовая экранизация книги Хантера С. Томпсона «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (1998) Терри Гиллиама с Джонни Деппом и Бенисио дель Торо в главных ролях. Также среди проектов Симкин – биографическая драма Стивена Содерберга «Эрин Брокович» (2000), за роль в которой Джулия Робертс получила «Оскар» и «Золотой глобус» как «Лучшая актриса». Еще – драма Ричард Лагравенезе «Писатели свободы» (2007) с Хиллари Суонк, семейная трагикомедия Дэвида Френкеля «Марли и я» (2008) с Оуэном Уилсоном и Дженнифер Энистон, фантастический боевик «Тихоокеанский рубеж» (2013) Гильермо дель Торо с Чарли Ханнэмом и Идрисом Эльбой, и еще десятки не менее известных фильмов. В последние годы госпожа Симкин больше занимается сериалами: так, например, она делал кастинг для двух прошлогодних хитов – «Американских богов» и «Звездный путь: Дискавери».

Но, конечно, самый знаковый проект, над которым она работала, – «Аватар» (2009) Джеймса Кэмерона, получивший три «Оскара» и ставший одним из самых кассовых фильмов в истории. А сейчас Симкин – кастинг-директор второй, третьей и четвертой частей «Аватара», находящихся в производстве.

Кроме того, она – член оскаровского комитета, занимающегося отбором картин в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Для нее это, помимо прочего, – один из способов пополнять свою актерскую базу лицами, которые она вряд ли бы еще где-то увидела. И, конечно – знакомства с кино других стран. «К сожалению, я не слишком хорошо знаю украинских кинематографистов, – призналась госпожа Симкин, когда после выступления мы уединились для беседы в одном из конференц-залов Hyatt Regency Kyiv. – Хотя в прошлом году «Уровень черного» Валентина Васяновича, который я посмотрела при отборе на «Оскар», произвел на меня огромное впечатление. Это феноменальное кино».

Марджери Симкин, KYIV MEDIA WEEK

– Госпожа Симкин во время выступления вы сказали, что если увидите талантливого украинского или восточноевропейского актера, то готовы его пригласить…

– Каждый раз, начиная проект, я ищу всюду: у меня есть определенные идеи, список ключевых требований, разные источники, которые я просматриваю. И да, я могу сказать: «О, в одном фильме я видела актера, который может подойти». Так, к примеру, лет 5 назад я посмотрела турецкий фильм и просто влюбилась в актера, который там играл. К сожалению, не вспомню сейчас ни его имени, ни названия картины, – просите, я спала три часа за последние два дня. Так вот, за последние пару лет у меня было несколько проектов, для которых, как я думала, он подойдет. Поэтому я нашла этого актера через его агента. Оказалось, артист периодически живет в Лондоне и снимается там в небольших ролях, но я знала, что он способен на много большее. Мы приглашали его на насколько прослушиваний. Но понимаете, актер может быть просто фантастическим, и при этом не подходить для конкретной роли. В общем, его пока так никуда и не утвердили, но я не теряю его из виду, и думаю, что однажды все выйдет.

– А где вы вообще можете увидеть турецких или опять-таки украинских актеров в локальных проектах?

– Я – член оскаровского комитета, отбирающего фильмы на иностранном языке. В прошлом году нам было подано свыше 90 картин, и я посмотрела 63 из них. И многие из актеров, которых я там увидела, показались мне очень интересными. Так что отбор для «Оскара» для меня – один из основных способов знакомства с локальным кино и с теми, кто в нем снимается. Кроме того, подобного контента сейчас все больше и больше на Netflix. Еще – кинофестивали: я читаю о том, что было представлено в Торонто, в Каннах, в Венеции, в Берлине, всегда мониторю происходящее. И не только лично. К примеру, один мой друг был на кинофестивале в Дублине, а другой – на фестивале в Кракове. Их что-то зацепило – они звонят мне и говорят «тебе нужно это увидеть!».

Такая себе агентурная сеть?

– Да. Я не знаю, как работают другие. Но для меня очень важно быть в курсе происходящего – не пропустить что-то стоящее. Это – игра в долгую: никогда не знаешь, что и кто тебе может понадобиться. Я всегда ищу выдающихся, тех, кто выделяется из толпы. И ты никогда не знаешь, где можешь их встретить.

– А если он выделяется не только талантом, но и акцентом? Это проблема?

– Нет, это не проблема. Это – ограничение. Все зависит от проекта. Каждый проект – уникальный, и у него свои специфические потребности. Например, если действие разворачивается здесь и сейчас, акцент может и не иметь значения. Но если в кадре американский запад 1884 года – то да, это проблема.

– Возьмем таких актрис как Галь Гадот, Пенелопа Крус – даже я слышу, что они говорят с акцентом в любом англоязычном проекте. Почему им это «прощают»?

– Потому что из каждого правила есть исключения. И они – такие исключения. Они – выдающиеся.   

Марджери Симкин, KYIV MEDIA WEEK

– Давайте поговорим о сериальном буме: можно ли сказать, что он открывает больше возможностей для актеров – в том числе для актеров из Восточной Европы в западных проектах?

– Я думаю, что он открывает больше возможностей для актеров вообще. И, опять-таки, – больше возможностей для выдающихся. Касательно именно восточноевропейских актеров, то если, например, ВВС снимает проект о начале Второй мировой войны, там вполне может быть работа для них – и тот же акцент не будет иметь значения. Если говорить честно, больше шансов возникает тогда, когда проект логически связан с Восточной Европой. Но повторюсь – всегда есть исключения.

– А если речь не о проектах, посвященных Второй мировой, то появились ли для таких актеров новые ниши, кроме стереотипных «плохих русских» и прочих восточноевропейских мафиози?

– Конечно! Взять, например, жанр Sci-Fi – фантастические проекты о будущем: там ведь должно быть не только разнообразие рас, но и наций. А насчет «плохих русских» и прочих стереотипов – мне кажется, они уже отошли в прошлое. Это скучно. Я как кастинг-директор всегда выступала за разнообразие: всегда предлагала оригинальные идеи, решения, которые могли показаться необычными, и, если честно, в их основе лежала… скука! Потому что я занимаюсь этим давно, и мне просто надоело делать одно и то же – снова, и снова, и снова. И думаю, что не уникальна в этом: так же чувствуют и мои коллеги. Ты смотришь на запрос и думаешь: «О нет, опять то же самое! ОК, как я могу сделать это по-другому?».

Взять, к примеру, Джованни Ризби из первого «Аватара» – тогда он был молодым актером в районе 30, – а ведь изначально роль Паркера Селфриджа (глава колонии людей на Пандоре, инициировавший атаку на аборигенов,МН) писалась для белого мужчины в возрасте 50+. И мне тогда стало скучно – «ну сколько можно, опять типичный плохой начальник». Я пошла к Джиму (режиссеру Джеймсу Кэмерону, – МН) и спросила: «Могу я показать тебе кого-то помоложе?» И он оказался открыт этой идее – он всегда не против сделать привычные вещи чуть иначе. Хотя это, на самом деле, было достаточно радикально: молодой парень в такой роли! К чему веду: если я сейчас прочту сценарий о «плохом русском», то первым делом подумаю – а что я могу с этим сделать? Может, получится сделать его «плохим восточным парнем», или «плохим американским парнем», или вообще женщиной-китаянкой (тоже не очень хорошей)? Хотя и это все уже клише. Поэтому постоянно хочется делать как-то по-другому.

– Насколько свободен кастинг-директор в подобных решениях?

– Если честно, у меня такая свобода была всегда. Точнее, я всегда стараюсь работать с людьми, которые мне ее дают. Это не значит, что я каждый раз побеждаю, и получается по-моему, но у меня всегда есть право привнести идею. И это моя работа: не просто высказать предложение, но быть настойчивой. Если я не смогу представить свою мысль – аргументировать, объяснить, почему должно быть именно так, – то это лишь моя вина. Хотя, конечно, бывают люди, которые категоричны: хотим только так, и никак иначе! Тогда не остается вариантов, кроме как искать именно то, что заявлено.

– А каково для кастинг-директора подбирать лица в проект, где в большинство из них будут изменены с помощью mo-cap и других технологий? Чем кастинг для «Аватара» отличался от других?

– На самом деле, ничем: лица остались лицами. Вот все говорят motion capture, а Джим всегда называл это performance capture. То есть речь не только о захвате движения, но и о захвате самой сути актерской игры. Так что в «Аватаре» нет mo-cap – никто из команды это так не называет! Помните, когда Джеймс пытался «достучаться» до SAG? Он говорил именно об этом (во время наградного сезона-2010, когда исполнители главных ролей в «Аватаре» Сэм Уортингтон и Зои Салдана не получили номинаций на премию Гильдии киноактеров США, режиссер сделал несколько эмоциональных заявлений, суть которых сводилась к тому, что «посиневшие» актеры – все равно актеры, – МН). И для меня как для кастинг-директора работа на «Аватаре» была точно такой же, как на любом другом проекте: я просто искала актеров, идеально подходящих на роли. Разве что, на цвет кожи в большинстве случаев можно было не обращать внимания, потому что в итоге все «посинеют» (смеется).

Марджери Симкин, KYIV MEDIA WEEK

– Что вы чувствуете сейчас, спустя много лет вернувшись к этому проекту?

– Сегодня все сложнее, чем было 12 лет назад («Аватар» вышел в 2009-м, но кастинг, как вы понимаете, стартовал намного раньше, - МН), потому что ожидания намного выше. Делая это в первый раз, мы знали, что будет что-то новое, крутое, но и предположить не могли, что получится в итоге и какой произведет эффект. И сейчас чувствуешь намного большую ответственность. Это вызов. Ты еще тщательнее подходишь к отбору людей. Раньше было «Ах, что же это будет!», сейчас – «Ой, что ты будешь делать?» Планка очень высока. Но, так или иначе, все это очень заводит. Так приятно видеть всех опять. В жизни каждого столько всего произошло за эти годы, но все рады вернуться и – сделать это СНОВА! Сделать что-то такое, чего никто и никогда не видел.

– И Джеймс Кэмерон дает вам ту же свободу, что и раньше?

– Пожалуй, да. Он по-прежнему открыт к тому, чтобы смотреть на вещи под новым углом. Если у меня есть хорошая идея, он слушает, обдумывает ее. Это – его мир. Но он открыт к предложениям. Отличие в том, что тогда мы начинали с чистого листа, а сейчас у нас уже есть ядро – ключевая группа актеров, которую нужно дополнить.

– Интересно, что получится.

– Нам тоже! Но – терпение: до 2020-го осталось всего два года (в 2020-м выйдет «Аватар 2», а еще три части планируется выпустить в 2021, 2024 и 2025 годах,МН). Кстати, я очень надеюсь, что перед премьерой сиквела вновь выпустят в прокат первую часть. Сейчас уже подросло поколение детей, которые видели первого «Аватара» только по телевизору, а не в 3D. Господи, 12 лет прошло – куда они делись?

– Вы с большой нежностью говорите о Джеймсе Кэмероне. А есть у вас еще режиссеры-любимчики?

– Каждый из режиссеров – особенный. И это делает мою работу интересной: все работают по-своему, у всех – свои специфические потребности. Одна из моих задач – определить, что именно нужно данному конкретному режиссеру: иначе не понять, будет ли тот или иной актер правильным выбором. Кому-то нужно лично встречаться с актерами и делать пробы, кому-то – нет. Изучение всего этого очень захватывающе.

Марджери Симкин, KYIV MEDIA WEEK

Но да, у меня есть слабость, и это – Терри Гиллиам. Я сделала с ним много фильмов – 7, если не ошибаюсь. К сожалению, он вроде бы не собирается больше снимать в США, так что не знаю, получится ли у нас поработать вместе еще раз. С ним очень весело на пробах. Он читает роли вместе с актерами. У каждого кастинг-директора свой метод, но лично я люблю читать вместе с актерами: смотреть на них, чувствовать обратную связь. И когда в сцене две роли, кроме той, что отведена актеру, – обычно я играю обе. А если мы с Терри, то делаем это вместе. Очень весело!

– Двойной стресс для актеров. 

– Да нет, они хорошо проводят время (улыбается). С другой стороны, если для них это стресс, то они – не те люди, которые нам нужны.

– А есть у вас свой «Терри» среди актеров?

– Пожалуй, нет. Разница в том, что мои отношения с режиссерами затрагивают весь процесс создания фильма. А с актерами – особенно, если это звезды, – мы можем даже не встречаться. Я провожу много времени, отсматривая материалы, разговаривая с режиссером о его видении, беседуя с продюсерами, проводя переговоры с агентами актеров, но – не с актерами непосредственно.

– Звездные пробы бывают очень редко?

– Именно. К тому же, я не хожу на площадки. Да, бывает, если съемки проходят в Лос-Анджелесе, но обычно нет. Исключение – «Аватар». Техника performance capture требует большего моего участия, поэтому я все время на студии, актеры повсюду, часто рядом бегают их дети. Так что вся аватаровская «банда» для меня особенная. Стивен Лэнг, Сигурни Уивер, Зои Салдана, Уна Чаплин, которую я отобрала для «Аватара 2», – все они фантастические.

Марджери Симкин, KYIV MEDIA WEEK

– Что сложнее для кастинг-директора: найти звезду проекта или «группу поддержки»?

– Зависит от проекта, сценария, режиссера. Нет никаких правил – все очень индивидуально.

– Может ли плохая репутация помешать актеру попасть в проект?

– Опять-таки, зависит от проекта. Если человек идеально подходит на роль, на многое могут закрыть глаза.

В любом случае, если ты услышал слухи, очень важно проверить, правдивы ли они. Потому что, во–первых, вокруг актеров всегда много сплетен – особенно сейчас, во времена медиа и соцсетей. Реальность зачастую очень далека от того, о чем пишут: люди любят хорошие истории, а чтобы быть хорошей, истории совершенно необязательно быть правдивой. Во-вторых же, может кто-то что-то и сделал 30 лет назад, но сегодня он совершенно другой человек.

Марджери Симкин, KYIV MEDIA WEEK

Если до меня доходит какая-то информация, вызывающая настороженность, я связываюсь с теми, кто недавно работал с объектом слухов, и спрашиваю, правда ли то, что говорят об этом человеке. Если слухи подтверждаются, то нужно убедиться, что вся команда в курсе, с чем придется иметь дело, и делать выбор, который во многом зависит от того, как лучше для проекта. Если этот актер идеально подходит, то делаем глубокий вдох и приступаем – да, это будет вызов, но оно того стоит. А в других случаях говоришь «нет, жизнь слишком коротка для этого!» и ищешь кого-то еще. Но, в большинстве своем, звезды – профессионалы, которые в первую очередь думают о своем персонаже и о проекте.  

– А есть какой-то универсальный способ, как актеру «влюбить» в себя кастинг-директора? 

– На самом деле – никак. Актеры часто думают, что если они не получили роль, то, значит, сделали что-то не так. Говорят: «Дайте мне попробовать еще раз!» – но это не поможет. Правда в том, что они просто не подошли. Или – что кто-то другой подошел лучше. Или – четче вписался в актерский ансамбль. Думаю, в первую очередь нужно быть честным и настоящим в своей работе. А насчет лайфхаков… Могу поделиться одним. Для актеров, особенно если они из Восточной Европы и хотят сниматься в международных проектах, очень важна качественная видеопрезентация. Научитесь хорошо снимать сами себя. Найдите в квартире точку с хорошим светом – снимайте везде, протестируйте всю квартиру. «О, в этом кресле, под таким углом, в 4 часа дня, когда свет падает именно вот так, в этой одежде и с таким макияжем я выгляжу хорошо!» – все детали важны. И таким образом, когда придет время, вы будете готовы: вам не придется обо всем этом переживать – вы уже знаете, где сесть, что надеть, как накраситься, чтобы показать себя в лучшем виде. Сделайте все это и… отпустите. Остальное – вне вашего контроля.  

Фото - Юрий Бондаренко

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''