Facebook LiveJournal Twitter

Федор Бондарчук – о Шерлоке, Акунине и магии

10:00 24.02.2012 0

5 апреля на отечественные экраны выходит российский приключенческий фильм «Шпион», снятый по книге Бориса Акунина «Шпионский роман». Действие разворачивается весной 1941 года в центре Москвы, где представители двух разведок – немецкой и советской – пытаются перекроить историю. Цель тайной операции Гитлера – дезинформировать Сталина о планах нападения на СССР. Гению фашистской разведки противостоят старший майор Октябрьский и лейтенант Дорин.

Прекрасная литературная основа, режиссер-дебютант (до «Шпиона» на счету Алексея Андрианова были сплошь короткометражки), многообещающий актерский состав (Данила Козловский, Владимир Епифанцев, Виктория Толстоганова, Виктор Вержбицкий, Алексей Горбунов, Андрей Мерзликин и др.) – все это, как минимум, интригует. Главную роль в фильме исполнил Федор Бондарчук. Именно он и делится мыслями о фильме:

О своем персонаже

- В его биографии – достаточно загадок. У Акунина все романы со вторым, третьим дном, во всем есть скрытые смыслы: например, фамилия Октябрьский – это знак, до революции 1917 он носил фамилию Романов и это тоже знак. Октябрьский Родину любит, что для меня важно, он свято верит в торжество справедливости и свято пытается выполнить свой долг. Еще одна из его интересных черт – аскетизм, в фильме поэтому даже нет квартиры Октябрьского. По книге, он живет в доме на Набережной, где есть только табуретка, жесткая кровать, шкаф, два костюма и бритвенные принадлежности. Вот такой персонаж, при этом – холеный мужчина. Я знаю таких: у них всегда до блеска начищенные сапоги и идеально сидящий мундир. Так что легко могу представить себе Октябрьского, стирающего и занятого глажкой ночью. И потом, он лысый и усатый (смеется)… Эти галифе, подтяжки, перчатки, фуражки, кожаный пиджак, сапоги – все тебя меняет, невольно даже двигаться начинаешь по-другому. А эти его усы? Они тянут к полу. Не говоря уже о том, что жить с такими усами в современном мире – это постоянно подвергаться насмешкам. В статьях, посвященных премьере «Брестской крепости», журналисты писали не о фильме, а о том, что я сбрил усы!  Это же совершенное безумие. С этими усами я на себя не мог в зеркало смотреть. Но как только одевал костюм Октябрьского, все само по себе начинало складываться, взгляд становился другим. Акунин мне сказал: «Я вам ничего не буду советовать, потому что вы сами придумаете, как играть Октябрьского. Единственное, что для меня важно: биография этого человека должна читаться в его глазах». Мне кажется, Акунин моим Октябрьским доволен – он мне сказал такие хорошие слова.

Шпион, Шпионский роман, Федор Бондарчук, Борис Акунин, премьера, Алексей Андрианов, Никита Михалков

Персонаж Бондарчука лыс, усат, аскетичен и любит Родину 

Шпион, Шпионский роман, Федор Бондарчук, Борис Акунин, премьера, Алексей Андрианов, Никита Михалков

Усы, которые тянут к земле 

Шпион, Шпионский роман, Федор Бондарчук, Борис Акунин, премьера, Алексей Андрианов, Никита Михалков

С развитием событий в фильме их форма меняется

О съемках

- Одна съемка была особенная, я бы даже сказал, что у меня с ней связана магическая история. Мы снимали эпизод, как Октябрьский танцует танго в ресторане с потрясающей женщиной, звездой Советского кино, а я надорвал спину, и меня напичкали какими-то болеутоляющими. И вот танцую я и понимаю, что мир вокруг каким-то удивительным образом – то ли благодаря усилию художников-постановщиков, то ли под действием всех этих лекарств – начинает трансформироваться: я реально ощущал запах «Шипра» на стоящих вокруг офицерах и «Красной Москвы» на девушках. Это было удивительное погружение в другое время. Возникшее тогда состояние сопровождало меня потом на протяжении всего съемочного периода: помню, даже ощущал особый привкус во рту от газовых горелок в коммуналке... До сих пор со мной такого никогда не было. Честно говоря, обычно на съемочной площадке я чувствую себя немножко ряженым, как на сцене театра.    

Шпион, Шпионский роман, Федор Бондарчук, Борис Акунин, премьера, Алексей Андрианов, Никита Михалков

Женщина, и правда, потрясающая 

Шпион, Шпионский роман, Федор Бондарчук, Борис Акунин, премьера, Алексей Андрианов, Никита Михалков

Та самая сцена 

О режиссере

- Леша Андрианов – ученик Хотиненко. Я видел его студенческие работы, они произвели на меня сильнейшее впечатление. Он – перфекционист в вопросах, связанных с изображением, композицией и построением кадра. И главное, что всех подкупило, - свой концепт: он преподносит «Шпионский роман» как русский комикс, основанный на символах, образах, легендах советской эпохи. Я восхищаюсь режиссером «Шпиона» и не скрываю, что ему принадлежит восемьдесят процентов находок в моей работе над ролью Октябрьского. Это освободило  меня от необходимости быть режиссером на площадке, что очень часто со мной случается, когда я снимаюсь как актер в чужих фильмах. 

О своем напарнике

- Данила Козловский – дико востребованный актер, который стоически не хочет уходить из театра, поэтому в дни съемок он жил между небом и землей, в самолете или в поезде «Петербург-Москва» и «Москва-Петербург». Наблюдать его спящим на площадке в перерывах – это было нормально. А под боком у него всегда лежал «Шпионский роман». Он с книгой не расставался. И в роль свою он стремился внести вкус атмосферы и вкус слов Акунина. Как партнер он великолепен, блистателен и корректен. На площадке мы с ним были на «вы», что мне нравится – это уважение к профессии. Плюс энергетический обмен – между нами будто какой-то сговор образовался. Такое бывает между актерами в театре, когда они долго вместе работают на одном спектакле. 

Шпион, Шпионский роман, Федор Бондарчук, Борис Акунин, премьера, Алексей Андрианов, Никита Михалков

"На площадке мы с Козловским были только на "вы" 

О книгах Бориса Акунина

- Я прочитал всего Акунина, он прекрасен и велик! «Шпионский роман» появился в моей жизни лет пять тому назад, когда позвонил Никита Михалков и сказал: «Прочитай «Шпионский роман», посмотри его на предмет Октябрьского». Так я его тогда не то что бы прочитал, а просто сожрал за несколько часов. Книга невероятно увлекательная: совершенная в жанре, фантастическая по темпу и напряжению. И, конечно, Октябрьский меня заинтересовал. Потом я перечитывал роман раз шесть, не меньше.

О детстве

- В детстве одним из моих любимых писателей был Конан Дойл. Поэтому впечатления от «Шпионского романа» невольно связаны у меня еще и с  воспоминаниями о детстве, когда ты едешь в метро от одного педагога к  другому, держа в руках известную черную книжку с золотом написанным именем «Конан Дойл». Такое наслаждение! Наслаждение буквами, которые соединяются в слова, вышивают предложения, а предложения рождают фантазии. Наслаждение от запаха бумаги, от  чтения даже тактильное – от переворачивания страниц... Вот почему мне лестно, что иногда наш тандем с Данилой Козловским сравнивают с тандемом Шерлока Холмса и доктора Ватсона.

Шпион, Шпионский роман, Федор Бондарчук, Борис Акунин, премьера, Алексей Андрианов, Никита Михалков

В этом картузе дейтвительно есть что-то "холмсовское" 

Шпион, Шпионский роман, Федор Бондарчук, Борис Акунин, премьера, Алексей Андрианов, Никита Михалков

Кто сыграл этого персонажа, пока неизвестно 

Обычно Федор Бондарчук на похвалы довольно скуп, а тут даже признался, что «горевал по замечательному съемочному периоду» и очень не хотел расставаться со своим персонажем Октябрьским, что переживает впервые в жизни. Если все это вызывает у вас любопытство - ждите. А пока утолить его  можно только  трейлером:

По материалам пресс-службы компании "Интер-фильм"

Фото - kinopoisk.ru 

Обнаружив ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Новости партнёров:

Loading...
''