Facebook LiveJournal Twitter

Венеция. Открытия на открытии

11:00 01.09.2011 4

Ящерица бегает по полу, а пару часов назад в гостиную влетела летучая мышь, о которой предупреждал домохозяин и советовал ночью окна прикрывать ставнями. Напор воды в душе традиционно для Венеции – ниже всяких ожиданий. Ему под стать Интернет: в квартире его нет вообще, а существующая общественная сеть ловится лишь в парке у причала, куда приходится бегать всякий раз, когда нужно проверить почту. Поселился я на островке Святой Елены, который мой приятель Тарасов сперва принял за то самое место, куда сослали Наполеона,  и даже грозился  пройтись по наполеоновским местам.

До Лидо, где проходит фестиваль – веслом подать: одна остановка на вапорретто – маршрутном катерке, какие перевозят людей с острова на остров.

Вчерашний день начался с того, что боясь не попасть, ввиду хайповости, на фильм Джорджа Клуни, я решился выехать за час до начала сеанса. Каннский опыт, всякий раз, внушает странные мысли о том, что в последний момент тебя-то как раз и не пустят. Уровни аккредитации здесь тоже существуют. Правда, не так много как в Каннах.

 

 

Ходынки на Клуни не было, как бы не расхваливала картину американская пресса. Хотя фильм, действительно прекрасный. Это наименьшее, что можно о нем сказать. Отсылающие своим названием к Цезарю, «Мартовские иды», фактически, о несовместимости этики и политики и конфликте между идеализмом и цинизмом в такой демократической стране, как США. Райан Гослинг играет по-комсомольски честного пресс-секретаря одного из кандидатов в президенты, а дело происходит во время предварительных выборов где-то в Огайо. Ушлыми игроками политической системы живут на экране Филипп Сеймур Хоффман, Пол Джаматти и сам Клуни.

 

Юной Эван Рейчл Вуд досталась роль молодой практикантки,  из-за которых рушатся планы одних, и случается крах иллюзий  у других. Но Клуни не был бы Клуни, если бы левые убеждения у него уравновешивались бы политкорректностью. Он бьет наотмашь, заставляя вспомнить голливудского красавца прошлой эпохи. Джон Кассаветес вот так же умудрялся играть в фильмах одних, чтобы иметь возможность снимать свои собственные. «Иды» сняты за какие-то смешные двадцать миллионов, а в производстве не была задействована ни одна из более-менее крупных американских студий. Первой на экране появился титр «кинокомпания Rai Cinema представляет». Подумалось, что Клуни стал независимым как Орсон Уэллс, умудрявшийся снимать то на марроканские, то на уругвайские деньги. А когда следом возникает «Cross Greek Pictures», начинаешь думать, что попал не туда.      

 

 

Клуни в Венеции уже больше чем гость, а в самой Италии - без пяти минут почетный гражданин. На озере Комо у него огромный особняк, где с минувших выходных гостит вся съемочная группа его нового фильма – Филипп Сеймур Хоффман, Эван Рейчл Вуд, Мариса Томэй, Пол Джаматти и близкий друг и партнер Клуни, продюсер и сценарист Грант Хеслов. Кроме прочих, в компанию затесались водящие дружбу с Клуни Синди Кроуфорд с мужем.


Местная пресса пишет о воскресном отдыхе этой пестрой компании, о бранче посреди озера Комо, под который Клуни специально нанял огромную яхту, и о холостом статусе Клуни, не сдержавшего прошлогоднего обещания женится…

 

 

После «Ид» отправился смотреть официально второй фильм открытия, снятый в ко-продукции Германии, Аргентины и России «Да здравствуют антиподы!» - российского документалиста Виктора Косаковского, о котором прежде я больше слышал, чем смотрел. Согласно легендам, Косаковский – человек мира, которого еще в конце перестройки откомандировали в Аргентину на съемку, и благополучно забыли о его существовании. Меж тем, Косаковский давно прослыл кандовым визионером и креативным гением документального кино, которого принадлежащая фон Триеру студия «Центропа» пыталась сделать руководителем документального отдела, и очень уважала опальная Лени Рифеншталь.

                                                  Косаковский в Венеции 

Новый фильм Косаковского по замыслу напоминает его «Среду», где автор, начав с собственного дня рождения – 19 июля 1961 года – плавно переходит к другим людям, родившимся в этот же день. «Антиподы» названием своим («Vivan las antipodas!») и замыслом обязаны Аргентине. Будучи там, Косаковский задумался, вдруг о том, что находится ровно на другом конце Земли. Оказалось – Шанхай. На вопрос, почему автор не попробовал показать противоположную, например, Красной пощади точку, Косаковский ответил, что там - вода. «Антиподы» сняты так, что обзавидовался бы даже Готфри Реджео. Косаковский умело рифмует застывшую лаву вулкана на Гавайях с морщинистой кожей африканского слона в Ботсване, а тихую жизнь двух аргентинских братьев где-то на задворках цивилизации с шумом и суетой современного Шанхая.  

                                           Кадр из фильма Косаковского "Vivan las antipodas!"

«Антиподы» россияне без всякой рефлексии называют своими, хотя иностранных денег там куда больше российских, за которые отвечал значащийся одним из продюсеров Александр Роднянский. По-настоящему русских картин в Венеции четыре: десятиминутная короткометражка любимого здесь Алексея Германа младшего «Спасатели», «Портрет в сумерках» - эротическая драма Ангелины Никоновой и Ольги Дыховичной, «Бирмингемский орнамент» Андрея Сильвестрова и Юрия Лейдермана. И угодивший в большой конкурс «Фауст» Александра Сокурова, на которого больше Венеции когда-то рассчитывали Канны. Но, на радость первой, Сокуров не успел закончить фильм вовремя.  

Украина тоже могла бы быть в венецианском конкурсе, если бы новая картина Евы Нейман («У реки» 2006г.), поставленная снова по книге Фридриха Горенштейна, прошла отбор. Но ей, увы, отказали.

 

Второй день фестиваля грозит быть куда более жарким, чем открытие. Сначала дадут нового Поланского, потом – черт бы ее взял!!! – Мадонну, а следом Филиппа Гарелля. У Поланского, который, видимо, из-за боязни вновь оказаться за решеткой, делегировал представлять кино артистов, речь идет о мелкой драке двух подростков закончившейся большими неприятностями для их родителей. Их в «Резне» сыграли англичанка Кейт Уинслет, открытый Тарантино австриец Кристоф Вальц, американцы Джоди Фостер и Джон Си Райлли.

 

Все они помогут Поланскому, очевидно, взять недостающего в коллекции трофеев, венецианского льва. 

 

Мадонна, три года назад попытавшаяся одолеть режиссуру страшно бездарной картиной «Грязь и мудрость», сделала попытку номер два. Как и в первый ее опыт, здесь ей как минимум грозит очередной грандиозный ажиотаж, каким бы ужасным ни был «W.E.» (второе название «Мы верим в любовь»).


Фильм, в котором параллельно рассказывается о романе между Эдуардом VIII и Уоллис Симпсон, и страсти, вспыхнувшей между аристократкой и русским бодигардом, взяли под свое крыло свирепые братья Вайнштан и теперь хищно пушат его на будущий «Оскар». 

                                  кадр из фильма "W.E." 

Про методы этих вышибал от кино ходят легенды. Скорсезе, с которым  Вайнштайны работали на «Бандах Нью-Йорка», был вынужден нанять специальную охрану, а перебравшись в Италию, где проходили съемки, - рвал телефонные провода, дабы избавиться от постоянных атак со стороны злобных продюсеров.  

Филлип Гаррель хоть и проходит по ведомству культовых и загадочных режиссеров Франции, - совсем не мой любимый автор. Но пропустить его «То лето страсти», где в дуэте играют Моника Беллуччи и его сын - Луи Гаррель, было бы глупо. Тем более, про него пишут как про одного из главных фаворитов нынешнего венецианского конкурса.

Рассвело. Моя летучая мышь улеглась спать где-то под потолочными балками. Пора бежать на вапоретто. 


 

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''